Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Зарегистрируйтесь на нашем сервере и Вы сможете писать комментарии к сообщениям Обратите внимание!
 
  Наука >> История >> Вспомогательные и специальные дисциплины >> Книговедение | Научные статьи
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
 См. также

ДиссертацииРусская художественная эмиграция в Европе

Автор статьи, профессор, доктор философии Готтфрид Кртац Материалы к истории берлинского книгоиздательства Слово в зарубежных коллекциях
5.12.2007 22:21 | Русское Зарубежье
     Кратц Г. Материалы к истории берлинского книгоиздательства Слово в зарубежных коллекциях // Документальное наследие русской культуры в отечественных архивах и за рубежом. Материалы международной научно-практической конференции. 29-30 октября 2003 г. М.: РОССПЭН, 2005. С. 312-321

Материалы к истории берлинского книгоиздательства Слово в зарубежных коллекциях

Ульштейн - фамилия владельцев крупного берлинского печатно-издательского концерна и брэнд его продукции. Мощь и размах этой фабрики буржуазной идеологии известны читателю в России со времен одноименного очерка Ларисы Рейснер 1925 г.(1). К столетию Книгоиздательского отдела концерна в текущем 2003 г. вышел Ульштейн - Роман (Ullsteinroman) немецкого писателя Стэна Надолни (Sten Nadolny). Сюжет этого, исторически не всегда достоверного, романа - судьба семьи и концерна Ульштейнов от Леопольда, основателя фирмы, родившегося в 1826 г., до вынужденной продажи фирмы и эмиграции бывших владельцев в 1934 г. после прихода к власти Гитлера.(2) Дальнейшая судьба фирмы: ее возврат членам семьи после Второй мировой войны, ее перепродажа гамбургскому концерну Акселя Шпрингера, в рамках которого она просуществовала до недавнего времени (с местонахождением с 1999 г. в Мюнхене) и ее предстоящая повторная перепродажа шведскому концерну семьи Боньер (Bonnier), трактуется в отдельном сборнике исследований по истории издательства, который предполагается выйти к концу года под редакцией Анны Эндерлейн и Ульфа Гейерсбаха. В этом сборнике, впервые в рамках истории дома Ульштейн, нами будет представлена, на основе пока еще нигде не привлеченных русских и зарубежных материалов, история пятидесятипроцентного дочернего предприятия Ульштейнов - берлинского русского книгоиздательства Слово.(3)
Книгоиздательство Слово просуществовало с 1920 по 1935 г. Юридическое местонахождение основанного на правах Г.м.б.Х. (ООО) книгоиздательства был г. Данциг, управление его, однако, находилось в Берлине. Основной капитал в 4 миллиона марок при регистрации издательства по половине было вложено русской группой с одной стороны и Ульштейнами с другой. Русская группа преимущество состояла из видных кадетов. Представителем их, в ранге директора издательства, был И. В. Гессен. А представителем Ульштейнов, в ранге содиректора, был Фридрих (Фритц) Росс, женатый на дочери одного из братьев Ульштейнов, руководивших в то время концерн. Политические пристрастия дома Ульштейн были близки либеральной Демократической партии Германии (ДДП), но - несмотря на политическую близость компаньонов - издательство было оговорено учредить не кадетско-партийное а чисто коммерческое. Ее задача - удовлетворить книжный голод в России и в эмиграции, с целью скорейшего переноса дела в столицу России, как только порядок будет восстановлен.
Первые два года издательство имело фурорные успехи (А. А. Чупров), издания его бойко продавались среди сотен тысяч беженцев, особенно в странах с твердой валютой.
Коммерческий успех еще усилился после вступления в пайщики дела бывшего Ростовского на Дону издателя и миллионера Н. Е. Парамонова. Вступление Парамонова скоро вело к существенным переменам в структуре издательства Слово и связанным с ним книготорговым акционерным обществом Логос.(4)
Внешним признаком успеха можно рассматривать учреждение 29 мая 1923, наряду с все еще существующим данцигским ООО Слово, берлинского Акционерного общества Слово, некоего рода крыши данцигского ООО.
Однако, безуспешность попыток Росса, в ходе двух поездок в Россию достигнуть разрешения на ввоз книг Слова в Россию и конец инфляции к 31 декабрю 1923 решили судьбу издательства. После 1924 г. Слово почти не занималось издательской деятельностью, а в 1927 г. Росс выбывает из ее руководства.
Период 1920 - 1924 годов - пик издательской деятельности Слова. В это время было выпущено 123 названия.(5) Примерно две трети были издания русской художественной литературы: классиков, от Пушкина до Чехова, и современных авторов России (Блок) и эмиграции (Бунин). Одну треть выпущенной Словом литературы составили книги по истории, социальным наукам и естествознанию. А за период 1924 по 1934 год всего было издано примерно 25 названий и издательство, по воспоминаниям И. Гессена (с. 113), влачило полумертвое прозябание, выпуская одну - две книги в год (Алданова и Сирина), чьи книги выходили одна за другой с 1926 до 1930 г.
После вынужденной продажи концерна Ульштейнов в 1934 г., издательские дела Слова были переданы И. В. Гессену, а в 1935 г. издательство Слово было ликвидировано совсем.
Нам не удалось найти в литературе ссылки на местонахождение архива издательства Слово. Архив Гессена, бессменного директора ООО Слово, считается потерянным, архив Н. Е. Парамонова, члена наблюдательного совета АО Слово, - сгоревшим.
Первый и за много лет единственно известный источник по истории Слова находился в США - типоскрипт второго тома мемуаров И. В. Гессена. На основе этого типоскрипта (процитированного еще под названием Годы скитаний и со ссылкой на нахождение его в Гуверовской библиотеке Hoover Library) дается история Слова в классическом труде Роберта Уильямса (Robert C. Williams) 1972 г. (Culture in Exile). Сами мемуары, теперь уже под названием Годы изгнания, были опубликованы в 1979 г. в Париже (УМСА-Пресс) с предисловием В.А.. В литературе за долгие годы история Слова представлялась только на основе этих мемуаров, либо со ссылкой на них самих, либо на их пересказ у Уильямса, иногда еще в расширенном домыслами авторов виде.
Фактографическая база истории Слова упрочилась после опубликования нами сводных цифр выпущенных Словом книг и их тематического распределения на основе библиографических источников и сводного опубликования записей Слова в торговом реестре, на основе сплошного просмотра ежедневно выходившего Правительственного вестника Германии (Deutscher Reichsanzeiger) за 1920-1935 гг.(6)
После разрешения доступа к фондам бывшего РЗИА в ГАРФе и раскрытия этих фондов в работах Карла Шлегеля 1995г.(7) и потом особенно Андрея Попова 1998 г.(8) исследователи русского издательского дела обратились к тем фондам, связь которых со Словом стала очевидна. Это, прежде всего, фонд газеты Руль (ГАРФ, P-5882) и фонд многотомной серии Архив русской революции (ГАРФ, P-6959), изданной с поддержкой Ульштейнов кругом лиц, теснейшим образом связанных со Словом. Материалы этих двух фондов были использованы в диссертациях исследователей из России и Германии. Назову только работы Сперкача А.И. (Кадетская эмиграция в Германии.1920-1931. Канд. дисс. ИАИ РГГУ, 1998), А.В. Лысенко (Голос изгнания. Становление газет русского Берлина. 1919-1922. М., Русская книга 2000), С. С. Ипполитова и А. Г. Катаевой (Не могу оторваться от России. Русские книгоиздатели в Германии в 1920гг. М. Изд-во Ипполитова 2000), работа, которая, к сожалению, совершенно не учитывает немецких исследований, если не считать одной работы почти пятидесятилетней давности. Заканчивая свой обзор, назову еще диссертацию госпожи Бурхард (Amory Burchard), опубликованную в 2001 г. (Klubs der russischen Dichter in Berlin. 1920-1941. Muenchen, Sagner, 2001).
В отличии от этих работ, Юбилейный сборник привлекает материалы о Слове и из зарубежных ведомственных, фирменных и частных собраний.
Пользуюсь случаем, выразить свою благодарность за помощь при розыске и предоставлении копий документов из б. архива книгоиздательства Ульштейн редакторам юбилейного сборника Ульфу Гейерсбаху и Анне Эндерлейн, из Политического архива МИДа Германии его сотруднику Герхарду Кейперу (Dr. Gerhard Keiper) и из семейного архива Россов Томасу Россу (Dr. Thomas Ross), сыну Фридриха.
В Политическом архиве МИДа Германии (в фондах Отдела печати и IV, т.н. Русского, отдела) нашлось всего несколько, но зато довольно знаменательных документов. Большинство когда-то имевшихся документов о Словое не сохранилось. По сообщению Политического архива от 19 сентября 2002 г. автору этих строк неизвестно, поскольку они когда-то находились среди тех документов, которые в 1945 г. попали в СССР и впоследствии были переданы ГДР. Но содержание когда-то имевшихся документов можно определить по сохранившимся журналам названных отдела, зафиксировавшим поступившие в отделы материалы.
Контакт руководителей Слова с Отделом печати МИДа Германии вполне понятен, когда имеешь в виду их прошлое: Гессена, будучи в 1919 г. заведующим информбюро Политического совещания при генерале Юдениче и Н. Е. Парамонова, назначенный в начале 1919 г. Начальником Отдела пропаганды Особого совещания у генерала Деникина. Контакт с Отделом печати облегчился еще тем, что референтом печати МИДа Германии был сотрудник IV (Русского) Отдела д-р Бруно Ган, до недавнего времени житель Петербурга, бывший ученик и потом преподаватель петербургской немецкой школы Петришуле, мобилизован в начале войны в русскую армию, где служил начальником военного госпиталя до октября 1917 г., и с 1918 г. находящийся на германской дипломатической службе.
Гессен сообщает в своих воспоминаниях (с. 30), что д-р Ган уже при первой их встрече в конце 1919 г. поспешил предложить всяческое содействие министерства, если оно понадобится основываемому издательству. И действительно, сохранившиеся журналы Отдела печати и Русского Отдела, вполне дают свидетельство о продолжении контактов и о поддержке министерства.
Всего за две недели после официальной регистрации издательства (17 апреля 1920 г.) Гессен уже обращается к заведующему Отдела печати с просьбой, принять его (30.04.1920) и к концу 1920 года от имени издательства поступает партия первых книг, напечатанных Словом. В 1921-1922 гг. Слово обращается в МИД Германии с просьбой о продлении виз разных лиц, представленных как сотрудники или будущие сотрудники издательства. Сохранилось письмо от 03.05.1922 с просьбой директоров издательства Гессена и Росса, продлить визу Иосифу Бикерману. Просьба обосновалась тем, что Слово намеревается привлечь к сотрудничеству д-ра Бикермана, как известнейшего русского писателя - известнейшего и читателю наших дней, особенно после появления рождественских книжных новинок 2002 года. Рукописные заметки на письме говорят о том, что Отдел печати удовлетворил просьбу.
Отдел печати, кажется, был и осведомлен о внутренних процессах в издательстве Слово, как о попытке Парамонова, безуспешном, в конечном счете, попытке, высвободить Слово из зацепистых ульштейновских лап (А.А. Чупров), о чем свидетельствует запись 25 февраля 1925 г. в журнале Отдела печати полученная под грифом тайно.
В Русском Отделе МИДа Германии имелись когда-то и документы, связанные с поездками Росса в Россию в 1921 и 1923 гг., о чем опять свидетельствуют соответствующие записи в журналах. Это просьба концерна Ульштейн о визовой поддержке Россу (27.05.1921), сообщение представителя германского МИДа в Москве, бывшего выпускника московской немецкой школы Михаэлис-шуле Густава Гильгера о том, что Россу будет разрешен въезд в Советскую Россию (журн. но. 4060/21) и сообщение о предстоящем отъезде Росса в Россию 15 июля 1921 г. Остальные документы, о которых знаем из записей в журналах Русского отдела, связанны с второй поездкой Росса в Россию в сентябре - октябре 1923 г., которая кончилась арестом Росса при выезде и однодневным его задержанием в здании ВЧК в Петербурге. Они подтверждают, что германское посольство в Москве немедленно требовало извинение с советской стороны и предупредило советскую сторону о предстоящем требовании Росса о возмещении в связи с арестом ущерба для фирмы в 10.000 шведских крон (журн. но. 7090/23), на что Наркоминдел ответил выражением сожаления советского правительства о случившемся (журн.но. 7197/23). Все эти документы, хотя сохранены только в виде лаконических записей журнала Русского отдела, ценное подтверждение мемуарам Росса, о которых речь еще впереди. Сохранившиеся документы о Слове из довоенного фирменного архива Ульштейнов в 2002 г. находились в двух архивах. В Архиве договоров книгоиздательства Ульштейн в Мюнхене (Ullstein Vertragsarchiv Muenchen), где находится правление книгоиздательства Ульштейн с 1999 г., и в Фирменном архиве издательства Акселя Шпрингера в Гамбурге (Axel Springer Verlag, Unternehmensarchiv, Hamburg: Bestand Ullstein und Co.).
Из просмотренных нами копий договоров с русскими авторами, полученных из Архива договоров в Мюнхене, только договор и переписка с Сергеем Мельгуновым имеют прямое отношение к Слову. С. П. Мельгунов, в 1917 г. уполномоченный по обследованию архивов, высланный из России в 1922 г., в этом договоре выступает как владелец большей части Дневника императора Николая II. Под датой 28 февраля 1923 г. стороны договариваются издать на немецком языке Дневник императора Николая II, причем издательство Ульштейн объявляет уступить право издания Дневника на русском языке издательству Слово. Одновременно стороны договариваются на прибыль для Мельгунова в 15 % розничной цены каждого проданного экземпляра русскоязычного издания и 10 % немецкоязычного издания.
Из Фирменного архива в Гамбурге просмотрено было нами выписки из Хроники дома Ульштейн (Chronik des Hauses Ullstein), статистического ежегодника фирмы, законченного в 1941 г. и составленного, скорее, для внутреннего пользования, который позволяет уточнить фактографическую сторону истории книгоиздательства Слово. Далее копии нескольких документов, составленных в связи с преобразованием фирмы Ульштейн и Ко. в Акционерное общество 11 апреля 1921 г. В отдельности это документ, фиксирующий распределение персональной ответственности (и за Слово) внутри правления будущего АО Ульштейнов и интереснейшая перечень фирм под названием О капиталовложениях фирмы Ульштейн и Ко. (Beteiligungen der Firma Ullstein und Co.). Здесь под буквой б) фигурирует и книгоиздательство Слово с данными о теперешнем состоянии фирмы и ее перспективах. В начале этой записки дается изложение об основании издательства, которое идет в разрез с изложением у Гессена.
Соответственно витиеватой формулировке мемуаров Гессена (с. 22), он, Гессен, в конце 1919 г. получил письмо из Берлина, в котором мой приятель (имеется в виду Борис Элкин - Г.К.) приглашал приехать для переговоров с крупнейшей германской издательской фирмой Ульштейн, выразившей желание совместно с русской группой организовать, под моим руководством, издательство русских книг. Т.е. текстура мемуаров вызывает впечатление, будто желание организовать совместное издательство исходит от Ульштейнов. А в названном документе О капиталовложениях Ульштейнов читаем, наоборот, что предложение организовать совместное издательство было сделано русской группой, члены которой здесь впервые называются по-фамильно: В начале 1920 г. лидеры партии русских кадетов, Милюков, д-р Гессен, проф. Каминка (бывший содиректор Азовского Донского банка, имевшего свои паи и в берлинских банках - Г.К.) и его превосходительство Гулькевич (посол Царского, потом Временного правительства в Швеции, а теперь представитель существующих на территории России Белых правительств, - Г.К.), обратились к фирме Ульштейн с предложением, организовать русское книгоиздательство. Далее указывается на то, что концерн Ульштейн руководит этим издательством в лице своего коммерческого директора (geschaeftsfuehrender Direktor), т. е. Фридриха Росса.
Внешние данные о Россе явствуют из его Персонального дела (Personalblatt) и из его контракта с издательством Слово 06 мая 1920 г., сохранившихся также в Фирменном архиве Акселя Шпрингера в Гамбурге (фонд Ульштейнов).
Нагляднее выступает его роль в издательстве Слово в его неопубликованных мемуарах 1957 г., сохранившихся в архиве его сына, Томаса Росса, Морнага ди Тосколано (Италия). Предоставленные нам копии соответствующих глав мемуаров охватывают в строго хронологическом изложении весь период с начала 1920 г. до начала 1924 г., т. е. от основания до фактического конца издательства Слово. Они занимают 30 страниц (стр. 169-199 рукописи), не считая вставки в 23 страницы - дневниковые записки Росса о своей первой поездке в Россию.
Эти дневниковые записки, охватывающий период 20 июля по 15 августа 1921, фиксируют встречи Росса, знающего русский язык еще с военных времен, с представителями всего спектра тогдашнего печатного мира России. В них описываются встречи с представителями государственного и частного сектора бумагопроизводительной промышленности, типографий и издательств, с представителями библиотек и музеев, с писателями и поэтами, с художниками и учеными в Москве и в Петербурге. Росс один из последних современников, видевшего Александра Блока в живых и свидетель похорон поэта, чьи стихи были изданы Словом вскоре после возвращения Росса в Берлин. Эти дневниковые записки австрийца-директора русского книгоиздательства в Берлине, ценнейший документ первого нэповского периода. Они вполне вписываются в общий фонд дневникового, эпистолярного и мемуарного наследия представителей русского книжного и печатного мира того времени. В настоящее время нами подготавливается их перевод и издание на русском языке, обрамленное предисловием и примечаниями.
Сами мемуары, часть которых являются эти записки, вполне расширяют наше представление о русском Берлине вообще и об истории Слова в отдельности. Вспоминается 1920 год и русская эмиграция, численностью в несколько сотен тысяч человек. Вспоминается русский Берлин, где жила убежавшая из России элита, которая, по словам мемуариста, выделилась интеллигентностью, культурностью и красотой своих дам среди окружающего их берлинского общества, культурной жизни которого они дали много импульсов. Особенно он выделяет представители партии русских кадетов среди этой элиты, которые обратились к Ульштейнам с предложением создания совместного русского книгоиздательства. В отдельности он вспоминает Гессена (один из самых выдающихся публицистов России до 1917 года, Росс, с. 169), Августа Каминки (как и Гессен еврейского происхождения, но православного вероисповедания, опытный банкир и приятнейший человек, Росс, с. 169), Я. Г. Фрумкина (исключительно интеллигентный человек, Росс, с. 173). Особенно он выделяет В. Д. Набокова, подчеркивает благородство во внешнем облике этого статного человека и вспоминает первый визит его в доме родителей своей жены Ульштейнов: Показалось, что в комнате вдруг засияла звезда (Росс, с. 170). Не удивительно, что и Гессен вспоминает, что своей породистой благородной внешностью и обворожительными манерами Набоков произвел на немцев сильное впечатление (Гессен, с. 119). Росс выражает свою личную симпатию к своим русским друзьям в самых теплых и уважительных словах, на что отвечает взаимностью И. В. Гессен, у которого Росс быстро превращается из совсем молодого , очень милого человека (Гессен, с. 89) в настойчивого и энергичного коллегу (Гессен, с. 92), к которому обращаются по-русски по имени-отчеству, как к Федору Федоровичу (Росс, с. 172).
Понятно, что Росс сразу после введения нэпа и решения Ульштейнов перенести дело в столицу России, ввиду огромного рынка и огромных возможностей сбыта, немедленно решил переселиться с женой на несколько лет в Россию, купить или арендовать там бумажные фабрики и типографии, укрепиться на издательском поле России и, за одно, прочищать дорогу книгам издательства Слово. С этой целью он и отправился в свою разведывательную поездку 1921 г., вел переговоры с П. А. Богдановым, председателем ВСНХ РСФСР.
Однако, результаты этой первой поездки не соответствовали его ожиданиям. Вернувшись в Берлин, Росс резюмирует, что, несмотря на то, что бумажные фабрики можно было бы арендовать, большевики, ни в коем случае не намерены допустить влияния в печатно-издательском деле кому-либо из иностранцев, и что никогда не допустят книг издательства Слово в Россию.
С таким же результатом он вернулся со второй своей поездки в октябре 1923 г., в ходе которой он имел беседу с Карлом Радеком в Кремле и которая кончилась полнейшем фиаско своих планов, что еще подчеркивалось его ничем не объясненным властями арестом на русско-финском КПП (Красный остров) при выезде и суточным его задержанием в Петербургском здании ВЧК на ул. Горохова, прежде чем извинился перед ним, ссылаясь на какое-то недоразумение, представитель МИДа в помещении петербургского представительства МИДа. Это было то самое здание Азовского Донского банка на Б. Морской, где началась его первая поездка 1921 г. с визита у тогдашнего представителя МИДа и где всего несколько лет до этого резидировал директор этого коммерческого банка, его берлинский друг и со-инициатор Слова Август Каминка. Вскоре после этих событий последующий конец Слово объясняется Россом и невозможностью экспортировать книги Слова в Советскую Россию и ослаблением покупательной способности у эмигрантских масс после введения твердой валюты в Германии.
Резюмируя можно сказать, что материалы к истории Слова в заграничных собраниях существенно расширили наше представление об истории Слова. Одновременно они вели нас к более глубокому видению этой истории, заставляя нас повторно обратиться к московским архивам. В отдельности хочется упомянуть вновь просмотренные материалы ГАРФа, связанные с именами Б. И. Элкина (ГАРФ, ф. P-5897), Н. Е. Парамонова (ГАРФ, ф. 10037, фонд Д. В. Константинова), К. Н. Гулькевича и его корреспондента А. А. Чупрова (ГАРФ, ф. P-6094), т. е. московские материалы всех тех, значение которых для истории Слова стало очевидным только после привлечения документов из заграничных собраний.

Примечания

1. Рейснер Л. Собрание сочинений. Т. 2. - М.-Л., Госиздат, 1928. - С. 107.
2. Nadolny S. Ullsteinroman. Roman. Muenchen: Ullstein, 2003.
3. Kratz G. Der russische Verlag Slowo (Das Wort) // Ullstein - eine Verlagsgeschichte. Hg. Ulf Geyersbach und Anne Enderlein. Muenchen: Ullstein, 2003.
4. Кратц Г. Н. Е. Парамонов и книгоиздательство Слово в Берлине // Библиотечное дело - 2003. - М.: МГУКИ, 2003. - С. 196-198; Кратц Г., Издательское дело Н. Е. Парамонова // Библиография. - N 3, 2003. - С. 115-120.
5. Kratz G., Russische Verlage in Berlin nach dem Ersten Weltkrieg // Beyer Thоmas R. и др., Russische Autoren und Verlage in Berlin nach dem Ersten Weltkrieg. Berlin, Berlin Verl. 1987. C. 118-119.
6. Kratz G. Russische Verlage und Druckereien in Berlin. 1918-1941 // Chronik russischen Lebens in Deutschland. 1918-1941. Hg. Karl Schloegel. Berlin, Akademie Verl. 1999. с. 556-557.
7. Schloegel K. Neue Quellen zur Erforschung der russischen Emigration in Deutschland// Russische Emigration in Deutschland. 1918-1941. Hg. Karl Schloegel. Berlin, Akademie Verlag 1995, S. 473-475.
8. Попов А. В. Русское зарубежье и архивы. - М.: ИАИ РГГУ, 1998.

Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования