Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Посмотрите новые поступления ... Обратите внимание!
 
  Наука >> Биология | Биографии ученых
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
 См. также

НовостиНобелевские портреты. Говард Роберт Хорвиц, нейроматематик.

Нобелевские портреты. Джон Салстон, знаменитость поневоле.

Если Вам придется когда-нибудь посетить Национальную Портретную Галерею в Лондоне, эта картина обязательно привлечет Ваше внимание. Среди портретов знаменитостей на ней единственной нет лица. Откровенно говоря, нет на ней и всего остального, что могло бы ассоциироваться с понятием "портрет". Внутри посеребренной рамы на матовом фоне рассыпаны созвездия поблескивающих прозрачных пятен и точек. И ничего больше.

Что это - розыгрыш устроителей выставки? И да, и нет. Самый простой способ узнать правду - подойти поближе и прочесть надпись на бирке под картиной.

"Портрет Сэра Джона Салстона".

J. Sulston

Ну вот, все в порядке. Это портрет очередного Сэра Джона ... Немного схематичен ... И воздуху маловато ... В общем, можно идти дальше.

Но если у Вас еще есть немного времени до самолета, не поленитесь, прочтите и мелкий шрифт на бирке.

"Этот портрет выполнен с помощью стандартной методики клонирования ДНК. Моя ДНК, разбитая на случайные сегменты, была обработана специальным образом так, что стало возможным размножить ее внутри бактерий. Бактерии, содержащие сегменты ДНК, были высеяны в чашку с агаровым гелем, который Вы видите на портрете."
Джон Салстон.

Можно спорить о художественной ценности этого произведения. Бесспорно, однако, что это - самый полный портрет Джона Салстона. Художник - концептуалист Марк Куинн (Marc Quinn), "написавший" "портрет", смог не только передать физический образ Салстона, с его полупрофилями и анфасами, родинками и формой ногтей; создав Портрет Без Лица, он уловил самую суть характера и жизненной философии Сэра Джона: приносить пользу людям и по возможности "не высовываться". "Идти, не оставляя следов."

Те, кто знаком с Джоном Салстоном, утверждают, что им не часто случалось встретить другого столь же застенчивого человека, который с редким упорством избегает общественного внимания и стремится оставаться в тени. Несмотря на высокий пост и одну из главных ролей в исследовании генома человека, имя Салстона стало известно широкой публике сравнительно недавно, и то лишь в связке фамилий Салстон - Вентер. Не получи он Нобелевской премии за работу с C. elegans и не посчитай своим долгом разъяснять обществу опасность навязываемых Вентером правил игры - и скорее всего, Салстон всегда оставался бы весомой фигурой лишь в относительно узком кругу ученых-генетиков. Как ни парадоксально это звучит, кажется, лишь чувство долга заставило его стать знаменитым. Но - обо всем по порядку.

Джон Салстон родился в 1942 году в Великобритании. Его отец служил капелланом, мать преподавала английский. Ребенком Джонни обожал разбираться в том, как устроены приборы. Он подолгу возился с конструкторами, со старыми радиоприемниками, часами, всем, что "действовало", а как-то раз купил в second hand испорченный телевизор и отремонтировал его. Чем, судя по пронесенному сквозь годы воспоминанию, очень гордился.

Поступив в Кембриджский Университет, Джон, однако, "не блистал" в науках и закончил курс весьма посредственно. Сегодня, он убежден, с таким аттестатом не пришлось бы и надеяться на научную карьеру. Да и тогда, в 1963, у него не было страстного желания становиться ученым. Он просто плыл по течению, и совсем решил было бросить науку, записавшись добровольцем на работу в одну из стран "третьего мира", однако компания-работодатель объявила о закрытии той программы. Джон, проведя праздное лето и не найдя себе лучшего применения, начал поиски места в лаборатории. Вскоре его приняли в одну из лабораторий в Кембридже, занимавшуюся изучением механизмов синтеза нуклеотидов (Салстон получил диплом химика - органика). Такая работа оказалась Джону по душе. "Это было потрясающе, вспоминает он. - Я никогда не любил "канцелярскую работу". Что мне действительно нравилось - это быть в лаборатории и возиться там с разными "игрушками". Я играл, играл и играл".

Через три года, защитив диссертацию и получив отличные рекомендации, он был принят на работу в институте Солка, в США. Его новой зоной исследования стала пребиотическая химия, то есть моделирование возникновения живого из простых химических компонентов.

В институте Солка Салстон очутился в центре научного мира. "Я был обычным постдоком (одна из стандартных "стартовых" должностей в лаборатории - С.Г.), а вокруг меня были сплошные божества. Когда вас приглашали на обед с Нобелевскими лауреатами, можно было запросто переоценить свою значимость".

Жизнь, которую он вел вне лаборатории, была тихой, неспешной и полной радостей как раз в духе Салстона. "Я был абсолютно счастлив в Калифорнии. Мне нравилось быть дома, заниматься детьми, ходить на пляж - мы купили пикап и возили детскую коляску в багажнике - и выращивать декоративную фасоль". Его жена Дафни вскоре родила второго ребенка, и по выходным они вчетвером любили путешествовать по окрестностям. "Для нас многое значило не жить праздно и расточительно, а наслаждаться тем, что мы имеем, работая напряженно, но не умирая от рутины; общим ощущением было то, что в жизни есть более значимые вещи, чем деньги". Джон Салстон

В то же время, именно в Институте Солка Салстон понял, что в работе он достиг не слишком многого. "Нужно было что-то делать со своей жизнью".

В 1969 году Салстон возвратился на родину, в Великобританию, где Сидни Бреннер, возглавлявший в это время группу по изучению червя C. elegans в лаборатории молекулярной биологии в Кембридже, признал его "годным" к работе в своей команде. И, как это часто происходило, не ошибся в выборе. В Салстоне он нашел не только аккуратного сотрудника, но и - в будущем - одного из самых активных "двигателей" проектов по изучению Червя.

Что сблизило этих двух таких разных по характеру и темпераменту людей? Любовь к исследованию, к "возне с игрушками" в лаборатории? Или Бреннер разглядел в скромном и застенчивом молодом сотруднике человека с твердым характером, способного постоять за свои идеалы? А может быть, какую-то роль сыграла и их общая любовь к езде на мотоцикле? Ведь и Бреннер, и Салстон были страстными гонщиками, и обоим это увлечение едва не стоило жизни. За два дня до своего назначения Директором лаборатории Молекулярной Биологии в 1979 году Бреннер, возвращаясь домой на мотоцикле, нашел на дороге потерянный кем-то бумажник и решил отвезти его в полицию. По дороге обратно его сбило выезжавшее с боковой дороги такси. У Бреннера были сломаны обе ноги, и до сего дня он вынужден при ходьбе пользоваться палками.

Салстон тоже однажды попал в аврию, и, хотя этот инцидент обошелся без столь ужасных последствий, все же мотоциклу он стал предпочитать велосипед или машину.

На первых порах своего пребывания в лаборатории Салстон "осматривался", подбирая себе занятие, и одновременно решал сугубо утилитарную задачу: он подбирал условия для хранения червей в жидком азоте, причем так, чтобы после разморозки они оставались живыми и готовыми для дальнейших экспериментов. Вскоре это ему удалось, и, следуя плану Бреннера, он занялся изучением развития C. elegans. С. elegans

Нематода Caenorhabditis elegans - червячок около миллиметра в длину, с белесым, полупрозрачным телом. Если посмотреть на червя без микроскопа, то более всего он напоминает обрывок белой нитки. В природе C. elegans живет под землей, питаясь почвенными бактериями, а в лаборатории кормом ему служит другой знаменитый модельный организм - бактерия E. coli. Привелекательность C. elegans для исследователя заключается в том, что у каждого червя - одно и то же количество клеток. В процессе развития нематоды образуется 1090 клеток - 959 клеток составляют тело взрослого червя, а остальные 131 элиминируются за счет специального механизма гибели клеток - апоптоза.

Тело червя можно схематично представить как трубку (кутикулу), внутрь которой вложены две другие - пищеварительная (глотка и кишечник) и репродуктивная (см. рисунок-схему). Последняя занимает наибольший объем: за три дня, которые проходят от рождения до воспроизводства потомства, червь должен успеть отложить множество яиц. Кроме того, у С. elegans есть мускульная система, состоящая всего лишь из 81 мускульной клетки, а также нервная система, составленная из 302 нейронов. Червь может различать вкус, запах, изменения температуры и прикосновения.

Схематическое изображение червя C. elegans

PHARYNX- глотка; OVARY - яичник; INTESTINE - кишечник (RECTUM - задний отдел);
SPERMATHECA - семяприемник; EGGS IN UTERUS - оплодотворенные яйца в матке.

Из оплодотворенных яиц примерно через 14 часов вылупляется личинка, которая за 30 следующих часов проходит четыре последовательных стадии развития и превращается во взрослого червя, способного к откладке яиц.

В учебниках, написанных до начала 70-х годов, утверждалось, что личинка - миниатюрная копия взрослого C. elegans, у которой уже имеются все клетки, присущие червю во взрослом состоянии. Салстон, исследовав одну из частей нервной системы личинки, обнаружил, что на самом деле она включает в себя лишь 15 клеток, тогда как у взрослого червя их 57. После этого мини-открытия Салстон решил более детально описать процесс развития нервной системы C. elegans.

Далее...


Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования