Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Посмотрите новые поступления ... Обратите внимание!
 
  Наука >> История >> Отечественная история >> История Русской Православной Церкви | Книги
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
 См. также

Аннотации книгГде ты, моя родина?

КнигиСофронова Е.И. Где ты моя Родина?

Обзорные статьиИстория второй волны российской эмиграции

Биографии ученыхДве страсти

Учетные карточкиМузей истории МГИМО

Аннотации книгНовое исследование по истории российского православного зарубежья

Аннотации книгИстория русского зарубежья в публикациях серии Материалы к истории русской политической эмиграции

Популярные статьиПоследний Архипастырь Маньчжурии

Аннотации книгЧеловек столетия

Популярные статьиВыступление В.В. Путина на Конгрессе соотечественников проживающих за рубежом

Популярные статьиЗакон Судьбы. О трагедии Александра Галича

Популярные статьиПроблемы собирания зарубежной архивной Россики

Научные статьиМатериалы к изучению деятельности русских археологов в Маньчжурии

Аннотации книгЯ ранен печалью

Научные статьиНиколай Троицкий: От симбирского повстанца до директора Мюнхенского института по изучению СССР

Аннотации книгСлавянские и баптиские церкви в Австралии

Популярные статьиГребенщиков Г.Д. Дары кораблекрушения

Аннотации книгМатерик русского зарубежья

Популярные заметкиМарина Ивановна Цветаева

НовостиХХ век. История одной семьи


На следующее лето Коля с женой и Валей решили поехать в Новую Зеландию с тем, чтобы объехать ее на арендованном автомобиле, с ночевками в палатке. Чтобы поездка обошлась дешевле, они пригласили поехать с ними наших родителей и меня. Наши родители - любители путешествий - при всякой удобной возможности старались к кому-нибудь пристроиться, и поэтому им такое предложение было как раз кстати. А я тоже была рада такой возможности и, не задумываясь, согласилась, и через короткое время, собравшись, мы все вместе поехали на аэропорт. К тому же, я решила с собой взять еще и Нату, а Коля с женой повезли своего четырех-или пятимесячного сына.

Прилетели мы самолетом в Крайстчерч ночью, взяли на прокат большой автомобиль с высоким багажником, куда и сложили все свои вещи, причем, часть их пришлось привязать наверху машины. Так как нас было шестеро взрослых и двое детей, то вещей у нас оказалось много, при этом мы взяли с собой свернутую Колину палатку, а для приготовления пищи папа взял примус. С одного края багажника мы сверху вещи разложили по сторонам для того, чтобы туда можно было уместить Нату, где она могла находиться только лежа, и маленького ребеночка. Усевшись по три человека на каждом сиденье, мы в темноте немножко отъехали и остановились, поскольку не знали куда ехать, а также, пока мы были еще в городе, нужно было обменять наши деньги на Новозеландские. Мы пробовали заснуть в машине, но у нас не получилось. Утром, управившись с делами, мы заехали в продуктовый магазин, купили продукты и двинулись в путь вокруг нижнего Новозеландского острова.

Страна оказалась очень гористой, на высоких вершинах гор лежали вечные снега, а дороги, большей частью, вились по склонам над морским берегом так, что с одной стороны их часто тянулись страшные обрывы. На многочисленных поворотах извилистых дорог, того и гляди, машина могла слететь с дороги под откос, и, не дай Бог, если бы это случилось, тогда уж косточки наши едва ли когда-нибудь нашли. От такой мысли становилось страшно, и даже хотелось, чтобы такие места скорее закончились. А сколько там по горам воды! Проезжая по дороге, с вершин гор мы постоянно видели падавшие водопады. Воздух был насыщен влагой, отчего все деревья покрылись толстым слоем мха, и казалось, что они были оплетены какими-то зелеными растениями. В иных местах, видимо после грозы, деревья были повалены, а один раз мы неожиданно наткнулись на огромное ветвистое дерево, лежавшее перед нами поперек дороги. Толстый ствол его перекрыл наш путь, и мы не знали, что делать. К счастью, подъехал, по всей вероятности, местный житель, знавший, что в дороге такое можно ожидать, и поэтому везший с собой топор и другие необходимые в таких случаях инструменты. Он сразу же понял, за что надо было браться, и вскоре наша дорога была открыта. В иных местах дорога шла по более или менее ровным местам с небольшими сверху закругленными и покрытыми травой горками, на которых паслись стада белых овец, которых в Новой Зеландии было очень много. Иногда мы специально останавливались, чтобы присмотреться к видовому составу росших трав, и отметили, что там было гораздо больше видов, чем в Австралии, но такого разнообразия, как в Китае, мы не заметили.

По мере передвижения окружавшая нас природа постоянно менялась, переходя с более гладких полей в закругленные или увеличивающиеся в размере горы и наоборот. Когда дорога тянулась по ущелью, в которое впадало много других мелких ущелий с речушками, то мы проезжали по мостам через реки, любуясь быстротой бежавших вод меж каменистых берегов, на которых было немало всяких булыжников. Иногда в таких местах мы останавливались, чтобы поесть и передохнуть. Надо отметить, что все дороги, по которым мы ехали, были асфальтированными и очень хорошими, так что даже мосты, по которым мы проезжали, часто были бы не заметными, если бы по сторонам не виднелась мелькавшая речная вода.

Ехали мы с картой и заранее намечали место, где должны остановиться на ночлег. Каждый день под вечер мы начинали присматриваться по дороге к надписям, которые указывали места, отведенные для палаток. Свернув в такие места, кто-нибудь из нас начинал устанавливать палатку, а другие готовить пищу, иногда на примусе, а иногда на печке общей кухни, которые бывали в таких остановочных пунктах. За ночлег в любых таких местах взималась плата, но она была небольшой, хотя и не во всех местах одинаковая.

Мы ездили по Новой Зеландии в разгар лета, однако тепло чувствовали только тогда, когда находились в своем автомобиле. Каждый раз, когда мы ставили свою палатку и готовили пищу, мы мерзли почти как зимой, и неудивительно, поскольку часто наша палатка стояла на покрытой зеленой травой ложбине, а неподалеку на склонах гор лежал снег. Самое трудное было поставить палатку, так как всегда дул холодный ветер, в то время как теплой одежды у нас с собой не было, а при той температуре требовалась не только теплая одежда, но и теплые рукавицы. Зато, устанавливая палатку, мы бегали, не останавливаясь, и через пятнадцать минут у нас уже стоял дом, в котором сразу же чувствовалось теплее, а тем более после горячей пищи. Спать под одеялами в закрытой палатке было не холодно еще и потому, что в ней находилось много людей. Однако вместиться все в палатку не могли, и поэтому Коле всегда приходилось спать в машине.

Так как Ната не могла сидя вместиться на вещах, где она находилась, то ей пришлось всю дорогу лежалать или, согнувшись, сидеть, но все наше путешествие она молчала или что-то себе напевала, не знаю чем, но чем-то забавлялась, а о ребеночке, поскольку он дорогой почти не плакал, то и написать нечего. Его как бы и не было, а если и были какие трудности, то об этом знает только его мама. Потом, уж взрослым, когда я приезжала в Австралию, шутя, он мне говорил: "Я в Новой Зеландии был".

Проезжая города, мы заходили в магазины, чтобы купить себе продуктов, а однажды, почти в самом начале путешествия, мы решили попробовать Новозеландского сливочного масла. Купили мы его немножко, чтобы только попробовать, потому что Австралийское, а позже я узнала, что и Американское масло, очень невкусное, и поэтому мы его никогда с хлебом не ели. Попробовали мы только что купленного масла, и нам вспомнилось наше вкусное, Китайское, с его особенно приятным запахом. После этого, кроме сливочного масла и простого хлеба, мы ничего другого не хотели.

Наконец, мы приехали в самую северную часть южного острова Новой Зеландии, где его отделял от северного морской пролив. Помнится, как перед нами открылся вид на пространство, похожее на небольшое озеро с голубой водой, огибающей закругленные сверху острова и полуострова, покрытые кустарником и зеленью, за которыми вода исчезала из вида. На пассажирском судне, перевозившем и автомобили, мы получили место и поплыли. Судно шло медленно, как бы по изгибавшейся реке, все время меняя направление из-за встречавшихся островов, что вносило в наше путешествие новые, необычные ощущения.

На берегу северного острова мы попали в довольно большой город Веллингтон, где нечаянно набрели на нашу православную церковь Христа Спасителя, в которую нас впустили, чтобы ее посмотреть и поставить у икон свечи. Русских в Новой Зеландии тогда было мало, но все-таки они были. Они составляли четыре православных общины, находившиеся под управлением Австралийского архиерея. Только подумать, есть ли где-нибудь такое место, где не было бы русских? Разлетелись, как птицы, по всему миру, и, чтобы выжить, строят церкви, которые, объединяя их, как наседки своих птенцов, согревают своим духовным теплом. Именно духовным, потому что на Западе телесного тепла больше чем надо, а духовного там нет, а мы без него жить не привыкли.

После всего этого мы направили свой путь на север к городу Хастингс с тем, чтобы по пути к городу Окленд, из которого мы должны были вылететь в Австралию, заехать в интересное местечко "Роторуа". Дорога наша опять шла частью по горам, частью по плоскогорьям и равнинам, но таких опасных дорог, как на южном острове, нам почти не попадалось, чем мы были довольны, да и вообще были рады тому, что никаких неприятных приключений у нас не случилось. Незаметно мы прибыли и к своей цели - укутанному белым паром местечку, называемому Роторуа. По прибытии туда нам нужно было решить, где остановиться, но тут, к нашему счастью, мы наткнулись на ряд кабинок, специально построенных для таких путешественников, как мы. День был неприятный, пасмурный, и шел мелкий дождь, а мы должны были решить ставить ли нам палатку или арендовать свободную кабину, но из-за мокрой погоды второе перетянуло, и мы вошли в теплую с кроватями и печкой кабину, состоявшую из двух комнат, и выбором своим оказались очень довольны.

Местечко Роторуа примечательно своими горячими гейзерами, и первое, что мы заметили около нашей кабины, это в небольшой котловине кипящую полужидкую грязь. Наши родители, решили той грязью полечиться от ревматизма, и Коля, взяв из кухни сковородку, с женой пошел ее достовать,. Тот момент представлял жуткую картину. В воображении, с появлением мысли "А что если он как-нибудь нечаянно сорвется?" невольно набегали ужасающие картины, чему помогала постоянно клокочущая темная масса с длинной струей посредине котловины вроде высоко вытягивающейся из грязи черной змеи с утолщенной головой. Потеряв равновесие, это изваяние змеи падало, а вслед за ним тянулось второе такое же изваяние. Русская пословица "Это еще только цветочки, а ягодки будут впереди" очень подходила к тому моменту.

Не имея никакого понятия об окружавшей нас местности, мы пошли ее осматривать. Благодаря тому, что все находилось под наблюдением служивших там людей, опасные места были огорожены с надписями, чтобы нечаянно люди не набрели на них. Пройдя немножко от нашей кабины, мы пришли к кипящим земельным казанам, а от них прошли к фонтанам кипящей воды, после чего попали к месту, где людям можно было идти только по узкой дорожке. По сторонам дорожки с большим паром и шумом выбрасывались по очереди с короткими и более длинными перерывами всевозможные фонтаны и фонтанчики. Один из них был особенно интересен тем, что кипящая вода выскакивала через более долгие промежутки времени, но зато с большой быстротой и производила такой шум, что все другие приглушались, а вода летела вверх на высоту трехэтажного дома и потом всей своей тяжестью падала вниз, разбиваясь о горячую землю. В момент, когда тот фонтан спал своим коротким сном, мимо него, уже совсем позабыв про его существование, приспокойненько проходил Коля, и вдруг как поднимется вода с клокотаньем и рычаньем, что Коля от такой неожиданности даже отскочил, а нам от этого стало смешно. Земля, по которой мы шли, гудела и тряслась, отчего казалось, что мы шли по какой-то подсохшей сверху корке, которая вот-вот может провалиться. Поскольку окружавшая температура была довольно низкой, то от горячей земли и воды поднимался густой белый пар, и мы между этих отдельных клубившихся облаков пара и фонтанов были как бы в какой-то мифической или мистической картине. Пройдя дальше, мы подошли к озеру, половина воды которого как нам объяснили, была горячей, а другая половина холодной, причем, цвет горячей воды отличался от цвета холодной, а между ними была видна разделяющая их полоса. Недалеко от берега, в одной его части вода постоянно кипела, и нам сказали, что местные жители маоры - Новозеландские аборигены - раньше пользовались этим озером для варки яиц, мяса и пр. В специально сплетенных корзиночках они спускали в воду сырую пищу, а через некоторое время вынимали ее уже готовой. Между прочим, отоплением в нашей кабине служило не что иное, как проходившая по металлическим трубам, бравшаяся из тех мест горячая вода.

Потом мы прошли к местам кратеров, земля которых в некоторых местах была совершенно желтой, так как в ее состав входило большое количество горючей серы, а кое-где сера в больших и маленьких комках лежала просто на земле.

Как нам рассказывали, маоры когда-то в старину приплыли в Новую Зеландию на лодках с Полинезийских островов, и впоследствии оказались Новозеландскими аборигенами, из этого следует, что до них там людей не было. При высадке на остров они нашли горячие источники и обосновались около них, поэтому маоров там было больше, чем где-либо в другом месте Новой Зеландии. Когда мы были там, Новозеландское население, в основном, было белым, если не считать небольшое количество маоров. Кстати, так как маоры очень хорошо поют свои национальные песни и танцуют, то вечерами они устраивали концерты для туристов, на одном из которых были и мы и смогли там купить кассеты с их песнями.

Поскольку в Роторуа были естественные источники горячих минеральных вод, то там были устроены под открытым небом горячие ванны разных температур с надписями рекомендаций сколько минут можно сидеть в той или иной ванне. В иных из них, войдя в ванну, первое время чувствовалась вода настолько горячей, что после нескольких секунд мы выскакивали наружу. Но постепенно тело начинало привыкать к горячему, и мы в той же ванне потом просиживали около десяти или пятнадцати минут, в зависимости от рекомендаций. В закрытом здании был также и бассейн с теплой минеральной водой, но нам больше понравились обширные ванны под открытым небом, дном которых служили мелкие камешки. Мы принимали ванны по два раза в день, начиная с самых прохладных, и при этом за каждый вход надо было платить. За несколько дней нашего пребывания мы к ванным так привыкли, что даже не хотелось с ними расставаться, однако надо было двигаться дальше.

Опять мы сложили все свои вещи в машину и, усевшись в нее, направились к городу Хамилтону, но по пути еще проехали к интересной пещере, все боковины и верх которой были усеяны какими-то светящимися в темноте мелкими насекомыми. А так как низ пещеры был заполнен водой, то в ней отражался светящийся потолок, образуя чудесную светящуюся картину. Вместе с другими туристами мы проплыли по пещере в лодке, любуясь необычайным явлением, а когда из нее вышли, продолжили свой путь по направлению к Окленду, в котором должны были сесть на самолет. Таким образом, совершив все свое путешествие по Новой Зеландии недели за две, намучившись и отдохнув одновременно, а главное так много посмотрев за свою долгую дорогу, мы возвратились домой и с новыми силами принялись за свою обыденную работу.

В нашей приходской жизни начал подниматься вопрос о постройке храма и, как всюду бывает при больших общественных делах, а тем более когда общество состояло из двух групп: в нашем случае из синьцзянцев, то есть кульджинцев и трехреченцев, то возникли разногласия. Одни хотели то, чего другие не хотели или некоторые хорошие идеи не принимались только потому, что они исходили не от них, но от другой группы. Часть прихожан решила купить большой продававшийся участок земли, чтобы на нем построить храм, приходскую школу и зал, чего хотели и мы, поскольку церковный участок, где стояло школьное здание, в котором временно мы тогда молились, был небольшим и вместить на нем будущую церковь с автомобильными стоянками было очень трудно, не говоря уж о школе и о церковном зале. Не желавшие принять такую идею прихожане не хотели жертвовать деньги, поэтому участок мы купить не могли. Упустить такой хороший участок земли нам очень не хотелось и поэтому не достававшую сумму стоимости земли мы: то есть я с мужем и Григорий Алексеевич с Таисией Яковлевной Павловы решили занять в банке, заложив наши, только что выплаченные, дома. Таким образом у нас опять оказался большой долг, который я с новым усердием начала выплачивать.

При постройке храма одни противодействовали покупке земли, другие неустанно работали и продвигали начатое дело. Хочется перечислить имена особо потрудившихся, но не знаю, как они к этому отнесутся, и поэтому, не получив от них разрешения, мне придется их имена и фамилии не упоминать. А мой муж с Григорием Алексеевичем Павловым достали адреса русских жителей Мельбурна и вечерами ездили по домам, собирая пожертвования на покупку упомянутой земли. На Рождество Христово ездили по домам с колядками хористы и тоже собирали деньги для той же цели.

Мне хочется вспомнить как Григорий Алексеевич Павлов много потрудился еще и в издательском деле, печатая на своих типографских машинах душеполезные книги для бесплатного распространения в России. Этот труд он исполнял по инициативе положившей много своего времени и труда Любови Владимировны Чакировой - матери о. Никиты - многолетнего келейника митрополита Филарета. На тех же типографских машинах Григорий Алексеевич печатал и тетради с специальной разлиновкой для младших классов русской школы.

Во время вышеописанных мероприятий по строительству мой муж, съездив в США, почему-то после своего возвращения домой сразу сделал мне такое предложение: "А что если нам переехать в Америку с тем, чтобы ты с Натой жила в Сан-Франциско, а я в Магопаке?". Мне, любительнице приключений, его предложение сразу же понравилось. Так с обоюдного согласия мы начали готовиться к переезду, а возможности для этого у нас были.

Начав свои сборы, мы продали дом и из вырученной суммы расплатились с банком. Кстати, уже без нас в Данденонге церковь все-таки построили на старом маленьком участке земли, а сумма, которую мы занимали в банке для покупки большого церковного участка с процентами, через восемь лет после нашего отъезда была нам возвращена Данденонгским приходом.

При сборах нам очень много помогли наши родственники и друзья, а муж моей подруги Таисии Григорий Павлов сбил большие, деревянные ящики, внутри обив их алюминиевыми пластинами. Однако все сложить в ящики мы так и не успели и оставили у Саши в гараже, а они уж потом сами закончили упаковку после того, как мы уехали.

Перед нашим отъездом для нас были устроены проводы нашими родственниками и друзьями, и мы собрали гостей у себя, с которыми провели свои последние часы нашего пребывания в Австралии. Распростившись со всеми, в апреле 1977 года мы отбыли из Мельбурнского аэродрома, а часа через два из Сиднея наш самолет взял курс по направлению к Сан-Франциско.


Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования