Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Зарегистрируйтесь на нашем сервере и Вы сможете писать комментарии к сообщениям Обратите внимание!
 
  Наука >> Литературоведение >> История литературы >> История русской литературы >> Авторы | Научные статьи
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
 См. также

Популярные заметкиИван Яковлевич Билибин

ДиссертацииРусская художественная эмиграция в Европе

Научные статьиРоссия познаёт русское зарубежье

КнигиВласть и советское общество в 1930-е годы: англо-американская историография проблемы

В апреле 1928 г. Булгаков заключил договор с издательством С. Фишера, театральный отдел которого, получив текст пьесы Дни Турбиных на немецком языке, изданный в Берлине З.Л. Каганским, принял на себя обязательства по ее устройству на заграничных сценах Первое книжное издание Белой гвардии и первая зарубежная постановка пьесы по ней
2.06.2017 20:03 | Русское Зарубежье
    

Мишуровская М. В. Первое книжное издание "Белой гвардии" и первая зарубежная постановка пьесы по ней: К истории авторского права в советскую эпоху // Новое литературное обозрение. 2017. N 3 (145). С. 432-438

В декабре 1927 г. рижская газета Слово опубликовала заметку Допрос Булгакова(1). Текст заметки с некоторыми изменениями и под заглавием Булгаков в ГПУ? перепечатали парижская газета Дни и берлинская руль(2). В заметке Слова утверждалось: 2 декабря ГПУ вызвало писателя и драматурга М. Булгакова для допроса, в связи с появившимся заграницей его романом Дни Турбиных и пьесами Белая гвардия и Зойкина квартира.
О вызове Булгакова в ОГПУ, но в начале 1927 г. говорится в агентурной записке от 13 января 1927 г. В ней неизвестный осведомитель передает разговор Булгакова с В.В. Вересаевым. Автор Дней Турбиных признается своему собеседнику, что его вызвали в ОГПУ на Лубянку и спросили: почему он не пишет о рабочих? Если верить агентурной записке, Булгаков сообщил Вересаеву, что во все время разговора с сотрудниками этого ведомства ему казалось, что сзади его спины кто-то вертится, и у него было такое чувство, что его хотят застрелить(3).
Прямых доказательств вызова писателя в ОГПУ в декабре 1927 г. обнаружить не удалось (ни в корпусе публикаций, посвященных биографии писателя, ни в личных фондах Булгакова в НИОР РГБ и РО ИРЛИ). На наш запрос в Центральный архив ФСБ (ЦА ФСБ) с просьбой подтвердить или опровергнуть информацию газеты Слово, пришел ответ ( 10/Ф-М-103), в котором не содержится ни опровержения, ни подтверждения факта допроса Булгакова в декабре 1927 г. В письме сообщается: в 1995 г. копии 88 документов, имеющих отношение к биографии писателя, были переданы ЦА ФСБ в РГАЛИ для приобщения в личный фонд М.А. Булгакова. В РГАЛИ, как известно, нет личного фонда Булгакова: документы, касающиеся его жизни и творчества, рассредоточены по фондам организаций и личным фондам современников автора Дней Турбиных. Переданные ЦА ФСБ копии, среди которых есть несколько подлинных документов, хранятся в фонде Собрание архивов деятелей литературы (Ф. 2871). Среди материалов, касающихся Булгакова (фотокопии машинописной рукописи дневника писателя, осведомительных донесений и перлюстрированных писем(4)), в нем содержится письмо В.Л. Бинштока от 8 декабря 1927 г. с приложенной к нему программой спектакля Белая гвардия (Дни Турбиных) русского драматического театра в Париже(5). Именно это письмо позволяет отчасти реконструировать сюжет, связанный с возможным вызовом писателя в 1927 г. в ОГПУ.
В 1927-м 13 глав романа о Турбиных и фрагменты вышедшей из него пьесы печатаются за рубежом. Начиная с лета этого года - в периодике. Фрагменты романа Белая гвардия и второй редакции пьесы Дни Турбиных появляются на страницах эмигрантских газет в Болгарии (Русь), в Германии (Руль), во Франции (Дни), в Латвии (Сегодня и Слово), в США (Новое русское слово). Два отрывка из Белой гвардии публикует парижский журнал Иллюстрированная Россия.
Осенью 1927 г. одиннадцать глав романа с примыкающим к ним началом главы двенадцатой выпустило книгой парижское издательство Concorde. Почти одновременно тот же текст с пришитой к нему концовкой, написанной по канве четвертого акта второй редакции пьесы Дни Турбиных неизвестным автором, вышел в Риге в издательстве К. Расиньша "Литература". В конце 1927 г. текст второй редакции пьесы о Турбиных, запрещенный Главреперткомом к постановке в СССР, был переведен на немецкий язык К. Розенберг и издан в Берлине в филиале Concorde - издательстве З.Л. Каганского (Verlag S. Kagansky).
Текст романа (13 глав), распространившийся за границей, в 1925 г. был напечатан в СССР в журнале И.Г. Лежнева "Россия", закрытом в мае 1926 г. Тогда же опальный редактор сменовеховского журнала был выслан за пределы СССР. Ссылку он провел, работая в должности экономиста в торговом представительстве Советского Союза в Берлине. Интерес Лежнева к издательскому делу не ослабел и в ссылке(6). Издателем журнала в 1925 году был З.Л. Каганский, открывший в 1927 г. в Париже издательство Concorde, которое, выпустив всего одну книгу - роман Белая гвардия, в 1928 г. прекратило существование.
Главным лицом, ответственным за распространение текстов романа и пьес за пределами СССР, Булгаков считал З.Л. Каганского. Так и было. Но на публичные обвинения в адрес бывшего издателя России автор Дней Турбиных решился в январе 1928 г. Почему именно тогда?
Текст открытого письма, опротестовывающего право Каганского распоряжаться судьбой Белой гвардии за рубежом, писатель подготовил в конце ноября 1927 г.(7) На страницы парижской газеты Дни пересказ письма, опубликованного на французском языке в одном из январских номеров парижской газеты Комедия, попал 13 января(8). Информацию о том, что Каганский не состоит поверенным по <> литературным делам Булгакова(9), перепечатала газета Последние новости. Перевод на французский язык выполнил живший в Париже переводчик В.Л. Биншток(10), он же принял участие в его распространении.
Договор Булгакова с Каганским, заключенный в 1925 г., касался не только печатания Белой гвардии в журнале Россия, но и издания текста романа отдельной книгой. Отдельное издание булгаковского текста в СССР при его жизни не было осуществлено, но договор с Каганским был составлен так, что самостоятельно распоряжаться романом Булгаков не мог(11). Каганский уехал за границу, прихватив, если верить неоконченной повести тайному другу, роман, увесистый, как надгробная плита(12). Однако в периодике русского зарубежья печатались только те главы, которые были опубликованы в журнале Россия (хотя на тот момент Булгаковым уже были написаны 14-20-я главы, которые так и не были опубликованы в России, при этом журнальный вариант текста Белой гвардии был почти завершен). А отдельным изданием в Париже и Риге вышел текст, который был кем-то одинаково сокращен: почти вся 12-я глава и глава 13-я, напечатанные в журнале Лежнева, в издания, осуществленные Concorde и издательством Литература, не вошли.
Зарубежная судьба пьесы Дни турбиных в 1927 г. также оказалась в руках Каганского, который, если верить открытому письму, опубликованному в газете Дни, получил вторую редакцию пьесы от некоего доверенного лица Булгакова(13). А получив, осуществил перевод пьесы на немецкий язык и ее издание с припиской на обложке: право на постановку пьесы можно приобрести в театральном отделе издательства С. Фишера. 13 апреля 1928 г. Булгаков заключил с этим издательством договор об устройстве пьесы в зарубежных театрах.
Какую цель преследовал З.Л. Каганский, приняв на себя роль устроителя заграничной судьбы булгаковских текстов? скорее всего, он делал это, пусть и небескорыстно, с учетом интересов Булгакова и согласуясь с реальностью тех лет - произведения советских писателей в глазах зарубежных издателей не имели коммерческой привлекательности. Основной круг читателей Белой гвардии был сформирован в среде русской эмиграции.
Выход Дней Турбиных отдельной книгой в одной из европейских стран был необходим для того, чтобы издательство, взявшееся защищать авторские права советского драматурга за рубежом, могло располагать текстом, защищенным Бернской конвенцией (таковым считался текст, впервые изданный на территории страны - участницы конвенции, СССР в число таких стран не входил). Кроме того, в Европе постановка пьесы не приравнивалась к публикации.
История с зарубежным изданием Белой гвардии и написанной на его основе пьесы является, по сути, удачной попыткой закрепления текстов советского автора в правовом поле Европы через специально для этой цели открытые издательства (Concorde и его филиал в Германии - Verlag S. Kagansky). При этом интерес ОГПУ к писателю, чьи произведения так взволновали в 1927 г. эмигрантские круги (в периодике русского зарубежья сохранилось много свидетельств эмоционального и неоднозначного отношения к роману и пьесе Булгакова), вполне объясним.
В декабре 1927 г. произошло событие, необычайно взволновавшее Булгакова. Оно же, видимо, в очередной раз привлекло к автору Дней Турбиных внимание ОГПУ. В заметке газеты Слово подчеркивалось: ГПУ интересовал вопрос - не имел ли Булгаков отношения к переправке заграницу его произведений, произошла ли эта переправка без ведома и участия Булгакова и не получает ли Булгаков гонорара за издание заграницей его романов (так! - М.М.) и пьес. Допрос продолжался три часа.
В конце октября 1927 г. парижская газета последние новости сообщила, что режиссер русского театра в Париже Н.Г. Северский начинает репетиции спектакля Дни Турбиных по пьесе, написанной по роману М. Булгакова(14).
С 25 ноября по 4 декабря в Последних новостях были помещены шесть однотипных объявлений о продаже билетов на новую сенсационную пьесу Белая гвардия (Дни Турбиных) в постановке Русского театра в Париже. Характерна произошедшая ближе к премьере (она состоялась 4 декабря) рокировка в названии пьесы: в его начало поставлено название романа.
О постановке Белой гвардии в Париже Булгакову, в частности, сообщил В.Л. Биншток - не только переводчик, но и одновременно член двух обществ: Общества русских драматических писателей и оперных композиторов, после революции преобразованного в Общество драматических писателей и композиторов с филиалами в Москве (МОДПиК) и Ленинграде (Драмсоюз), и французского Общества драматических писателей и композиторов (Société des Autors et Compositeurs Dramatiques, SACD). В ноябре 1923 г. Биншток получил удостоверение от МОДПиК, разрешающее ему быть агентом этого общества в Париже и всей Франции(15) до 1 марта 1927 г. видимо, он выполнял эту роль и осенью 1927 г. (в архиве МОДПиК в РГАЛИ сохранились документы, подтверждающие тесную связь Бинштока с обществом).
Первое письмо агента МОДПиК во Франции к Булгакову, связанное с парижской постановкой, датировано 24 ноября. В нем, отвечая на вопрос драматурга, заданный в письме от 18 ноября (в архиве Булгакова копия письма к Бинштоку отсутствует), Биншток выражает недоумение: как они разыскали экземпляр вашей пьесы, этого я совершенно не знаю; я в своей candeur naive [простодушной наивности (фр.)] думал, что пьеса ваша продается в театральных библиотеках. Если же они раздобыли ее путем нелегальным, то, конечно, они этого не скажут(16). Ранее, 12 ноября, Биншток отправил письмо в МОДПиК (получено, судя по штемпелю, 19 ноября). В нем он сообщил о скорой постановке в Париже пьесы Булгакова Дни Турбиных, одновременно разъясняя, что должен сделать драматург, чтобы получить авторские за нее.
Письмо Бинштока, адресованное в МОДПиК, попало в ОГПУ. Копия перепечатки данного письма, сделанной сотрудниками этого ведомства в процессе перлюстрации, хранится в РГАЛИ(17). Возможно, кто-то из правления МОДПиК еще до письма Бинштока к Булгакову от 24 ноября рассказал драматургу о готовящейся в Париже постановке. Писатель, предполагая, как мог быть интерпретирован (с белых позиций) текст его пьесы (или романа) и не имея пока договора с издательством С. Фишера об устройстве пьесы о Турбиных в зарубежных театрах, был, видимо, напуган. Он написал письмо Бинштоку, текст которого не сохранился ни в личном фонде писателя в НИОР РГБ, ни в РО ИРЛИ(18). В нем, вероятно, содержалась просьба: узнать, каким образом текст пьесы попал в русский театр в Париже. Биншток в письме от 24 ноября ответил, что не знает, по булгаковскому ли тексту готовит спектакль труппа Н.Г. Северского.
О спектакле русского драматического театра известно крайне мало. В Париже предстоящую премьеру ждали с нетерпением. Рецензент спектакля Е.А. Зноско-Боровский писал: Любопытство было взвинчено чрезвычайно. Так хотелось увидеть и услышать то, что нравилось москвичам(19). После премьеры выяснилось, что режиссер спектакля Белая гвардия (Дни Турбиных) Северский и директор русского драматического театра в Париже К.Я. Григорович-Тинский, как писал критик В.Н. Унковский, намеренно вводили в заблуждение публику, сообщая ей о том, что в основе спектакля - текст пьесы Дни Турбиных, полученный ими из МХТ(20). В действительности Русский театр в Париже показал публике переделку романа Белая гвардия, осуществленную, как писали парижские газеты, силами театра. Других сведений об этом театральном событии до недавнего времени не было.
Р.М. Янгиров, один из первых исследователей зарубежной судьбы булгаковских романа и пьесы, подчеркивал: спектакль, осуществленный актером Н.Г. Северским, остался фантомом, практически неизвестным историкам русской зарубежной драматической сцены(21). Поиски текста инсценировки, эскизов декораций, афиши и программы спектакля в архивах Национальной библиотеки Франции (в коллекции материалов по истории театра Тристан Бернар - именно так с 1975 г. стал называться Théâtre Albert 1-er(22), на сцене которого состоялась парижская премьера Белой гвардии) и в архиве библиотеки SACD на сегодняшний день результатов не дали. Однако в каталоге библиотеки SACD сохранилась запись о спектакле: (La) Garde blanche - Quatre actes - auteur: EWR - Théâtre Albert 1-er (Paris) - 4 décembre 1927. При этом ни в одной из парижских газетных публикаций, посвященных спектаклю Северского, включая рекламные объявления, нет упоминания об авторе инсценировки булгаковского романа, скрывшем свое имя под криптонимом EWR (Е.В.Р.).
Его подлинное имя назвал Унковский(23), считавший, что причина провала спектакля Белая гвардия (Дни Турбиных) Русского драматического театра - плохая переделка булгаковского романа, осуществленная парижским литератором, офицером-белоэмигрантом и с 1929 г. - редактором связанного с Русским общевоинским союзом журнала Часовой Е.В. Тарусским (Рышковым). По мнению Унковского, в драматургическом тексте Рышкова, написанном по мотивам романа о Турбиных, содержалось много бульварной отсебятины. Упомянутый в каталоге SACD криптоним EVR соответствует первым буквам полного имени литератора - Евгений Викторович Рышков(24).
О том, что спектакль русского драматического театра поставлен не по пьесе Дни Турбиных, Булгаков узнал из ныне хранящегося в РГАЛИ письма Бинштока, отправленного 8 декабря 1927 г., спустя несколько дней после премьеры парижской Белой гвардии. К описанию впечатлений о постановке приложена программа спектакля, которая сообщает, что пьеса в четырех действиях написана Е.В.Р. по роману М. Булгакова. В списке действующих лиц присутствует богослов, друг семьи Турбиных Доброклонский (эту роль в спектакле северского исполнил Ф.И. Субботин) - один из персонажей, созданный воображением инсценировщика текста Белой гвардии. Программа также сообщает, что сам Рышков принимал участие в постановке, исполнив две эпизодические роли - юнкера и вольноопределяющегося.
Четырехактное членение инсценировки булгаковского романа (первое и второе действие происходит в квартире Турбиных, третье - в штабе гетмана Скоропадского, четвертое - в здании Александровской гимназии в Киеве) позволяет предположить: Рышков, скорее всего, был знаком не только с текстом романа, но и с текстом пьесы о Турбиных. Во всяком случае, работая над инсценировкой, он опирается на сюжетное членение булгаковкой пьесы, но меняет его пафос, заканчивая сюжет сценой боя представителей белой армии с петлюровцами.
В письме Бинштока от 8 декабря 1927 г. содержится важная для Булгакова информация. По-видимому, именно она послужила доказательством того, что Булгаков не имеет отношения к парижской премьере Белой гвардии и, следовательно, никак не может рассчитывать (не рассчитывает!) на получение гонорара за эту постановку. Биншток писал: Был я на представлении пьесы Белая гвардия (Дни Турбиных). Но эта пьеса, конечно, ничего общего не имеет с той <> пьесой, [которая] идет в академическом театре. Это безграмотная переделка <> Северского <> первой части вашего романа, вы за нее ответственности не несете. Посылаю вам программу. <>(25).
Письмо Бинштока из подборки ЦА ФСБ - автограф, а не перепечатка, обычно осуществлявшаяся сотрудниками ОГПУ в процессе перлюстрации. Это означает, что оно, будучи перехваченным, не было получено адресатом или же, под давлением обстоятельств, схожих с теми, которые описаны в заметке газеты Слово, было передано в ОГПУ самим Булгаковым.
Следующее письмо Бинштока к Булгакову от 23 декабря 1927 г., отложившееся в фонде писателя в НИОР РГБ, снова посвящено спектаклю северского. В нем Биншток, повторяя, что спектакль в Париже - безграмотная, бездарная переделка 1-й части <> романа, сделанная каким-то Северским(26), и что авторские отчисления за нее получит этот самый Северский(27), интересуется: получил ли Булгаков посланную ему программу спектакля. Биншток также сообщает, что, в свою очередь, получил письмо Булгакова с просьбой перевести на французский язык и передать для публикации во французской прессе открытое заявление, отрицающее передачу З.Л. Каганскому текста пьес Дни Турбиных и Зойкина квартира (именно это заявление переводчик разместил во французской газете Комедия). Помимо Бинштока в публичном дистанцировании Булгакова от зарубежной судьбы своих текстов принял участие переводчик А. Вассербауэр, проявивший осенью 1927 г. заинтересованность в переводе пьесы Дни Турбиных на немецкий язык. В феврале 1928г. он передал редакции парижской газеты Дни текст письма Булгакова, в котором тот вновь отрицал право Каганского распоряжаться судьбой романа Белая гвардия и пьес Дни Турбиных и Зойкина квартира(28).
Однако 6 марта 1928 г. писатель получил письмо от Всесоюзного общества культурной связи с заграницей (ВОКС), в котором сотрудники общества И. Коринец и И. Рейзин разъясняли Булгакову правовые проблемы, связанные с авторизацией произведений советского писателя в чужой стране(29). В частности, ссылаясь на мнение сотрудников немецкого издательства Ульштейна, сотрудники ВОКС дали весьма нелестную характеристику Вассербауэру, уверяя, что его переводы не стоят на должной литературной высоте(30). Отношения Булгакова с Вассербауэром, касающиеся перевода пьесы Дни Турбиных на немецкий язык, прервались. В апреле 1928 г. Булгаков заключил договор с издательством С. Фишера, театральный отдел которого, получив текст пьесы Дни Турбиных на немецком языке, изданный в Берлине З.Л. Каганским, принял на себя обязательства по ее устройству на заграничных сценах(31).


Примечания

1 Допрос М. Булгакова: Москва, 4 декабря // Слово. Рига, 1927. 704. 5 дек. с. 4.
2 Булгаков в ГПУ? // Дни. Париж, 1927. 1261. 8 дек. с. 1; Булгаков в ГПУ // Руль. Берлин, 1927. 2139. 10 дек. с. 3.
3. Агентурная записка от 13 января 1927 г. // РГАЛИ. Ф. 2871. оп. 3. ед. хр. 27. Л. 21.
4. Среди копий, переданных ЦА ФСБ, присутствует копия перлюстрированного письма Д.А. Уманского к Булгакову от 10 ноября 1925 г., в описи представленная в разделе Письма неустановленных лиц (оп. 3. ед. хр. 16. Л. 1-2). Оригинал письма хранится в фонде М. А. Булгакова в РО ИРЛИ (Ф. 369. 496).
5. Биншток В.Л. письмо М.А. Булгакову от 8 декабря 1927 г. // РГАЛИ. Ф. 2871. оп. 3. ед. хр. 6. Л. 1-3.
6. См.: Лежнев И.Г. Доклад о переводной литературе: 21 мая 1928 г., Берлин // РГАЛИ. Ф. 2252. оп. 1. ед. хр. 234. Л. 19-20.
7. В архиве писателя в НИОР РГБ хранится черновик письма в редакцию от 28 ноября 1927 г., в котором Булгаков утверждает: ни Каганскому, ни другим лицам, утверждающим это устно, я экземпляров моих пьес Дни Турбиных и Зойкина квартира не передавал. Если у них таковые экземпляры имеются, то это - списанные или приобретенные без ведома автора и без ведома же автора отправленные за границу экземпляры. Возможна наличность черновиков или гранок, незаконченного в СССР печатанием романа Белая гвардия, присвоенного незаконным путем (Ф. 562. К. 19. ед. хр. 37. Л. 15).
8. Театр и музыка // Дни. Париж, 1928. 1297. 13 янв. с. 4.
9. Театр и музыка // Последние новости. Париж, 1928. 2489. 15 янв. с. 3.
10. В 1928-1929 гг. В.Л. Биншток выступил в роли посредника между М.А. Булгаковым и парижской типографией Е.А. Бреннера Москва, напечатавшей в 1929 г. второй том романа Белая гвардия (главы 12-20). По договору, заключенному между Булгаковым и Бреннером, издателем второго тома являлся автор романа.
11. См.: Мишуровская М.В. Борьба за роман Белая гвардия и издательские интриги 20-х годов. М.: Музей Булгакова, 2015.
12. Повесть тайному другу была написана Булгаковым в 1929 г. этот год писатель называл годом катастрофы: пьесы Булгакова в этом году были запрещены к представлению в СССР. См.: Чудакова М.О. Неоконченное сочинение Михаила Булгакова // Новый мир. 1987. 8. с. 164-165.
13. Каганский З.Л. Письмо в редакцию // Дни. Париж, 1928. 1304. 20 янв. с. 3; Он же. Дело М. Булгакова: (письмо в редакцию) // Дни. Париж, 1928. 1342. 27 февр. с. 2.
14. Русский театр в Париже // Последние новости. Париж, 1927. 2408. 26 окт. с. 4.
15. Биншток В.Л. Расписка в принятии на себя роли агента МОДПиК во Франции от 5 ноября 1923 г. // РГАЛИ. Ф. 675. оп. 3. ед. хр. 7. Л. 402.
16. Цит. по: Богословская К.Е. Пьесы М.А. Булгакова во Франции и германии (1927-1928 гг.): (по неопубликованным материалам) // Творчество Михаила Булгакова: исследования и материалы. СПб., 1994. с. 343.
17. Ф. 2871. оп. 3. ед. хр. 6. Л. 4.
18. Личные фонды М.А. Булгакова в НИОР РГБ и РО ИРЛИ ни копий, ни черновиков его писем к Бинштоку не содержат. Оригиналы писем, видимо, следует искать в архиве в. Л. Бинштока, судьба которого нам неизвестна.
19. Зноско-Боровский Е.А. Дни Турбиных в Русском театре // Иллюстрированная Россия. Париж, 1927. 51. 17 дек. с. 18.
20. См.: Унковский В.Н. Дни Турбиных и один и переворот: (от нашего парижского корреспондента) // Рассвет. Чикаго, 1928. 77. 30 марта. с. 3.
21 Янгиров Р.М. Сегодня - Белая гвардия: из истории постановок пьесы М.А. Булгакова на русской зарубежной сцене // Русская мысль. Париж, 1997. 4167. 27 марта - 2 апр. с. 11.
22. BNF-ASP, WNA 154.
23. Унковский В.Н. Дни Турбиных и один переворот: (от нашего парижского корреспондента) // Рассвет. Чикаго, 1928. 77. 30 марта. с. 3.
24. Переделка романа, осуществленная для русского драматического театра в Париже, похоже, имела некоторую популярность в среде российской эмиграции. в 1934 г. в Гельсингфорсе силами Драматического кружка имени М.А. Ведринской был подготовлен спектакль Дни Турбиных (Белая гвардия), в основу которого был положен текст, написанный Рышковым. Об этом, в частности, см.: Иогансон Л.А. Дни Турбиных (Белая гвардия) // Журнал содружества. Viipuri, 1934. 2 (февр.). с. 33.
25. Биншток В.Л. Письмо М.А. Булгакову от 8 декабря 1927 г.: [автограф] // РГАЛИ. Ф. 2871. оп. 3. ед. хр. 6. Л. 1.
26. Биншток В.Л. Письмо М.А. Булгакову от 23 декабря 1927 г. // НИОР РГБ. Ф. 562. К. 19. ед. хр. 37. Л. 20 об.
27. Там же.
28. Заявление М. Булгакова / предисл. А. Вассербауэра // Дни. Париж, 1928. 1339. 24 февр. с. 3.
29. Коринец И., Рейзин И. Всесоюзное общество культурной связи с заграницей - М.А. Булгакову: [письмо от 6 марта 1928 г.] // НИОР РГБ. Ф. 562. К. 19. ед. хр. 37. Л.49.
30. Там же.
31 Булгаков М.А. В театральный отдел издательства С. Фишер: письмо К. Марилу от 4 февраля 1934 г. // РО ИРЛИ. Ф. 369. 23. Л. 10.


Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования