Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   BOAI: наука должна быть открытой Обратите внимание!
 
  Наука >> История >> Отечественная история >> История русского зарубежья | Аннотации книг
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
 См. также

Научные статьиМюнхенский институт по изучению истории и культуры СССР и вторая волна эмиграции

Аннотации книгТроицкий Н.А. Ты, моё столетие

Популярные статьиТворцы ядерного века: Заключение.

Научные статьиСтановление Б.И. Морозова как государственного деятеля. 1613-1633 гг.: (1)

Научные статьиПетров А. Е., Похвала великому князю Дмитрию Ивановичю и брату его князю Владимеру Ондреевичю.

Научные статьиРудаков В. Н., Неожиданные штрихи к портрету Дмитрия Донского

Научные статьиПроблемы нефрологии детского возраста на рубеже столетий

Календарь событийАльберт Эйнштейн

Популярные заметкиПочему мы не гермафродиты, или кое-что о пользе асимметрии

Научные статьиОтпечатки действительности в системных механизмах деятельности головного мозга: <Отпечатки действительности> в системных механизмах деятельности головного мозга

Обзорные статьиВ.В. Малахов. Происхождение хордовых животных

Популярные заметкиНовое сильное землетрясение в Сальвадоре

Популярные статьиПоследний энциклопедист

Обзорные статьиВиктор Антонович САДОВНИЧИЙ "Математическое образование. Настоящее и будущее.": Математическое образование

Обзорные статьиПравославные храмы в Финляндии

Курсы лекцийПетр Алексеевич Николаев, Курс лекций "Введение в литературоведение"

Курсы лекцийПетр Алексеевич Николаев, Курс лекций "Введение в литературоведение": Содержание художественного произведения

Новости"Непобедимые" муравьи поселились в Австралии

Популярные статьиФеномен Эль-Ниньо

Обзорные статьиИстория второй волны российской эмиграции

Человек столетия, обложка книги русского американца Бориса Мурашкина Человек столетия
12.06.2003 19:29 | Русское Зарубежье
     Мурашкин Б.В. Человек столетия / Под ред. А.В. Попова (Материалы к истории русской политической эмиграции. Специальный выпуск) М.: Институт политического и во-енного анализа. 2003. 164 С.

Оглядываясь в прошлое моей жизни в Советском Союзе, я никак не мог бы всё одним махом перечеркнуть, что было по-настоящему хорошего, светлого, незабываемого... Любая жизнь, и даже то, что нельзя назвать жизнью, - это, прежде всего жизненный багаж и жизненный опыт. Мне думается, что все лично мною пережитые события в Советском Союзе, и события мною не пережитые, но по мере возможности сопереживаемые с моими единомышленниками доверившими мне всё то что они пережили и открылись мне, я воспринял от-крытой душой, горячим сердцем и незамутнённым разумом.
Приехав в Америку из Сибири с киногруппой в ноябре 1990 года я встре-тился после моего авторского концерта во Флориде в Санкт-Петербурге с русским американцем почтенного возраста, который с гордостью и с нескрываемой улыбчивой иронинкой представился: Николай Александрович Троицкий. И в какой-то степени я горжусь, как и вы, что и я почти что из Сибири! Я родом из Симбирска, земляк самого Ленина! И мы оба расхохотались! Но он сразу же перевёл наш разговор в иное русло, сказав, что он оговорился, и хотел бы поправиться, улыбаясь продолжил, что хотя и родился в одном городе вместе с Лениным, и даже в один день с Гитлером... ещё более торжественней и саркастически продекларировал: в остальном ничего общего с ними не имею! А скорее, наоборот.... Вот таким было наше первое знакомство с Николаем Александровичем Троицким. И постепенно день за днём, месяц за месяцем, год за годом, наши взаимоотношения превратились в крепкую дружбу.
Когда мы с ним познакомились ему было 87 лет, за последние 13 лет он совсем ослеп, но сохранил, крепкое физическое и духовное здоровье. Его вековая жизнь, давно перешедшая рубеж человека почтенного возраста, станови-лась и моей жизнью, постепенно наполняемой осознаваемой мной невоспол-нимой утратой чего-то особенно важного, человечного, основательного, фун-даментального и надёжного, что мне так необходимо было там в далёкой суро-вой Сибири. Он, вне всяких сомнений, настоящий интеллигент самой высокой пробы, принципиальный и надёжный во всех отношениях, с высочайшими морально-нравственными принципами.
Троицкий, полон творческих сил, совершенно умопомрачительных идей и проектов, на ближайшие 10 лет. Хотя ему всего лишь 100 лет!!! И не смотря на то, что он слепой, мы с ним ведём своеобразную творческую переписку: наговариваем на аудиокассеты наши звуковые письма, так что его слепота, как бы компенсируется, концентрируя его незаурядную память! По всей вероятности, благодаря этому свойству, Николай Александрович, запоминает всю мою информацию, буквально десятками страниц, начитанных на аудиокассеты ис-торических документов, писем и интервью с моими героями и комментариями! При частых и долгих беседах с Троицким по телефону, он меня часто удивляет, цитируя и по ходу, редактируя отрывки из разных глав моих книг, касающиеся наших с ним диалогов и его воспоминаний. В течение более чем двенадцати лет нашей крепкой дружбы, я снимаю о нём документальный фильм ЧЕЛОВЕК ВЕКА. Снято уже более 30 часов. Эта видео-повесть, о не-обыкновенном русском очевидце, родившемся 20 апреля, 1903 года в Симбир-ске свидетеле патриархально-крестьянского уклада жизни в России. Еще де-сятки часов наших с ним бесед, записаны на аудио кассеты. Это исповедь пат-риарха русской эмиграции, ровесника XX века, в которой он исповедуется в том - с чем уходят на тот свет, унося с собой самое сокровенное. Во многом эти многие километры видео и аудио пленки и послужили основой книги, выходя-щей в свет дни столетнего юбилея, моего героя, Николая Александровича Троцкого. В этой работе я стремился быть, как можно более деликатным, ста-рался донести до читателя голос моего героя, не навязывая своего видения или понимания событий и явлений. На страницах книги вы услышите его настоя-щий голос, узнаете его жизнь, его чаяния и мечты.
Николай Александрович Троицкий родился 20 апреля 1903 года в селе Вешкайма Симбирской губернии в многодетной семье дьякона местной церк-ви. Сельская школа, Симбирское духовное училище, школа второй ступени в уездном Корсуне. Окончив Симбирский политехнический институт, он работа-ет инженером-строителем. С 1930 года в Москве, совмещая с учёбой в Архи-тектурном институте. В 33-м он уже руководитель лаборатории цветовосприя-тия, организует и возглавляет секцию проектирования театров, клубов и школ при Наркомпросе, одновременно исполняя обязанности учёного секретаря Мо-сковского архитектурного общества. С 1935 года вплоть до ареста в апреле 38-го работает заместителем Учёного секретаря Академии архитектуры СССР, за-нимается организацией Отделения теории и истории архитектуры, готовит дис-сертацию по архитектуре театров.
Последствия 16-месячного пребывания на Лубянке и в московских тюрь-мах, непрерывных допросов, физических и психических истязаний вынудили Троицкого порвать с архитектурой. Будучи освобождён в августе 1939 года, не признав предъявленных ему обвинений в контрреволюционной деятельно-сти, он занялся литературной работой, а в начале войны ушёл добровольцем на фронт в составе 13-й Ростокинской дивизии народного ополчения. В числе 600 тысяч солдат и офицеров Красной Армии, оказавшихся в котле под Вязьмой в октябре 41-го, попал в плен и, категорически отвергнув предложе-ние служить в германской армии, полтора года провёл на грани смерти в лагере для военнопленных Боровуха-1 под Полоцком.
В мае 43-го Н.А. Троицкий был переведён в Витебск, а летом 44-го при-командирован к А.А. Власову. Выполняя поручение Власова, он в условиях жёсткого противодействия немецкой цензуры переориентирует направленность русскоязычной газеты Доброволец в сторону становления её органом Осво-бодительного движения. Узники лагерей должны были, наконец, узнать всю тщательно скрывавшуюся от них на родине правду о советской действительно-сти, о существе и чудовищных преступлениях сталинского режима, о положе-нии дел в тылу, о перспективах свободной жизни. Осенью 1944 года Троицкий принимает участие в разработке Манифеста Комитета освобождения народов России (КОНР).
Десять послевоенных лет в Германии Троицкий жил по документам на имя Бориса Яковлева, эмигранта из Югославии. Пока не начала спадать волна насильственной репатриации советских граждан, работал в строительной фир-ме. В 49-м Троицкий основывает Русскую библиотеку в Мюнхене. Свободную, не подчинённую кому-либо, ставшую очагом русской культуры и прибежищем бывших подсоветских, скрывавшихся теперь под именами перемещённых лиц в оккупированной Германии. Избранный в том же году председателем Совета Союза борьбы за освобождение народов России (СБОНР), он сделался руково-дителем ведущей политической силы за рубежом, вступившей на путь откры-того непримиримого противостояния сталинской системе. Действенность этой силы существенно подкреплялась плодотворной широкомасштабной деятель-ностью организованного при участии Троицкого и возглавлявшегося им Ин-ститута по изучению истории и культуры СССР. В период 1950 55 годов Ин-ститут сделался крупнейшим из когда-либо существовавших в эмиграции на-учным и издательским учреждением. При нём сосредоточились всесторонние исследования советской системы, он стал центром идейного противостояния советизму. Результаты исследований штатных и внештатных сотрудников Ин-ститута в тысячах изданий распространялись по всему свободному миру, их твёрдый голос проникал за железный занавес, противопоставляя правдивую информацию лжи и клевете, идеологию истины - проповедям мракобесия и на-силия.
С 1951 года Николай Александрович и редактирует авторитетный жур-нал, затем альманах Литературный современник. В 1955 году публикует книгу Концентрационные лагери СССР первое целостное изложение мето-дов советской репрессивной системы подавления инакомыслия и подробное описание структуры лагерей ГУЛАГа. Эта книга открыла глаза Западу на чу-довищную машину сталинского террора.
К этому же времени относится уход Троицкого с поста директора Инсти-тута в знак протеста против откровенного вмешательства в его дела американ-цев. Он вынужден уехать в США. Встретив холодное отчуждение властей и демонстративные отказы предоставить подходящую его уровню работу, уст-раивается ночным уборщиком в нью-йоркскую больницу, чтобы обеспечить плату за учёбу в Колумбийском университете. Получив диплом библиотекаря, работает сначала библиографом, а затем хранителем славянского отдела биб-лиотеки Корнельского университета.
Выйдя на пенсию, Троицкий не уходит на покой. Он публикует серию книг своих новелл, вновь становится притягательным центром в эмигрантской среде. Неотступно следит за происходящим на родине, анализирует, выступает с докладами, ведёт обширную переписку, его посещают видные представители русской интеллигенции. По сей день Н.А. Троицкий деятельно способствует собиранию, сохранению и возвращению на родину эмигрантского наследия. Десять лет назад он побывал в Москве, чтобы передать свой личный архив в ГАРФ. Его примеру последовали другие видные деятели второй эмиграции.
Другая его забота извлечение из мрака забвения и публикация материа-лов, призванных помочь воссоздать не приукрашенную, но и не вымаранную дёгтем историю Русского освободительного движения периода 1943 45 годов и послевоенной деятельности второго исхода. Вне всякого сомнения именно его активность прямо или косвенно инициировала появление в отечественной печати последнего десятилетия большей части не только публицистики и ме-муаров, но и солидных исторических исследований, посвящённых этой тема-тике.
Общение, советы Троцкого, привели меня к дерзкой мысли, подтолкнули взяться за титанический труд составление Золотой Книги Русского Зарубе-жья, цикла исторических трудов о жизни русской эмиграции XX века. Уже от-сняты десятки фильмов и сотни часов Документального видео-фонда о русских эмигрантах в Америке. Удалось запечатлеть бесценные исторические видеома-териалы, записать интервью с сотнями людей, с которыми мне пришлось встретиться на американской земле. Даже через короткие эпизодические ви-део-штрихи, видео-зарисовки и полнометражные документальные портреты вы сможете, не только ощутить, и почувствовать дух времени русских амери-канцев, их любовь к России, но вы также как и автор полюбите своих новых друзей и единомышленников - соотечественников, у которых глубокие корни и дух, и культура всегда были и есть с ними, в их русских душах и сердцах, в ка-ждом русском доме, несмотря, что многие из них эмигрировали совсем детьми, а ещё больше таких, кто родился за границей. Среди них вы увидите: Г.Е. Бо-рисова, В.М. Бохенскую (Вера Северная, легендарная эмигрантская певица, ко-торую в тридцатых годах в Берлине называли Русская Марлен Дитрих), О.Е. Гайдабурова, О.К. Гайдабурову (урож. герцогиню Лихтенбергскую), русского художника Б.И. Василова, И.А. Ефимова, А.Ю. Марли-Смирнову, владыку Митрофана Зноско-Боровского, И.Л. Новосильцова, И.А. Седова, Ю.И. Шид-ловского, Э.К. Штеппу, и многие десятки других выдающихся русских за ру-бежом, даривших меня своим теплом и участием.
Этот исторический труд, эти свидетельства русской эмиграции собира-лись в течение 13 лет по всему свету с открытой душой, горячим сердцем, сгорая от сопереживания с моими героями, стараясь не пропустить ни кру-пицу, ни капельку. Таким вот образом, - подбадривает меня Николай Алек-сандрович, - людьми и собираются материалы, рукописи, архивы, используе-мые в дальнейшем для публикаций исторических книг. Всё это говорит о том, что и Ваши исследования, Борис Викторович: встречи с русской эмиграцией послужат не только для написания ваших фундаментальных трудов о неза-урядных судьбах русских американцах, но и будут бесценными источниками для многих поколений исследователей. Исходя из этого приобретённого мною бесценного исторического багажа судеб русских американцев, строит-ся и моя настоящая жизнь, здесь в Америке.
И я видел, и вижу, и живу рядом с этими людьми. Я опознал их, я учился и учусь у них терпимости, я учился и учусь у них правоте, которую они выска-зывали и высказывают. Видел всё, что доступно было моим возможностям восприятия, я познавал и познаю формы жизни столетия абсолютно отрицав-шего и божественное начало и принципы, чисто человеческие, проповедуемые верующими людьми. И увидел, что всё же на фоне истории были и есть люди, которые, не смотря ни на что, оставались и остаются людьми и в нечеловече-ских обстоятельствах, они находили способы и всё-таки говорили о своей правде, и отстаивали её.
С удивлением и восхищением я слушал представителей 1-ой и 2-ой эмиг-рации, которые рассказывала мне о Белом Движении и Русском Освободи-тельном Движении. Пережитое ими покорило меня своей бескомпромиссной правдивостью, простотой и сердечностью. Я пишу о том, что происходило и происходит в моей душе от встречи с Америкой, и думаю, что мой рассказ, моё повествование о русских американцах было бы уместной и современной публикацией на моей родине. Я жду того счастливого дня, когда пробьёт и наш колокол, и когда моим героям, сторонникам и проповедникам поисков исти-ны будет оказано заслуженное внимание.
Троицкого, моего старшего друга и наставника, в настоящее время можно часто видеть сидящим на стульчике, с удочкой в руках, ловящего рыбку в Мек-сиканском заливе во Флориде, в Санкт-Петербурге, а в свободное от работы время он слушает по расписанию российское радио и ностальгические стихи и песни Бориса Мурашкина

Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования