Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Обратите внимание!
 
  Наука >> Искусствоведение >> Музыка | Обзорные статьи
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
Олеся Головнёва Возрождение искусства камерного пения
24.02.2004 0:02 | А.Н.Князев
    

Олеся Головнёва(справа) и Евгения Наливкина
Олеся Головнёва (справа) и Евгения Наливкина.


       Сознаюсь откровенно: давно не испытывал такого глубокого эстетического наслаждения, как во время концерта, состоявшегося 21 февраля в Малом зале консерватории. Этим вечером на сцене зала вершилось волшебство. Волшебство единения юношеской импульсивности, сценической сдержанности, смысловой выразительности, многокрасочности звуковых оттенков, грациозности и, наконец, простого человеческого обаяния. В первом отделении, когда звучали песни Шуберта, иногда импульсивность брала верх, что особенно было заметно во время исполнения двух песен: "Форель" и "Сын муз". Дискомфорт ощущался и в игре пианистки: казалось, та не справляется с пассажами. В звучании "Форели" недоставало филигранности. Неуютность момента с лихвой компенсировала "Гретхен за прялкой" – блестяще не только спетая, но и сыгранная. Здесь словно исчез языковой барьер между исполнением и восприятием: чувствовалось нисходящее в зал действительное понимание смысла исполняемого. И заворожённая публика, заполнившая зал, после лёгкой паузы взорвалась аплодисментами, прозвучавшими как раскат весеннего грома.

Второе отделение зал блаженствовал: каждая из выше перечисленных граней неповторимо сверкала на сцене, играя оттенками от романса к романсу. Все вместе эти грани составляли суть тáинства, именуемого искусством камерного пения. А материал для их расцвечивания был благодатный: во втором отделении звучали пять блестящих романсов Михаила Ивановича Глинки (кстати, в нынешнем году – двухсотлетие со дня рождения композитора) и пять шедевров Петра Ильича Чайковского. Исполнение каждого из романсов требует отдельного описания.

Но, кажется, пора произнести имя певицы. Это Олеся Головнёва – та самая, что вместе с Евгенией Наливкиной, аккомпанировавшей ей во втором отделении нынешнего концерта, прошлым летом была удостоена приза "Надежда" на петербургском фестивале–конкурсе "Три века классического романса". В этом году она заканчивает вокальный факультет Санкт–Петербургской консерватории, класс профессора Николая Николаевича Алексеева. И состоявшийся концерт – первый сольный в её жизни…

О плачевном состоянии камерного исполнительства в России говорят и пишут уже давно. Причин тому много. Это и обнищание духовной культуры, и засилие шоу–бизнеса, во многом способствущее шоуизации классики. Это и всеобщее стремление молодых и начинающих певцов во что бы то ни стало пробиться в мировую оперу, подчас забыв о том, что опера – синтетическое искусство, и одной силы голосовых связок здесь недостаточно. Это и смещение акцентов в сторону любви к себе в искусстве. Многочисленные конкурсы вокалистов как в зеркале отражают современное состояние камерного пения, что навевает отнюдь не весёлые мысли.

Явление публике исполнителей, подобных Олесе Головнёвой, ещё раз подчёркивает, что мир не так бесцветен. У певицы чарующий голос – сопрано с мягким бархатным оттенком, прекрасная дикция и, что немаловажно, умение посредством подвластных ей выразительных средств говорить с публикой. Её выступление с пианистками Анастасией Мелиоранской и Евгенией Наливкиной показало прекрасное чувство ансамбля. Хочется подчеркнуть одно из редких качеств певицы (на первый взгляд, не имеющее отношения к теме нашего разговора) – художественный вкус, проявившийся в сочетании стиля концертного платья с исполняемой музыкой. В этом концерте особенно привлекли внимание серебристо–чёрный наряд певицы и ожерелье на её изящной шее, перекликающиеся оттенками с платьем пианистки, и всё это – в гармонии с музыкой Шуберта.

Чувствуется, что Олеся Головнёва обладает многими из качеств, присущих певицам, являющим собой гордость российского камерного исполнительства: Заре Долухановой, Надежде Юрéневой, Кире Изотовой, Татьяне Мелентьевой, Нелли Ли. Эти качества необходимо оберегать. Особенно – искренность, потому что в нашей суматошной жизни она более других подвержена истощению.


Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования