Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Обратите внимание!
 
  Наука >> История >> Отечественная история >> История Русской Православной Церкви | Научные статьи
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
 См. также

Научные статьиИстория русских зарубежных церковных разделения в ХХ веке

Аннотации книгРоссийское православие за рубежом: Библиографический указатель литературы и источников

Обзорные статьиПравославие за рубежом: проблемы архивного наследия

Научные статьиАрхивы Русской Православной Церкви: история и современность

Научные статьиИстория российского православного зарубежья

Обзорные статьиАрхивное наследие русской зарубежной церкви в Сербии

Аннотации книгНовое исследование по истории российского православного зарубежья

СообщениеРусская Православная Церковь на Американском континенте: историография и источники

Аннотации книгДуховенство перемещенных лиц

Аннотации книгИстория российского православия за рубежом

Научные статьиМемуары митрополита Евлогия (Георгиевского) как источник по истории российского православного зарубежья

Научные статьиК истории Православной Церкви в Польше

Популярные статьиРусские культурные ценности за границей

Архив Архиерейского Синода Русской Православной церкви за границей в ГАРФ. (Опыт архивного обзора) Архив Архиерейского Синода Русской Православной церкви за границей в ГАРФ. (Опыт архивного обзора)
18.05.2002 20:43 | Русское Зарубежье
     Попов А.В. Архив Архиерейского Синода Русской Православной церкви за границей в ГАРФ. (Опыт архивного обзора) // Зарубежная Россия 1917-1939. Сборник статей. - СПб.: "Европейский Дом" - 2000. - С. 403-411

Русская Православная Церковь имеет свою заграничную часть уже более двух веков. Наиболее крупная её часть - это Русская православная церковь в Америке, начало которой положила православная миссия, прибывшая в 1795 г. на о.Кадьяк. С 1823 г. начал свою миссионерскую деятельность на Аляске священник Иоанн Венеаминов, будущий митрополит Московский, прозванный Апостолом Аляски. К 1850г. на Аляске было 9 православных церквей, 37 молитвенных домов, 9 священников, 2 диакона и до 15000 человек паствы. Русская церковь в Америке прошла следующие этапы своего развития: с 1795г. -православная миссия, с 1853 г. - Новоархангельское викариатство, с 1870 г. - Алеутская и Северо-Американская епархия. После продажи Аляски православная церковь в Америке находится на территории другого государства - США. В эти же годы появляются первые православные церкви, образованные на территории США (Сан-Франциско 1867 г., Нью-Йорк 1870 г.). В 1903 г. Алеутская и Северо-Американская епархия управлялась Архиепископом Тихоном. В епархии было 52 храма и 69 часовен, 51 священнослужитель. В 1909г. епархия управлялась Архиепископом Платоном и двумя викариями - епископом Александром (Аляска) и епископом Рафаилом (Бруклин). Епархия была разделена на пять благочиний. Накануне революции в епархии было пять епископов (Архиеп. Евдоким, Еп. Александр, Еп. Стефан, Еп. Филипп, Еп. Евфимий). Епархия была разделена на 5 округов и 27 благочинний. В епархии было 306 церквей и часовен, 242 священнослужителя. Зарегистрированных прихожан числилось 100000. Кроме того к епархии принадлежали: Сиро-арабская Миссия в составе 32 церквей и до 30000 прихожан; Албанская миссия в составе 3 церквей и до 30000 прихожан; Сербская Миссия в составе 36 церквей и до 150000 прихожан. Всего в епархии было: 461 церковь и часовня, 309 священнослужителей и до 600000 прихожан. Таким образом, к 1917 г. Северо-Американская епархия Русской Православной Церкви распространялась на всю территорию США, Канады и Аляски. Она имела достаточно опыта и административных средств, чтобы справиться со всеми неожиданностями, вызванными революцией 1917 г. в России.
До революции миссии Русской Православной Церкви имелись в Японии (с 1869 г.), Корее (с 1900 г.) и в Китае (с 1715 г.). До открытия в Китае в 1861 г. Русской Дипломатической Миссии Духовная Миссия играла роль дипломатического представительства.
До революции за границей существовало несколько приходов в Западной Европе. В основном они находились при посольствах. Эти церкви и приходы находились под юрисдикцией митрополита Санкт-Петербургского, который в свою очередь подчинялся Священному Синоду.
Революция и последующая гражданская война кардинально изменили роль и место русской православной церкви за пределами России, канонические основы её существования за границей. В первую очередь это вызвано тем, что за пределами России оказалось большое количество (около 2 миллионов человек) русских православных людей, ставших беженцами после поражения белых армий в гражданской войне. Вместе с паствой за рубежом оказались многие православные священники и архипастыри. Важным для положения русской православной церкви вне пределов России стало появление новых государств, образовавшихся вследствие крушения Российской империи: Латвии, Литвы, Польши, Финляндии, Эстонии.
События гражданской войны, изменение границ, эмиграция, отсутствие постоянной связи с Патриархом и священным Синодом в Москве повлекли за собой многочисленные расколы, изменения юрисдикционной принадлежности многих епархий, церквей. Период после окончания гражданской войны, образования новой церковной диаспоры за пределами России (1920-1930-е гг.) в литературе часто называют периодом великой церковной смуты. Причём раскол был характерен не только для православных вне России, но и для церкви в самой России, что приносило дополнительную разлагающую, дезоорганизующую составляющую и в организацию церковной жизни вне России.
Причины раскола церковные, канонические, политические, идеологические. Водораздел между сторонниками различных церковных течений в русском православии за рубежом проходил по отношению к полномочиям и правам, оставшегося в России епископата. Можно выделить три основных точки зрения на этот вопрос:
1. Отношение к церкви в России как к орудию безбожной власти и соответственно признание Русской зарубежной церкви как единственной представительницы русского православия;
2. Признание законности и полномочий церковной власти в России и подчинение ей по всем церковным вопросам;
3. Поиски компромисса с церковной властью в России и стремление каноническим путём перейти под юрисдикцию нерусских православных иерархов(1).
В зависимости от ответа на вопрос об отношении к церковной власти в России и образовались впоследствии три основные ветви российского православия за рубежом.
Предистория образования Высшего Церковного Управления за границей связана с событиями гражданской войны и оторванностью от центрального церковного управления юго-восточной части России. С целью урегулирования церковного управления 6 апреля 1919 г. в Ставрополе состоялся Южно-Русский Церковный Собор, который образовал Временное Высшее Церковное Управление Юго-Востока России(2). Вскоре после Собора в Ставрополе Патриарх Тихон и Священный Синод косвенно подтвердили его решения, издав постановление 362, в котором говорилось: В случае, если епархия, вследствие передвижения фронта, изменения государственной границы и т.п. окажется вне всякого общения с высшим Церковным Управлением или само Высшее Церковное управление во главе со св. Патриархом, почему-либо прекратит свою деятельность, епархиальный Архиерей немедленно входит в сношение с Архиереями соседних епархий на предмет организации высшей инстанции церковной власти для нескольких епархий находящихся в одинаковых условиях (в виде ли Временного Высшего Церковного Правительства или митрополичьего округа или ещё иначе)(3). Постановление 362 послужило каноническим обоснованием образования Высшего Церковного Управления за границей, впоследствии Архиерейского Синода РПЦ за границей.
Первоначально в первые месяцы после эвакуации белой армии из Крыма ничто не предвещало раскола Русской церкви. Наиболее авторитетные иерархи киевский митрополит Антоний и Волынский архиепископ Евлогий предполагали прекратить деятельность Высшего Церковного Управления, а самим затвориться в монастырях на Афоне или в Сербии(4). Но после ознакомления с положением русской эмиграции, осознав необходимость духовного окормления беженцев, пришли к убеждению сохранить русскую церковную организацию. Поэтому в ноябре 1920 г. в Константинополе с благословения Вселенского Патриарха состоялся первый заграничный Архиерейский Собор, который переименовал Временное Высшее Церковное Управление Юга России в Высшее Русское Церковное Управление за границей. ВРЦУ избрало Архиерейский Синод во главе с митрополитом Антонием (Храповицким), который являлся исполнительным органом Собора в межсоборное время. В 1921 г. по приглашению Сербского Патриарха Димитрия Управление переехало в Югославию. Образование ВРЦУ за границей косвенно было признанно высшей церковной властью в России. 8 апреля 1921г. Священный Синод во главе с Патриархом Тихоном издал указ на имя архиепископа Финляндского Серафима, в котором говорилось: Ввиду состоявшегося постановления Высшего церковного управления за границей считать православные русские церкви в Западной Европе находящимися временно, впредь до возобновления правильных и беспрепятственных сношений означенных церквей с Петроградом, под управлением преосвященного Волынского Евлогия, имя которого и должно возноситься в означенных храмах вместо имени преосвященного митрополита Петроградского(5).
В ноябре 1921г. в Сремских Карловцах состоялось Всезаграничное Русское Церковное Собрание, впоследствии переименованное в Собор. Кроме архиереев членов Архиерейского Собора на Всезаграничный Собор были приглашены представители клира и мирян, выбранные от церковных общин, районов, округов; участники Всероссийского Собора 1918 г., а также лица особо приглашённые Высшим Церковным Управлением(6). На соборе 1921 г. был заслушан Наказ Собору, приняты Обращение к воинам русской армии, Послание чадам Русской православной Церкви, в рассеянии и изгнании сущим, Послание к мировой Конференции (Генуэзской) и другие документы. Обращения Собора к чадам Русской Церкви, к Мировой Конференции вызвали бурные возражения части членов Собора. В частности, в послании говорилось о восстановлении на всероссийском престоле законного православного царя из дома Романовых. Архиепископ Евлогий призывал: Поберегите Церковь, Патриарха, Заявление несвоевременно. Из провозглашения ничего не выйдет. А как мы отягчим положение. Патриарху и так тяжело!. 34 члена Собора сделали письменное против принятия с осуждением Обращения, указав, что постановка вопроса о монархии и восстановлении монархии носит политический характер и не может обсуждаться на церковном Собрании.
Призывы Всезаграничного Собора осложнили положение русской церкви за рубежом и в России и послужили причиной первопричиной раскола русской церкви. 5 мая 1922 г. в Москве на соединенном присутствии Священного Синода и Высшего церковного совета под председательством Патриарха Тихона было вынесено постановление, которое в виде указа Патриарха было выслано возведенному в сан митрополита Евлогию для передачи в ВЦУ:

Председателю Высшего Церковного Управления за-границей Преосвященному Антонию, Митрополиту Киевскому и Галицкому.

По благословению Святейшего Патриарха Священный Синод и Высший церковный Совет в соединенном присутствии, слушали: предложение Святейшего Патриарха от 28 марта (10 апреля) сего года следующего содержания: Предлагаю при сем Нового времени от 3 и 4 декабря 1921 года и 1 марта 1922 года. В них напечатаны послания Карловацкого Собора и обращение к мировой Конференции. Акты эти носят характер политический и, как таковые, они противоречат моему посланию от 25 сентября 1919 года. Посему:
1. Я признаю Карловацкий Собор заграничного русского духовенства и мирян не имеющим канонического значения и послание его о восстановлении династии Романовых и обращение к Генуэзской Конференции не выражающим официального голоса Русской Православно Церкви;
2. В виду того, что заграничное Русское Церковное Управление увлекается в область политического выступления, - а с другой стороны заграничные русские приходы уже поручены попечению проживающего в Германии Преосвященного Митрополита Евлогия, Высшее Церковное Управление за-границей упразднить;
3. Священному Синоду иметь суждение о церковной ответственности некоторых духовных лиц за-границей за их политические от имени Церкви выступления.
По обсуждению изложенного предложения Святейшего Патриарха, Постановлено:
1. Признать Послание Всезаграничного Церковного Собора чадам Русской Православной Церкви в рассеянии и изгнании сущим, о восстановлении в России монархии с царём из дома Романовых, напечатанное в Новом времени от 3 декабря 1921 г, 184, и Послание мировой Конференции от имени Русского Всезаграничного Собора, напечатанное в том же Новом времени от 1 марта сего года за 254, за подписью Вашего Преосвященства, - актами, не выражающими официального голоса Русской Православной Церкви и, в виду их чисто политического характера, не имеющими церковно-канонического значения,
2. в виду допущенных Высшим Русским Церковным Управлением за-границей означенных от имени Церкви выступлений и принимая во внимание, что, за назначением тем же Управлением Преосвященного Митрополита Евлогия заведующим русскими православными церквями за-границей, собственно для Высшего Церковного Управления там не остаётся уже области, в которой оно могло проявить свою деятельность, означенное Высшее Церковное Управление упразднить, сохранив временно управление русскими заграничными приходами за Митрополитом Евлогием и поручить ему представить соображения о порядке управления названными церквами,
3. для суждения о церковной ответственности некоторых духовных лиц за-границей за их политические от имени Церкви выступления озаботится получением необходимых для сего материалов, и самое суждение, в виду принадлежности некоторых из указанных лиц к епископату, иметь по возобновлению нормальной деятельности Священного Синода, при полном, указанном в соборных правилах, числе его членов. О чем, для зависящих по предмету данного постановления распоряжений, уведомить Ваше Преосвященство.
5 мая (22 апреля) 1922 года. 348
Член Священного Синода Архиепископ Фаддей
Делопроизводитель Н. Нумеров(7)
Указ произвел ошеломляющее впечатление на членов Высшего Церковного Управления за границей и всех православных за рубежом, породил множество толкований и мнений о возможности и правомерности его исполнения. В частности, митрополит Антоний сначала решил безоговорочно подчиниться указу, снять с себя полномочия председателя ВЦУ и затвориться в монастыре на Афоне. Однако большинство членов ВЦУ склонялась к тому, чтобы не исполнять волю Патриарха, считая, что указ был подписан под давлением большевиков. В русских зарубежных приходах начался сбор подписей под обращениями к митрополиту Антонию с просьбой не уходить на покой. 1 сентября 1922 г. состоялось заседание ВЦУ, на котором его секретарь Махараблидзе сделал подробный доклад об указе Патриарха. В своем докладе Махараблидзе высказал сомнение в подлинности указа, указал на его каноническую, по его мнению, безграмотность. А также указал: Свободна была ли воля Патриарха? Скорей всего нет, скоропалительность решения, что несвойственно Тихону, ясно, что предложение написано им под давлением и даже в присутствии большевиков(8). В заключении Махараблидзе сделал вывод, что нельзя указ провести в жизнь немедленно без дополнительных разъяснений и указаний. Нельзя, во-первых, потому, что подлинность указа всё-таки надо предварительно проверить; во-вторых, нельзя потому, что указ построен на явных недоразумениях(9). На следующий день, 2 сентября 1922г., состоялся Архиерейский Собор, который решил формально исполнить волю Патриарха. Собор упразднил ВЦУ и образовал Временный Заграничный Священный Синод РПЦ. Решение Собора гласило:
1.Во исполнение Указа его Святейшества Святейшего Тихона Патриарха Московского и всея Руси и Святейшего при нём Синода от 24 апреля (5 мая) 1922 года за 348 существующее Высшее Русское Церковное Управление упразднить;
2. Для организации новой Высшей церковной власти созвать Русский Всезаграничный Собор 21 ноября 1922 года;
3. В целях сохранения правопреемства Высшей Церковной власти образовать Временный Заграничный Архиерейский Синод РПЦ за границей с обязательным участием митрополита Евлогия, каковому Синоду и предать все права и полномочия Русского Церковного Управления за границей;
4. Состав Временного Заграничного Архиерейского Синода определить в 5 человек;
5. Названному Синоду принять зависящие от него меры к созыву Русского Всезаграничного Церковного Собора
6. Об образовании Временного Архиерейского Синода довести до сведения Святейшего Патриарха Тихона и всех глав Автокефальных церквей, а также российских посланников(10).
В мае 1923г. в Сремских Карловцах состоялся очередной Архиерейский Собор. На Соборе присутствовало 12 епископов. 16 других прислали письменные ответы на следующие вопросы митрополита Антония:
1. Признаете ли Вы необходимость существования высшего церковного института для управления заграничными церквями епархиями или считаете возможным, чтобы иерархи управляли своими епархиями автономно?;
2. Если Вы признаёте необходимость высшего соборного органа для управления зарубежной церковью, то в каком составе Вы полагали-бы его организовать: то-есть в составе-ли только Епископов Синода, или-же с участием пресвитеров и мирян?;
3. Кого из живущих за рубежом иерархов Вы указали бы в качестве членов Синода?;
4. Кто по Вашему мнению должен быть председателем Синода?;
5. В виду отсутствия в настоящее время высшего церковного органа для управления церковной деятельностью в России, не представляете ли возможным и желательным распространение высшего церковного управления за границей и на церковную жизнь в пределах России в той мере в какой это возможно по существу и по практической жизни?(11)
На Соборе 1923 г. обсуждался проект реорганизации церковного управления, предложенный митрополитом Евлогием. Главные предложения митрополита Евлогия: твёрдое признание Патриаршей воли, изложенной в указе 348; будущий Собор не должен быть чисто эмигрантским, а должен проводиться под эгидой Вселенского Патриарха с участием всех православных церквей; идея объединения должна быть согласована с принципом внутреннего самоуправления; новый орган не должен быть простым повторением прежнего ВЦУ с простой переменой названия(12). Предложения митрополита Евлогия не нашли поддержки у членов Архиерейского Собора. Так, секретарь Синода Махарабалидзе считал: в докладе (Евлогия) есть данные совершено не соответствующие действительности или недостаточно обоснованные, проектируемый Синод сводится к положению простой канцелярии за спиной Митрополита Евлогия. В докладе управляющего русскими православными общинами в Болгарии Епископа Серафима обращалось внимание на осторожное отношение к Указу 348 и необоснованность претензий митрополита Евлогия на управление всей зарубежной церковью. Анализ анкет и выступлений русских иерархов также показывают, что митрополит Евлогий остался в меньшинстве. Ни один из иерархов не поддержал митрополита Евлогия в вопросе о созыве Собора всех православных церквей под эгидой Вселенского Патриарха. Более того, только два епископа поддержали организацию Собора с участием мирян. Особое мнение выразил Епископ Бруклинский Евфилий: Собор не нужен вообще. Достаточно признать Высокопреосвящённым митрополита Евлогия для всей заграницы (кроме Америки) и Платона для Америки.
После следующих Соборов 1924, 1926 гг. произошёл окончательный разрыв с одной стороны Архиерейского Синода Русской Православной Церкви за границей и митрополитов Евлогия и Платона. При этом необходимо отметить, что главное противоречие меду митрополитом Евлогием и зарубежным Синодом заключалось в различном толковании пункта Указа Патриарха 348: за назначением тем же Управлением Преосвященного Митрополита Евлогия заведующим русскими православными церквями за-границей, собственно для Высшего Церковного Управления там не остаётся уже области, в которой оно могло проявить свою деятельность, означенное Высшее Церковное Управление упразднить, сохранив временно управление русскими заграничными приходами за Митрополитом Евлогием и поручить ему представить соображения о порядке управления названными церквами. Если митрополит Евлогий расценивал этот пункт Указа, как дающий ему законное основание для неподчинения зарубежному Синоду и возглавление всей зарубежной церкви, то зарубежный Синод толковал этот пункт Указа лишь как подтверждающий постановление ВЦУ за границей о назначении Архиепископа Евлогия управляющим заграничными русскими церквями в Западной Европе. После издания Послания Митрополита Сергия от 16 (29) июля 1927г. противоречия между русскими церковными иерархами за рубежом еще более усилилось в зависимости от отношения к этому посланию и требованию к заграничному духовенству дать письменные обязательства в полной лояльности к советскому правительству.
Так наметились три главные ветви русского зарубежного православия: подчинённые Архиерейскому Синоду за границей, подчинённые РПЦ в СССР, перешедшие в новое качество как нерусские церкви в виде Поместной Церкви (Американская Митрополия), либо перешедших под юрисдикцию Вселенского Патриарха (Западно-Европейский Экзархат). Столь своеобразное каноническое положение во многом объясняется беспрецедентностью исторических условий в которых оказалась Россия и её Православная Церковь в XX в.
Архив Архиерейского Синода РПЦ за границей хранился до 1945 г. в резиденции Синода в Сремских Карловцах. В 1945 г. архив был вывезен советскими войсками в СССР и помещён в Особый архив. 25 августа 1948 г. согласно решению 12/3-937 ГАУ МВД СССР архив зарубежного Синода в количестве 55 дел и 16 килограмм россыпи был передан в ЦГАОРСС СССР (ныне ГАРФ)(13) после обработки и описания был образован фонд Р-6343 Высшее церковное управление РПЦ за границей в количестве 384 дела. В 1996 г. фонд был переименован в Архиерейский Синод РПЦ за границей г. Сремские Карловцы Югославия. В 1992, 1998 гг. к фонду было присоединено несколько дел, сформированных из россыпи, поступившей из Библиотеки федеральных архивов. До 1988 г. материалы архиерейского Синода находились на секретном хранении. В 1988 г. решением комиссии ЦГАОР СССР согласно Акта 1 от 29.02.1988 материалы фонда были рассекречены. В 1995 г. в виду особой ценности материалов фонда для создания страхового фонда архивные документы фонда Р-6343 были микрофильмированы в количестве 384 дела, 663 микрофиши, 24020 кадров(14) В настоящее время фонд Архиерейского Синода включает в себя 388 дел за 1917-1941 гг.
В соответствии со схемой систематизации, структурой фонда материалы разделены на следующие разделы:
1. Протоколы Архиерейских Соборов русской православной церкви за границей, переписка Архиерейского Синода и другие материалы по созыву и работе Соборов ( 1-23, 1921-1939гг.);
2.Журналы Архиерейского Синода русской православной церкви за границей ( 24-199, 1922-1941гг.);
3.Протоколы и повестки заседаний Архиерейского Синода русской православной церкви за границей ( 200-215, 1921-1940гг.);
4.Переписка Архиерейского синода, выписки из журналов и протоколов Синода (216-299, 1921-1941гг.)
а) о положение Русской Православной Церкви в различных странах ( 216-276)
б) переписка по различным вопросам ( 277-299);
5.Бракоразводные дела, материалы об узаконении внебрачных детей, прошения разных лиц в Синод о присылке копий метрических актов о браке(300-318,1921-1941гг.);
6.Послужные списки, дела о наградах и о предании суду русских православных священнослужителей (318-369, 1919-1941гг.);
7.Печатные материалы ( 370-376, 1936-1940гг.); 8.Дополнения к описи ( 377-386)
Первый раздел описи Протоколы Архиерейских Соборов русской православной церкви за границей, переписка Архиерейского Синода и другие материалы по созыву и работе Соборов включает в себя: протоколы Архиерейских Соборов, выписки их журналов и протоколов, докладные записки церковных иерархов, рапорты священников правящим архиереям, письма и др. Отличительной особенностью формирования, составления заголовков дел является то, что они сохранены в том виде, в каком были сформированы в архиве Синода. Поэтому принципы формирования дел не соответствует современным архивным требованиям, заголовки не в полной мере отражают содержание дел. Дела сформированы по тематическому признаку и в них, как правило, сосредоточены различные материалы, имеющие отношения к тому или иному вопросу: протоколы, сметы, выписки из журналов и протоколов, определения, акты, сметы прихода и расхода, доклады, отчеты о деятельности Собора Архиереев и т.п. Указанные замечания относятся и к делам других разделов описи.
Ценным источником для историков церкви являются протоколы Архиерейских Соборов, сохранившиеся в составе фонда в виде рукописных черновиком и машинописных копий. Для протоколов характерен четко соблюдаемый формуляр, включающий в себя следующие реквизиты: заголовок, председательствующий, присутствуют, секретарь, дату открытия заседания, повестку дня (оглашается), текст протокола, заверительные подписи. В протоколах Архиерейских Соборов в достаточно полной мере отразилась деятельность РПЦ за границей и многие другие вопросы деятельности российской эмиграции. Самостоятельного изучения заслуживают проекты организации церковной жизни за границей, митрополита Евлогия, других иерархов, как примеры возможных, но не состоявшихся альтернатив(15). Интересным и ценным источником, позволяющим выявить методику анализа, поиска противоречий, является подробный доклад секретаря Синода Е. Махараблидзе ВЦУ за границей об Указе Патриарха Тихона от 5 мая 1922 г. Среди протоколов сохранились акты финансовой комиссии Синода, которые показывают структуру доходов и расходов. В частности, как мы видим из финансовых отчётов, доходы складывались из: отчислений 7 и 10% от дохода церквей, прибыли от издательской деятельности, кружечных сборов, наградных взносов духовенства, канцелярского сбора, выручки от продажи бланков, бракоразводной пошлины; основные расходы были почтовые, содержание канцелярии, выплаты личному составу Синода, издание журнала Церковные ведомости. При этом в канцелярии Синода велась следующая финансовая отчётность: приходно-расходные денежные книги, ведомости остатков, ежемесячные ведомости по приходу и расходу, отчётные полугодовые ведомости, книга Синодального запасного капитала, валютная книга.
Второй раздел описи Журналы Архиерейского Синода включающий в себя журналы за 1922-1941 гг. Для журналов характерен чёткий формуляр и бланк изготовленный типографским способом, имеющий обычные реквизиты (заголовок, дату, присутствовали, председатель, секретарь) и разделённый на три поля: статей, слушали, постановили.
Третий раздел описи Протоколы и повестки заседаний Архиерейского Синода за границей включает в себя 16 дел за 1930-1941 гг. В этом разделе сосредоточены учётные данные о наличии протоколов в синодальном архиве, а также данные о присутствии членов Синода на заседаниях за 1921-1940 гг.
Четвёртый раздел описи Переписка архиерейского Синода включает в себя 84 дела за 1917-1941 гг. Среди материалов этого раздела - архивные документы о Русской Православной Церкви в Австралии, Америке, Аргентине, Бразилии, Болгарии, Греции, Китае, Корее, Чехословакии, Югославии, Японии и других странах. Среди материалов раздела -дело о РПЦ в Брисбене (Австралия), включающее в себя письма прихожан, протоколы приходских собраний, объяснительные записки. Интересна переписка о внутренних течениях в англиканской церкви, в том числе, доклад архимандрита по этому вопросу. Для исследователей, изучающих российскую эмиграцию в Южной Америке, важны будут донесения заведующего РПЦ в Южной Америке протопресвитера К. Изразцова. Среди донесений Изразцова не только подробные отчёты о состоянии русских приходов в Аргентине, Парагвае, Уругвае, Бразилии, но и исторический очерк возникновения и развития православия на южноамериканском континенте. Среди материалов этого раздела значительное число дел связано с РПЦ в Китае: доклады о деятельности Харбинского епархиального совета, списки штатных и нештатных священнослужителей Харбинской епархии. Интересен доклад о Харбинской епархиальной библиотеке (16). Для понимания церковного раскола РПЦ будут важны и многочисленные материалы, переписка связанная с попытками митрополита Евлогиия подчинить себе всю зарубежную церковь, переходом митрополита Евлогия в юрисдикцию Вселенского Патриарха. Среди дел этого раздела историкам будет интересно дело о погребении Николая II и его семейства (1932-1936)17 Среди документов дела - выписки из журналов Синода, письма Великой Княгине Ксении Александровне, письмо генерала Миллера. Важно письмо В.А. Маклакова Митрополиту Антонию от 6 января 1933 г., в котором он сообщает, что документы и различного рода предметы, относящиеся к следственному делу, были вывезены из Сибири генералом Жаненом и переданы Великому Князю Николаю Николаевичу, по указанию последнего переданы на хранение М.Н. Гирсу и коллегии хранителей имена которых было решено оставить в тайне. Далее Маклаков пишет: Смерть Гирса в их хранение ничего не изменила; установленный порядок и способ их хранения был рассчитан на время не одной человеческой жизни. В развенчании мифа об останках царской семьи якобы похороненных в Брюсселе важно коллективное письмо хранителей митрополиту Антонию, которые сообщают: никаких священных останков, принадлежащих царственным мученикам в числе вещественных доказательств вовсе не имеется. Имеются 1. Два фаланги женского пальца, 2. несколько кусков человеческой кожи, 3. кости части полуообгорелые, принадлежащие млекопитающему, и рядом с этим скелет собачки Джимми. 4 несколько комков земли, пропитанных жиром или салом. Все остальные предметы, свыше 400 номеров, представляют собой части одежды и обуви, книги, фотографии, картины и проч., частью вырытые из глубины шахты или найденные в лесу Таким образом отпадает самое предположение Ваше, что среди вещественных доказательств, хранимых нами, имеются священные останки Царственных мучеников, могущие быть преданы земли с совершением отпевания, ибо даже две фаланги женского пальца единственная сохранившаяся часть человеческого тела не были признаны судебным следователем принадлежащими Императрицы или одной из Великих Княжен18
Среди материалов фонда также бракоразводные дела, послужные и формулярные списки священников, печатные материалы.
История Русской Православной Церкви, в том числе и её зарубежной части - неотъемлемая часть российской истории. Безусловно, архивные материалы Архиерейского Синода РПЦ за границей являются важным источником для историков российской церкви, российского зарубежья, российской истории в целом.

Примечания:

1. Зернов Н. Русское религиозное возрождение XX века. Париж, 1991. С. 228-229 2. Русак В. История Российской Церкви со времён основания до наших дней. Джорданвиль, 1993. С. 470 3. Митрофанов Г. Православная церковь в России и эмиграции в 1920-г годы. СПб., 1995. С. 86 4. Цыпин В. Русская православная церковь 1925-1938. М., 1999. С. 366 5.Там же, С. 368 6. ГАРФ ф.6343, оп.1, д.1, л. 67 7. ГАРФ ф.6343, оп.1. д.4. л. 5. 8. ГАРФ ф.6343, оп.1. д.4, л.43 9. ГАРФ ф.6343, оп.1, д.4, л.45 10. ГАРФ ф.6343, оп.1, д.4, лл. 88-89 11. ГАРФ ф.6343, оп. 1. д.3, лл. 4-5 12. ГАРФ ф.6343, оп. 1. д.5, лл. 5-15 13. ГАРФ дело фонда 6343, л. 4а 14. Справка о микрофильмировании документов фонда Р-6343 15.ГАРФ ф.6343,оп.1. д.5, лл. 5-15 16.ГАРФ ф.6343 оп.1. д.236, лл. 48-50 17. ГАРФ ф.6343, оп.1, д.289 18. ГАРФ ф.6343,оп. 1, д.289, лл. 45-46

Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования