Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   BOAI: наука должна быть открытой Обратите внимание!
 
  Наука >> История >> Отечественная история >> История русского зарубежья | Аннотации книг
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
 См. также

КнигиВласть и советское общество в 1930-е годы: англо-американская историография проблемы

ДиссертацииНаучно-педагогическая и просветительская деятельность А.В. Бабина

Болховитинов Н.Н. Жизнь и деятельность Г.В. Вернадского
5.07.2003 12:18 | Русское Зарубежье
     Болховитинов Н.Н. Жизнь и деятельность Г.В. Вернадского (1887-1973) и его архив. Саппоро.: Центр славянских исследований университета Хоккайдо. 2002. 64 С.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Изучение жизни и деятельности Георгия Владимировича Вернадского (1887-1973), как и других так называемых белых эмигрантов, покинувших Россию после Октябрьской революции и гражданской войны, в Советском Союзе было практически невозможно. Только в результате перестройки открылась наконец перспектива для серьезного и объективного исследования русского зарубежья. Такая возможность в Японии возникла значительно ранее и уже в 1954 г. История России Вернадского была опубликована на японском языке.
Позднее японские читатели могли познакомиться и с другими трудами Вернадского, в частности, с книгой Russia at the Down of the Modern Age, New Haven, 1959 (в Японии книга была переведена профессором Э. Мацуки из университета Сидзуока под названием Московия и Литва в 1999 г.).
Уважение к одному из ведущих русских историков XX века проявилось и в приобретении Славянским исследовательским центром (Slavic Research Center) Университета Хоккайдо богатого собрания Вернадского по истории России и стран Восточной Европы, а также в подготовке в 1982 г. сотрудниками библиотеки великолепного каталога этой коллекции, содержащего не только перечень книг, но также тщательно составленные тематический и именной указатели. (Hokkaido University Library. Russia and Eastern Europe. A List of the George Vernadsky Collection. Sapporo, 1982. 403 р.).
Именно эти обстоятельства послужили стимулом для подготовки во время моего пребывания в Саппоро (июль 2001 г. - март 2002 г.) очерка жизни и деятельности Г. В. Вернадского. По инициативе профессора Т. Хара 31 января 2002 г. одна из сессий зимнего симпозиума в Славянском исследовательском центре Университета Хоккайдо была посвящена Русскому интеллектуальному наследству: В. И. и Г. В. Вернадским. На сессии под председательством выдающегося японского русиста профессора Е. Накамура были заслушаны доклад М. Кадзи (Токийский технологический институт).
Владимир Вернадский и геохимия: Формирование новой научной дисциплины и общество и мой доклад о жизни и деятельности Г. В. Вернадского и его архиве в Колумбийском университете в Нью-Йорке. В дискуссии приняли активное участие Т. Курюзава (Университет Хоккайдо), Ф. Осука (Национальный университет Иокагамы), Е. Накамура (Женский университет Киорицу) и др.
Работы Георгия Владимировича по истории и особенно научные труды его отца Владимира Ивановича Вернадского, выдающегося естествоиспытателя и мыслителя, звезда которого взошла на русском интеллектуальном небосводе на рубеже Х1Х-ХХ веков и продолжала сиять даже в самые темные годы советского деспотизма, в настоящее время привлекают все большее внимание в России. Не скрою, что мне было приятно убедиться, что В. И. и Г. В. Вернадских знают и ценят в Японии. И я был бы счастлив, если бы мой скромный очерк способствовал дальнейшему изучению н популяризации интеллектуального наследия семьи Вернадских.
В заключении автор считает своим долгом особо отметить помощь и содействие, которые ему оказывали профессор Т. Хара при работе в Славянском исследовательском центре в Саппоро, а также профессор Джек Мэтлок в Институте высших исследований (Institute for Advanced Studies) в Принстоне.
Архив Г. В. Вернадского в Колумбийском университете (Нью-Йорк) Собрание документов Г. В. Вернадского, с которым я познакомился в конце 1999 - начале 2000 г., произвело на меня огромное впечатление. В своей жизни мне приходилось знакомиться с самыми разными коллекциями государственных и частных материалов, но, пожалуй, ни одна из них не оставила такого неизгладимого следа в моей памяти как коллекция документов семьи Г. В. Вернадского. И дело не только в ее размере (234 ящика и около 80.000 документов), но также в разнообразии и ценности прежде недоступных для отечественных исследователей документов, В архиве Георгия Владимировича сохранились ценнейшие материалы его знаменитого отца Владимира Ивановича и матери Наталии Егоровны, сестры Нины Владимировны и ее мужа археолога Николая Петровича Толля. Многие десятки и сотни писем связывали Вернадских с известными учеными, литераторами, политическими деятелями и, конечно же, с историками. Чувствуется, что архив создавал профессиональный историк, который прекрасно понимал значение документальных материалов и хранил удивительно широкий круг источников -писем, дневников, воспоминаний, рукописей и даже черновых вариантов опубликованных и неопубликованных книг и статей, рецензий, заметок, фотографий, альбомов и т.д.
На протяжении всей жизни историк заботился о сохранении своего архива несмотря на гражданскую войну, вынужденные перемещения внутри России, эмиграцию в Европу и, наконец, переезд в 1927 г. в США. Еще в 1953 г., т.е. за двадцать лет до смерти Георгий Владимирович написал заявление о передаче своего собрания в Архив русской и восточно-европейской истории и культуры при Columbia University (дневниковая запись 11 ноября 1953 г.) Куратор архива Л.Ф. Магеровский произвел на Вернадского самое лучшее впечатление и в январе 1954 г. Георгий Владимирович вместе с женой Ниной передал в Бахметевский архив первую часть (три чемодана) своего документального собрания. Позднее, оформляя завещание, Вернадский написал, что все рукописи и пр. принадлежат архиву при Columbia University.
Самая ценная и наиболее изученная часть коллекции (первые пятнадцать ящиков) включены в карточный каталог, куда вошла переписка с более 150 корреспондентами. Особую ценность составляют письма Владимира Ивановича Вернадского. О их значении для истории науки можно судить хотя бы по недавней публикации нескольких писем В. И. Вернадского о положении науки в Советском Союзе в 1929 г.
Среди корреспондентов Г. В. Вернадского отметим Б. А. Бахметева, В. В. Набокова, М. И. Ростовцева, П. Н. Савицкого, Н. С. Трубецкого и многих других (Подробнее см. упомянутый выше обзор В. Н. Козлякова). Необходимо, однако, иметь в виду, что в этом же Бахметевском архиве рядом с собранием Г. В. Вернадского хранятся документы других русских эмигрантов, которые активно переписывались с Георгием Владимировичем. Его ближайшим другом был, в частности, М. М. Карпович, и документы Михаила Михайловича отложились не только в собрании Г. В. Вернадского, но и в архиве самого Карповича. Это же относится и к некоторым другим коллегам Г. В. Вернадского и, в частности, к М. Т. Флоринскому, который также передал свои документальные материалы в Бахметевский архив.
Значительный интерес вызывают дневники и записные книжки Г. В. Вернадского (boxes 103-106), которые он начал вести еще в августе 1921 г. в Греции и продолжал с перерывами более сорока лет до 1960-х годов. Можно отметить также переписку Вернадского с Е. М. Двойченко-Марковой (29), С. Г. Пушкаревым (55), Н. В. Рязановским (57) и т. д., переписку с редакциями издательств и журналов: American Historical Review (17), Slavic Review (65), Yale University Press (80), фотографии (14, 15; 148-152) и т. д.
Когда я в 1999 г. приступил к работе над архивом Г. В. Вернадского, то в первую очередь поинтересовался все ли материалы обработаны и доступны для читателей. Заведующая рукописным отделом Батлеровской библиотеки сообщила, что последние ящики она обработала совсем недавно, и я сразу же попросил их мне показать. Кстати, именно в этих ящиках (228-230) была обнаружена важная и ранее не публиковавшаяся переписка В. И. Вернадского с дочерью и сыном за 1920-е -первую половину сороковых годов. В моей памяти сохранились, в частности, письма Владимира Ивановича по поводу смерти его жены Наталии Егоровны, написанные неразборчивым почерком потрясенного человека. Хотя я сделал соответствующую заметку, вернувшись в архив через неделю не смог обнаружить этих материалов. Так, из-за моей невнимательности, или по какой-то не зависящей от меня причине, выявленные документы остались для меня недоступными. Впрочем, над материалами семьи Вернадских продолжает работать много исследователей, и можно не сомневаться, что вся эта примечательная коллекция будет достаточно полно и компетентно изучена.

Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования