Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   BOAI: наука должна быть открытой Обратите внимание!
 
  Наука >> История >> Отечественная история >> История Русской Православной Церкви | Научные статьи
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
 См. также

Научные статьиИстория русских зарубежных церковных разделения в ХХ веке

Аннотации книгПопов А. В. Российское православное зарубежье: история и источники

Аннотации книгНовое исследование по истории российского православного зарубежья

В 1918-1922 гг. в России шла ожесточенная братоубийственная гражданская война. Страна была разделена на множество частей и частичек, много раз переходящих от одной власти к другой. Временные Высшие Церковные Управления на территориях, контролируемых белогвардейскими правительствами
13.11.2009 11:53 | Русское Зарубежье
    

Попов А.В. Временные Высшие Церковные Управления на территориях, контролируемых белогвардейскими правительствами // История белой Сибири. Материалы VI международной научной конференции. 7-8 февраля 2005 г. - Кемерово, 2005. - С. 180-188

Временные Высшие Церковные Управления на территориях, контролируемых белогвардейскими правительствами

Фронты Гражданской войны разделили страну на множество частей. Нормальное сообщение между различными регионами страны было затруднено. Епархии, находящиеся на территориях, контролируемых различными белогвардейскими правительствами, лишились связи с патриархом и Священным Синодом. В этих условиях возникла идея об образовании временных высших органов церковного управления, которые должны были решать вопросы, выходящие за рамки полномочий епархиальных архиереев. Решение о создании таких временных органов управления принимались на церковных совещаниях и Соборах. Это был очень опасный путь, так как изначально самовольно узурпировалась высшая церковная власть - власть Патриарха и Священного Синода. Тем не менее, не без давления белогвардейских властей, на отдельных территориях России были созданы Временные Высшие Церковные Управления.
Первым было образовано Сибирское Высшее временное церковное управление. В ноябре 1918 г. в Томске состоялось Всесибирское соборное церковное совещание, в котором приняли участие 13 архиереев, возглавлявших епархии Поволжья, Урала, Сибири и Дальнего Востока, а также 26 членов Всероссийского Собора. Почетным председателем совещания был избран митрополит Казанский Иаков (Пятницкий). На совещании было принято решение об организации ВВЦУ. Первоначально ВВЦУ было сформировано в Уфе. В задачи нового органа церковного управления входили организация и регулирование церковной жизни на территориях, отрезанных от высшей церковной власти. Окончательно ВВЦУ было оформлено лишь на Сибирском Поместном Соборе, состоявшемся позднее в Омске (1). Возглавил ВВЦУ архиепископ Омский и Павлодарский Сильвестр (Ольшевский). При создании ВВЦУ предполагалось, что после восстановления связи со Святейшим Синодом и Патриархом ВВЦУ даст отчет о своей деятельности Патриарху, после чего прекратит свою работу. Для руководства ВВЦУ А.В. Колчак создал министерство вероисповеданий, которое должно было контролировать деятельность это органа церковного управления. Министром исповеданий был назначен профессор Томского университета доктор церковного права П.А. Прокопьев. Правительство А.В. Колчака финансировало деятельность ВВЦУ, ежемесячно выделяя на его нужды 32350 рублей. Церквям и монастырям были возвращены конфискованные ранее земли, в школы вернули обязательное преподавание закона божьего.
Адмирал Колчак надеялся, что Православная Церковь поможет ему одержать решительную победу над большевизмом. В связи с этим он говорил: Ослабла духовная сила солдат. Политические лозунги, идеи Учредительного собрания и неделимой России больше не действуют. Гораздо понятнее борьба за веру, а это может сделать только религия(2). В беседе с корреспондентом газеты Русская армия верховный правитель признался: Единственная наша надежда - это святая наша Церковь. Официальная колчаковская печать провозглашала, что вооруженная борьба идет за православную веру и Церковь. 11 июля 1919 г. Русская армия писала: Идет война не за приобретение территории неприятеля, не из-за каких-либо корыстных целей, а война, главным образам, за Святую Православную Церковь(3). Эта позиция находила поддержку у православных иерархов и священников, оказавшихся на территории, контролируемой правительством Колчака. Церковное совещание в Томске в ноябре 1918 г. обратилось с Воззванием к воинству, подвизавшемуся на всех фронтах: Встаньте теснее около своего верховного вождя, плотнее сомкните вокруг него свои ряды, чтобы защитить Отечество от насильников и предателей. Воззвание подписали архиепископ Омский и Павлодарский Сильвестр, архиепископ Симбирский и Сызранский Вениамин, протоирей Владимир Садовский, профессор В. Писарев(4). Всесибирское соборное церковное совещание провозгласило: Пастыри церкви имеют нравственное право на борьбу с большевизмом, и никто не должен рассматривать эту борьбу как неподобающую церкви, как вмешательство церкви в политические общественные цели государства. Духовенство активно включилось в политическую борьбу, регулярно служились молебны о дарование победы белому воинству, были организованы вагоны-церкви для поездок на фронт, введены должности епископов армии, главных священников фронтов и другие. При поддержке ВВЦУ начали организовываться дружины Святого Креста, являвшиеся добровольческими воинскими частями для борьбы с большевиками как вероотступниками. Кроме обычной присяги дружинники давали клятвы перед крестом и Евангелием.
Еще более укрепило позиции адмирала Колчака благословение на вооруженную борьбу с большевизмом Патриарха Тихона, переданное через епископа Камчатского Нестора. Более того, 1 сентября 1919 г. епископ Нестор после богослужения в честь Святителя Тихона Задонского в одном из храмов Омска передал народу словесное обращение Патриарха: Скажите народу, что если они не объединятся и не возьмут Москву опять с оружием, то мы погибнем и Святая Русь погибнет вместе с нами. Сведения о выступлении епископа Нестора с оглашением призыва, якобы переданного Патриархом Тихоном, были опубликованы не только в белогвардейской, но и в советской, а также в иностранной печати(5). Патриарху Тихону впоследствии пришлось давать объяснения в ЧК по поводу благословения Колчака на борьбу с советской властью и обращения к народу с призывом идти на Москву. Патриарх решительно отмежевался от обвинений ввиду их явной абсурдности. На допросе Патриарх заявил, что епископ Нестор покинул Москву в начале лета 1918 г., когда о Колчаке и его правительстве еще никто ничего не слышал, соответственно епископа Нестора он ни с каким поручением никуда не отправлял. Это объяснение удовлетворило чекистов и лично допрашивавшего Патриарха Лациса. На наш взгляд, Патриарх был искренен. По дороге в Омск епископ Нестор был в Казани, Киеве, Одессе, Ялте. В дальнейшем его путь в Омск проходил через Константинополь, Египет, Гонконг, Шанхай, Японию, Харбин. В Крыму он некоторое время находился в расположении войск генерала А.И. Деникина, но ни разу не упомянул о призывах Патриарха о начале вооруженной борьбы с большевиками. В настоящее время не обнаружены документы, подтверждающие одобрение Патриархом Тихоном создание ВВЦУ в Сибири и благословение им на вооруженную борьбу с большевизмом адмирала Колчака.
В конце 1919 г. Сибирское ВВЦУ вместе с отступающими войсками Колчака переместилось в Иркутск. После разгрома Колчака часть членов ВВЦУ и духовенства армии Колчака смогла перебраться в Шанхай, Харбин и Владивосток. Впоследствии многие из них вошли в состав Зарубежной Церкви.
На последнем клочке русской земли, остававшемся свободным от большевиков к 1922 г. - в Приморье также предпринимались попытки организации Временного высшего церковного управления. В сентябре 1922 г. в Уссурийске прошло совещание епископа Харбинского и Маньчжурского Мефодия, епископа Забайкальского и Нерчинского Мелетия, епископа Владивостокского и Приморского Михаила, епископа Токийского и Японского Сергия, епископа Камчатского и Петропавловского Нестора. На совещании было решено провести во Владивостоке 22 октября 1922 г. Дальневосточный Поместный Церковный Собор. На Соборе планировалось создать Временное Высшее управление Дальнего Востока. Однако под ударами большевиков войска Приамурского Земского Правительства были разгромлены. В рапорте на имя Архиепископа Харбинского и Маньчжурского Мефодия Главный священник Земской Рати Протоиерей Леонид Викторов сообщал: В конце октября 1922 года войска Земской Рати под давлением большевиков должны были оставить пределы Приморской области и перейти через границу, частию в Китай, частию - в Корею. При оставлении Владивостока мной было сообщено военному духовенству о тех тяжёлых перспективах, какие на чужбине ожидали каждого из нас, и поставлен вопрос о свободном выборе решения каждым священником. Часть духовенства, после этого, осталась в городе Владивостоке, часть заявила о желании следовать с частями Рати за границу и разделить общую судьбу. Перед переходом границы, в последний раз Господь привёл служить Божественную Литургию в Ново-Киевском селе и здесь уже почувствовалось, что наступает какой-то решительный момент; все испытывали особенно тревожное душевное состояние и перед всеми, как перед пастырями, так и перед воинами стоял ребром вопрос: Что же дальше, где когда и как Господь приведёт молиться в будущем?. Но жребий был брошен и новый крест стал неизбежен и каждому определён Всевышним. Войска, их семьи, старые и малые двинулись - одним пешком в Китай, другие - пароходами в Корейские порты. Что ожидало всех и каждого в чужой земле, было полнейшей неизвестностью; все предположения и планы рушились сами собой Донося о вышеизложенном Вашему Высокопреосвященству, должен засвидетельствовать, что все беженские организации разбросанные по Китаю и Корее, единодушно мыслят себя находящимися под Вашим Архипастырским попечением и лелеют мысль, что на совершение богослужения, и, особенно, Божественной Литургии в текущие дни Св. Четыредесятницы и Великого Праздника - Светлого Христова Воскресения последует разрешение и святительское благословение. Такое желание беженских групп обуславливается глубоким уважением всех воинских чинов Вашего Высокопреосвященства и естественным тяготением к Харбину, как единственной Епархии, свободной от большевицкого засилья и растлевающего влияния живой церкви(6). Так для многих русских людей, в том числе русских иерархов и священников, начался трагический путь изгнанников(7). Большинство дальневосточных беженцев осело в Китае. В Китае нашли пристанище сразу несколько архиереев, прибывших из Забайкалья и с Дальнего Востока. Стрем-ление к упорядочению церковной жизни в условиях оторванности от Московской церковной власти привело к образованию в 1921 г. Пекинской и Харбинской епархий, находившихся в ведении Зарубеж-ного Архиерейского Синода. Впоследствии Китай стал одним главных центров русского православного рассеяния.
Наибольшее значение для дальнейших судеб русского зарубежного православия имело ВВЦУ юго-востока России. Фактически оно стало основой того нового юрисдикционного образования, которое стало называться в будущем Русской Православной Церковью за границей.
Так же как в Сибири и на Дальнем Востоке на юго-востоке России прервалась связь с Патриархом.. Вопросы, превышавшие компетенцию епархиальных архиереев, не решались. Это затрудняло организацию церковной жизни на территории, контролируемой войсками генерала А.И. Деникина. Вдохновителем и организатором образования ВВЦУ юго-востока России стал главный священник Добровольческой армии протопресвитер Георгий Шавельский. О. Георгий вспоминал: Получилось странное явление: огромная территория, почти весь юго-восток России, с несколькими епархиями оказалась без высшей церковной власти, которая одна могла бы направлять, и исправлять церковную жизнь. Необходимость её была очевидна(8). Отец Георгий Шавельский убедил А.И. Деникина в необходимости создания высшей церковной власти. 2 марта 1919 г. Деникиным было подписано письмо на имя Донского архиепископа Митрофана (Симашкевича), в котором он просил созвать совещание епископов и членов епархиальных советов. Планировалось пригласить на совещание пребывающих в Одессе архиереев и членов Всероссийского Церковного Собора. Совещание состоялась 26 апреля 1919 в Екатеринодаре. В его работе приняли участие митрополит Одесский Платон (Рождественский), архиепископы Таврический Димитрий (Абашидзе) и Екатеринославский Агапит, а также несколько членов Всероссийского Церковного Собора. С главным докладом выступил протопресвитер Шавельский, который обосновал необходимость образования ВВЦУ. О. Георгия поддержал митрополит Платон, предложивший для учреждения ВВЦУ созвать Церковный Собор. На совещании были приняты следующие решения:
1) От имени собрания просить старейшего Ставропольского архиепископа Агафодора (Преображенского) созвать в г. Ставрополе Поместный Собор;
2) Собор составить из всех находящихся на территории добрармии епископов и членов Всероссийского Церковного Собора, присоединив к ним по четыре представителя от каждой епархии;
3) командировать в Ставрополь представителей епископата, клира и мирян для переговоров с архиепископом Агафодором (Преображенским);
4) просить главнокомандующего генерала Деникина об отпуске на расходы 50 тысяч рублей.
Созыв Собора намечался на 18(31) мая 1919 г. Практически открытие состоялось днем позже. Протопресвитер Г. Шавельский вспоминает, что когда он приехал в Ставрополь к архиепископу Агафодору для переговоров о созыве собора архиереев, оторванных от центральной церковной власти, он встретил решительный протест: нельзя открывать собор без разрешения Патриарха. Слова Шавельского о том, что собор открывается именно потому, что невозможно сноситься с патриархом, что патриарх ничего не будет иметь против этого доброго и необходимого дела, старейшего владыку не убедили, но в конце концов он дал свое согласие. В соборных заседаниях принимали участие 68 человек, среди которых было 11 епископов, 22 священника, 1 монашествующий и 34 мирянина. Некоторые из них были членами закончившегося семь месяцев назад Поместного Московского Собора 1917-1918 гг.(9)
Собор рассмотрел и принял проект Временного Высшего Церковного Управления на Юго-Востоке России (ВВЦУ) ...до установления правильных сношений с патриархом Тихоном. В соборном послании по поводу образования ВВЦУ говорилось о его подотчетности патриарху Тихону после ...трепетно ожидаемого освобождения Великого Отца и Патриарха нашего... от большевиков. Фактически учрежденное Собором ВВЦУ было облечено всей полнотой власти до восстановления связи с Патриархом, когда оно немедленно должно было сложить свои полномочия.
Председателем ВВЦУ стал архиепископ Новочеркасский и Донской Митрофан (Симашкевич), товарищем председателя - Таврический архиепископ Димитрий (Абашидзе), члены ВВЦУ- протопресвитер Г. Шавельский, протоиерей А.П. Рождественский, профессор Ростовского Университета П.В. Верховский и граф В.В. Мусин-Пушкин.
В конце августа 1919 г. в Таганрог прибыл митрополит Антоний (Храповицкий). О. Георгий Шавельский вспоминал, что члены ВВЦУ и лично генерал Деникин сильно опасались, что митрополит Антоний не признает ВВЦУ как неканоническое учреждение и поведет самостоятельную политику. Первоначально так и случилось: владыка Антоний был настроен резко отрицательно по отношению к ВВЦУ и его деятельности, но после беседы с А.И. Деникиным он вошел в состав ВВЦУ и принял звание Почетного председателя ВВЦУ. Позднее митрополит Антоний согласился с предложением ВВЦУ принять управление Кубанской епархией. Тут не обошлось без вмешательства и давления со стороны светской власти на Церковь в лице её выдающегося иерарха. По словам о. Георгия Шавельского, генерал Деникин в весьма грубой форме потребовал от митрополита Антония признать ВВЦУ и войти в его состав.
Работа ВВЦУ протекала в форме периодически созываемых сессий. При Деникине состоялось 14 сессий, при Врангеле - 11. Каждая сессия продолжалась от двух до пяти дней. Управление имело постоянный штат и ответственного руководителя в лице председателя. Управляющим канцелярией состоял Екзакустодиан Махароблидзе, старый и опытный работник полевой канцелярии дореволюционного протопресвитера. Открытие ВВЦУ состоялось 5(18) июня 1919 г. в г. Екатеринодаре. Всего после создания ВВЦУ юга прошло 25 заседаний.
В деятельности ВВЦУ на юге России в 1919-1920 гг. закладывались основы, происходило становление того, что впоследствии стало именоваться Русской Православной Церковью за границей. В этот период происходила апробация новых форм и методов церковного управления в условиях отсутствия руководства со стороны высшей церковной власти в лице Патриарха и Священного Синода. Таким образом, учрежденное на Соборе ВВЦУ юго-востока России с самого начала своей деятельности оказалось вполне реальной альтернативой патриаршей власти(10). В это время были посажены первые ростки вольного отношения к канонам и церковной дисциплине. Впоследствии эти ростки дали обильные всходы в эмиграции и принесли тяжкие беды Русской Церкви. Как часто бывает, благими намерениями вымощена дорога в ад. ВВЦУ юго-востока России возникло как временное учреждение, которое после восстановления связи с Патриархом и отчета о всех своих деяниях, должно было прекратить свою деятельность. Но этого не произошло: многое, задумываемое как временное, в силу политических и других причин, становится постоянным.
ВВЦУ было эвакуировано из Крыма вместе с Белой армией в Константинополь. Почти сразу же после прибытия в Константинополь ВВЦУ было переименовано в Высшей Русское Церковное Управление за границей. С этого момента начинается история Русской Православной Церкви за границей.
В 1918-1922 гг. в России шла ожесточенная братоубийственная гражданская война. Страна была разделена на множество частей и частичек, много раз переходящих от одной власти к другой. Оторванные от Москвы фронтами гражданской войны огромные территории на Украине, Кубани, Урале, Сибири и Дальнем Востоке лишились связи с Высшим Церковным Управлением в лице Патриарха Тихона, Священного Синода и Высшего Церковного Совета. В епархиях, находившихся под контролем белых правительств, к иерархам и приходским священникам, продолжавшим окормлять свою паству, добавились многочисленное военное духовенство и священники - беженцы. В условиях Гражданской войны для многих епархий стала невозможной регулярная связь с церковным центром и Патриархом, находившимися в Москве. Церковно-административное руководство было нарушено. Сложилась ситуация, когда вопросы, превышающие компетенцию епархиальной власти, оставались без разрешения. В целях восстановления церковно-административного управления некоторые иерархи и священники, поддержанные руководством белого движения, искали возможность организационного оформления в виде временных автономных структур управления высших, чем епархиальные. Сделать это, не нарушив каноны, было чрезвычайно сложно, фактически невозможно. По церковным правилам какое бы то ни было новое церковное управление в пределах Русской Церкви могло возникнуть только с разрешения или санкции Патриарха и его Синода и Совета. Связь же с Патриархом была прервана. Тем не менее часть русской православной иерархии не без политического давления пошла на пусть и вынужденное, но нарушение канонов и учредила без разрешения Патриарха временные высшие органы управления. Эти временные органы, как показали дальнейшие события, во многом стали орудиями политической борьбы, став марионетками в руках сначала того или иного белого правительства, а впоследствии различных эмигрантских политических группировок.
Отрицательную роль в налаживании церковной жизни на территориях, покинутых белыми армиями, сыграло то обстоятельство, что многие епархии оказались без правящих архиереев и священников, покинувших Россию вместе с белогвардейцами. Как пишет И.А. Стратонов: целый ряд епархий оказался под управлением Патриарха, но без епископов, с епархиальными органами, находящимися в совершенно хаотическом состоянии(11). Такое положение сильно затруднило деятельность Патриарха Тихона и Святейшего Синода по налаживанию церковной жизни на этих территориях. Следует отметить, что из всех епископов только епископ Вениамин (Федченков), будучи епископом белой армии и флота, покинул Россию вместе со своей паствой, то есть остался пастырем при ней.
Временные Высшие Церковные Управления явились первым опытом автономного церковного управления в обход высших органов власти РПЦ. Именно из Временных Высших Церковных Управлений организационно выросла РПЦЗ. В большей мере это относится к ВВЦУ юго-востока России. Впоследствии это привело к трагическому расколу некогда единой Русской Православной Церкви на несколько ветвей и юрисдикций.



Примечания

1. Кашеваров А.Н. Временные церковные управления на территориях, занятых белыми // История Русской Православной Церкви в ХХ веке (1917-1933 гг.). Материалы конференции в г. Сантендре (Венгрия) 13-16 ноября 2001. - Петрозаводск: Издание Обители Преп. Иова Почаевского в Мюнхене. - 2002. - С. 73
2. Там же, С. 74
3. Русская армия. Омск. - 1919. - 11 июля
4. Звягин С.П. Православное духовенство и режим А.В. Колчака // Макарьевские чтения: материалы второй международной конференции (21-22 ноября 2003 года) / Отв. ред. В.Г. Бабин. Горно-Алтайск.: Горно-Алтайский государственный университет. - 2004. - С. 141
5. Божией милостью архиерей Русской Церкви. Три жизни митрополита Нестора Камчатского / Автор-составитель С. Фомин. - М.: Правило веры. - 2002. - С. 47
6. ГА РФ, Ф. 6343, оп.1, д.235, лл. 1-10
7. Попов А.В. Из истории Русской Православной Церкви на Дальнем Востоке (Китае, Корее и Японии) // Христианство на Дальнем Востоке. Материалы международной научной конференции. - Владивосток: ДВГУ. - 2000. - С. 149-154
8. Шавельский Георгий, протопресвитер. Воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота (репринтное воспроизведение издания 1954 г.). Т.2. - М.: Крутицкое Патриаршее Подворье. - 1996. - С. 329 С.
9. Русак В.С. Церковные расколы ХХ века. Русская зарубежная Церковь и Московский Патриархат. // Международные Макарьевские чтения, посвященные 210-летию со дня основателя Алтайской духовной Миссии Св. Макария. - Горно-Алтайск: Горно-Алтайский государственный университет. - 2002. - С. 99-100
10. Энеева Н.Т. Судьбы Русской Православной Церкви в годы Гражданской войны (1918-1920-е гг.) и истоки юрисдикционного раскола // Русских исход. Сборник статей / Серия Русское зарубежье. Источники и исследования. - СПб.: Алетейя. - 2004. - С. 299-300
11. Стратонов И.А. Русская церковная смута (1921-1931) // Из истории христианской церкви на родине и за рубежом в ХХ столетии. Сборник / Материалы по истории церкви. Вып. 2. - М.: Крутицкое Патриаршее Подворье. - 1995. - С. 37-38


Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования