Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Посмотрите новые поступления ... Обратите внимание!
 
  Наука >> Искусствоведение >> Архитектура >> Градостроительство | Научные статьи
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
 См. также

Научные статьиО русской архитектуре Харбина и проблемах архитектурных исследований Русского Зарубежья на Дальнем Востоке

Научные статьиРоссия на Дальнем Востоке: новая градостроительная концепция и православные храмы

Научные статьиГород Дальний в истории российского градостроительства в Маньчжурии

Научные статьиГород Дальний в истории российского градостроительства в Маньчжурии

Научные статьиРусская архитектура и градостроительство в Северо-Восточной Азии в ХХ в.:векторы взаимовлияний

Научные статьиРусская духовная миссия в Японии и ее кафедральный собор в Токио

НовостиПремия Правительства РФ в области науки и техники за 2001 год

Научные статьиРусская архитектура за рубежом. Харбин далекий и близкий

Архитектор - Светлана Левошко Санкт-Петербургская архитектурная школа на Дальнем Востоке
13.06.2002 18:34 | Русское Зарубежье
     Левошко С.С. Санкт-Петербургская архитектурная школа на Дальнем Востоке России // Три искусства. - 2001. - 2. - С. 16-19

Санкт-Петербург был главным источником архитектур строительных кадров для Дальнего Востока. Военные гражданские инженеры, по преимуществу выпускники Строительного училища - Института гражданских инженеров, были первыми главными архитекторами, строителями новых дальневосточных поселений. Работали на Дальнем Востоке и архитекторы-художники, получившие образование в Академии художеств, но и: было несравнимо меньше.
На рубеже Х1Х-ХХ вв. петербургские специалисты привлекались к огромной по масштабу работе в зоне обустройства Китайско-восточной железной дороги (КВЖД). Зону отчуждения, обладавшую экстерриториальностью, современники называли Маньчжурской провинцией России, так как фактически это была территория, где люди жили и работали под российским руководством и по российским законам. Коммерческий порт Дальний начал строиться в 1898 г Дальний как город основан именным Высочайшим Указ 30 июля 1899 г. а в 1905 г. уже перешел во владение Японии: Его бытие, как российского города, отмерят всего семью годами. В Дальний были вложены огромные капиталы, но ему не суждено было остаться российским городом. В истории отечественного градостроительства Дальний не был лишним городом. Новые градостроительные идеи и методы, рожденные самим процессом его проектирования и реализации, представляют несомненную историко-культурную ценность.
Одним из петербургских архитекторов, приглашены в 1900 г. к разработке генерального плана, а затем и ПДП Дальнего был К.Г. Сколимовский. Еще и сегодня по-настоящему не оценен его творческий прорыв в будущее. Проект планировки и застройки Дальнего является своего рода предвестником передовых градостроительных идей, передовых не только для России, но и для Европы.
Самый первый схематичный генеральный план Дальнего разработал инженер-строитель В. В. Сахаров по упрощенной регулярной схеме, с прямоугольными кварталами застройки, не учитывающими особенности богатого рельефа (хотя под сады отводилась довольно обширная территория). План копировал приемы регулярного города, уже не органичные для рубежа Х1Х-ХХ вв. Именно такими были первые генеральные планы Николаевска-на-Амуре, Хабаровска, Благовещенска, Владивостока, разработанные в середине XIX в. топографами и инженерами. Эту схему Сколимовский отверг.
Особое внимание архитекторами-практиками рубежа Х1Х-ХХ вв. уделялось инженерным аспектам, что было подготовлено профессиональным осмыслением градостроительных задач еще в 1840-60-х гг. Стремление к совокупному решению экономических, транспортных, санитарно-гигиенических и технических задач в практике проектирования было направлено, в первую очередь, на улучшение экологических условий жизни горожан. И этот факт в современных работах рассматривается как одно из первых достоинств градостроительного искусства начала XX вв.
Архитектурно-планировочные идеи генерального плана и ПДП, разработанные Сколимовским в 1900-1903 гг., отражают творческие поиски иных в сравнении с эпохой позднего классицизма градостроительных подходов санкт-петербургской архитектурной школы в целом. Четкая классификация дорог, улиц и проспектов в соответствии с назначением и размещением, скрупулезная разработка поперечных и продольных профилей улиц, разделение пешеходного и транспортного движения на два уровня в самых интенсивных узлах планировочной структуры, тщательное функциональное зонирование всей территории и ее элементов - тому подтверждение. Нам в наследие достался не только реализованный генеральный план застройки Дальнего, но и блестящий доклад Сколимовского о проектировании города, сделанный им в Петербургском обществе архитекторов и опубликованный в Зодчем в 1904 г. Доклад не только реконструирует процесс работы мастера над Дальним, поясняет конкретные авторские решения, но является и теоретическим трудом, подводящим некоторые итоги опыта градостроительной мысли второй половины XIX в. Акцент в докладе был сделан на самом главном - на экологических и социальных аспектах проектирования новых городов. Архитектор, по убеждению Сколимовского, должен уделять особое внимание топографии местности, так как ...разбивка городов по системе квадратов, столь излюбленной и легко применимой в равнинах Европейской России, становится при иных условиях местности не только неудобной, но даже очень вредной и разорительной. Пример Дальнего опровергает устоявшееся мнение о чрезмерном увлечении в конце Х1Х-ХХ вв. технической стороной дела в ущерб художественной. В докладе Сколимовский актуализирует эстетическую составляющую своего планировочного решения. С одной стороны, планировочная структура города, без сомнения, отражает сознательное стремление к рациональности, инженерно-технической оправданности и экологической эффективности, а, с другой, - очень многие планировочные и инженерные решения приняты с единственной целью обеспечения наилучшего восприятия отдельных значительных зданий (православного собора, музея, католического костела, театра), панорамных видов как изнутри города, так и извне - с моря. Так, параболическая форма одного из бульваров - Самсоньевского, по мнению автора обеспечивает зрителю просторный красивый вид на всю линию фасадов...; соответствующая разработка поперечных профилей, особое размещение деревьев могут, придать городу более интересный и художественный вид, скрыть многие недостатки и придать особое значение ...зданиям, создать контраст между искусством и природой. Более того, в отдельных случаях автор рекомендует отказываться от решений, продиктованных исключительно рациональностью, дабы уйти от однообразия и скучного вида. Применение различных типов планировки, наличие композиционно оформленной системы открытых общественных пространств и доминант, система многочисленных скверов, садов и парков с живописной планировкой, самая разнообразная геометрическая форма всех 11 запроектированных чрезмерно протяженных улиц и проспектов - все говорит о внимании автора к проблемам художественности - проблемам многообразия, индивидуальности, красоты и комфорта. Подводя итог, Сколимовский выделяет две основные цели градостроительной деятельности архитектора: первая -предупреждение образования нездоровых центров, уносящих тысячи людских жизней (то есть реализация экологических требований), и вторая - обеспечение условий для нравственного и физического облегчения существования бедных жителей. Теоретические положения и само решение генерального плана Дальнего вполне соотносятся с комплексом философско-эстетических идей России рубежа Х1Х-ХХ вв., связанных с осознанием нового гражданского долга, самоценности и уникальности отдельной личности. Сколимовский постоянно апеллирует к передовому градостроительному опыту Германии, Франции, Австрии. Это говорит о хорошем знакомстве столичного архитектора с последними достижениями западноевропейской науки и практики. Но при этом он не упоминает о такой социально-градостроительной идее начала XX в., как идея города-сада (книга Завтра Говарда вышла в 1898 г. и на тот момент еще не стала всеобщим достоянием российских специалистов). Дальний и Харбин, основанные на рубеже XIX-XX вв., являлись как бы предтечей впоследствии оформившейся социально-градостроительной концепции. Именно в этих городах России - на Дальнем Востоке, в Маньчжурии практически независимо от западноевропейского опыта разработки идей города-сада, петербургские архитекторы нащупывали новые градостроительные принципы. Произошло то взрыхление почвы, которое впоследствии дало ростки принципиально нового понимания целей градостроительной деятельности, осмысления новых социально-этических идей. Именно на Дальнем Востоке прогрессивные творческие взгляды представителей петербургской архитектурной школы обрели благодатную почву для своего преемственного развития в масштабной градостроительной деятельности (города Никольск-Уссурийский, Алексеевск, Садгород, ряд прижелезнодорожных поселков городского типа Уссурийской и Амурской железных дорог).
Изданная в конце 1990-х гг. в Японии книга Рассказ о городах Маньчжурии дает возможность по представленным в ней графическим материалам проследить, как архитектурно-планировочные приемы Дальнего и Харбина самым непосредственным образом отразились в планировке и застройке других городов Маньчжурии, например, Чанчуня и Шэньяна (б. Мукдена). На страницах журнала Проблемы Дальнего Востока 1999 г. опубликована полемическая статья китайского ученого Харбин - продукт колонизации, где утверждается, что россияне, живя в культурном пограничье (не конкретно в Харбине, а вообще в Маньчжурии), оказались в целом совершенно равнодушны к возможности культурного диалога, и культура Китая осталась для них terra incognito, несмотря на долгие десятилетия проживания на китайской земле. Действительно, каких-либо заимствований, культурного освоения китайского градостроительного опыта не происходило. К. Г. Сколимовский, например, в Дальнем запроектировал даже отдельный район - Китайский город, лишь формально связанный с планировочной структурой остального города ("чтобы не стеснять местное население новыми условиями"). Судя по докладу, он и в мыслях не имел использовать какие бы то ни было приемы местного градостроительства. Но архитектурно-художественная и строительная культура китайцев все же оказывала влияние на архитектурный облик российских городов КВЖД. Да тут и не могло быть иначе: застройка во многом возводилась руками китайских рабочих, естественным образом внедряющих свой культурно-строительный опыт. Дальний и здесь оказывается уникальным объектом для исследований, так как в его застройке сформировался своеобразный, не имеющий аналогов в России, вариант модерна. Роль средневекового и народного искусства Востока и особенно Японии ярко проявилась именно в архитектурном стиле. Богатый фонд архивных фотографий Дальнего 900-х гг. показывает, что какого-либо отставания от культурных столиц в появлении новых художественных стандартов и моды не было. Это неудивительно, ведь проектирование велось преимущественно петербургскими инженерами и архитекторами. Вокзалы, многочисленные частные особняки, государственные конторы, общественные здания, доходные дома, общежития для рабочих, многоквартирные казенные дома для железнодорожных служащих создавались по новым законам формообразования. Не здание, но пространство, формируемое зданиями, становится главным; характерны многообъемность композиции сооружения и его островное положение на участке; взаимосвязь и перетекание общественного и частного пространств; изысканно-живописная структура фасадов.
Подавляющая часть застройки Дальнего выполнена в неокитайском и викторианском стилях (последний - в подражание англосаксонским особнякам готического стиля), то есть в историко-национальных стилях Дальнего Востока и Северной Европы, по-новому осмысленных в сравнении с эпохой эклектизма. Меньше всего в архитектурном облике Дальнего неорусского стиля, непосредственно связанного с русской народной культурой. Исключение составляют лишь православные церкви (что закономерно) да редкие образцы фольклорных сооружений. Конечно, облик города формировали здания, выполненные и в других стилевых системах - ретроспективизме (например, в русском ампире построены гостиница, здание Управления работ и градоначальства) или в кирпичном стиле (центральная электрическая станция, ремонтная мастерская морского пароходства), но модерн, без сомнения, лидировал в архитектуре города, его особняков. Как известно, в Петербурге получил распространение северный модерн. Он зародился благодаря культурным связям Санкт-Петербурга с морскими странами Северной Европы, оказавшись созвучным российскому мироощущению. Модерн Дальнего -морского порта на Дальнем Востоке, также можно отнести именно к северному модерну. Большую же часть застройки можно определить как восточный модерн благодаря ярко читаемой ориентации на национально-романтическое содержание (неокитайский стиль). Для китайской архитектурной традиции характерно понимание здания как микрокосмоса, взаимодействие внутреннего и внешнего пространств, гармония отдельных элементов, , которые идентичны культурно-исторической сути модерна. Конечно, русские архитекторы использовали для творческой интерпретации по большей части внешние черты и признаки китайской архитектурной культуры: изогнутые кверху свесы черепичных крыш и открытые стропила, традиционный декор и национальные узоры из цветного кирпича, богатое парковое пространство вокруг зданий и использование в ландшафтном проектировании различных садовых стилей. Была даже разработана серия типовых проектов пассажирских павильонов на .железнодорожных станциях, жилых домов, особняков, общежитии, прямолинейно освоивших китайскую традицию. Тем не менее, строительные технологии, местный строительный материал, декоративно-художественная обработка элементов здания (крыш, галерей, входов), выполненные местными рабочими-строителями, давали свой результат. Ни с чем не сравнимая, колоритная и удивительно романтичная застройка Дальнего безошибочно указывает на источник вдохновения - национальную архитектуру Китая. Петербургская архитектурная школа, безусловно, сыграла главную роль в создании Дальнего. Она развила и обогатила русскую классицистическую традицию новым пониманием социально-градостроительных задач, подготовив тем самым почву для градостроительных новаций на Дальнем Востоке, Застройка Дальнего это целостное воплощение некой версии модерна, в которой своеобразно отразилось представление рубежа веков о мире, о личности в этом мире, о красоте. Русский Дальний, который невероятным образом частично сохранился по сей день в современном двухмиллионном китайском Даляне, стал яркой страницей градостроительного искусства России середины XIX-начала XX вв.

Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования