Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Обратите внимание!
 
  Наука >> История >> Отечественная история >> История Русской Православной Церкви | Обзорные статьи
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
Китайский Благовестник: обзор журнала за 1999-2000 гг.
1.07.2002 17:06 | Русское Зарубежье
     Волохова А., Воропаева О. Китайский Благовестник: обзор журнала за 1999-2000 гг. // "Проблемы Дальнего Востока" - 4. -2001. - С. 172-176

В 1999 г. в Москве начал выходить журнал Китайский Благовестник. По замыслу его учредителей (Группа исследования проблем Православной Церкви в Китае) и издателей (Свято-Владимирское Братство) это не новое периодическое издание, а возобновление журнала, с 1904 г. издававшегося в Харбине под названием Известия Братства Православной Церкви в Китае, а затем, с 1907 г., - в Пекине, уже под названием Китайский Благовестник. Журнал выходил до 1954 г., когда была закрыта Российская Духовная Миссия в Китае. В нем освещались деятельность Миссии, история христианства в Китае, вопросы духовной жизни российских эмигрантов, оказавшихся в Китае после Октябрьской революции.
Возобновив на грани ХХ-ХХI веков издание журнала, Русская Православная Церковь засвидетельствовала свое желание продолжить участие в развитии традиций российского китаеведения. К настоящему времени вышло четыре номера журнала по два в 1999 и 2000 годах. Сформировались основные рубрики: Официальные документы. Из истории китайского Православия. Христианство в современном Китае. Христианство и китайская культура. Проблемы, современной религиозной жизни в Китае. Кроме того, в журнале помещаются богослужебные тексты на китайском языке, рецензии, отчеты о научных конференциях, на которых затрагивались проблемы христианства на Дальнем Востоке и межцивилизационных контактов в этом регионе мира.
В рубрике Официальные документы публикуются документы Синода Русской Православной Церкви, связанные с попечительством о пастве Китайской Автономной Церкви и развитием научных и деловых контактов с государственными учреждениями, общественными и научными организациями КНР, а также китайские документы по вопросам религиозной жизни в стране. Так, в 2 за 2000 г. помещен перевод Новых правил, регулирующих религиозную деятельность иностранцев в Китае, вступивших в силу в сентябре того же года.
Статьи российских и зарубежных авторов в рубрике Христианство и китайская культура зачастую представляют собой серьезные исследования, опирающиеся на китайские источники и обширную литературу. Те, кто интересуется вопросами взаимовлияния духовных культур, не могут не обратить внимания на интересную статью А. Ломанова Раннехристианская проповедь в Китае, в которой автор рассматривает процесс адаптации несторианства к китайской культуре как начальный и исторически изолированный этап в процессе межцивилизационного взаимодействия духовных традиций Китая и Запада (1999. 1. С. 11). На основе анализа сохранившихся письменных несторианских памятников автор показывает, как буддийский лексикон, даосская символика, конфуцианские социально-политические ценности использовались несторианами для того, чтобы приспособиться к китайскому цивилизационному контексту, отмечая при этом, что изложение основ христианского вероучения несло с собой ознакомление и с западной картиной мира (1999. 1. С. 21).
Уникальные картографические источники использованы философом из Владивостока В. Соколовым при написании статьи Образ христианского царства на крайнем Востоке в европейский картографии X1V-XVI1I вв.. В этом материале рассказывается о существовавшей в Западной Европе и России традиции изображения на картах Дальнего Востока легендарного христианского царства Тендук (2000. 2). В той же рубрике опубликована в переводе с английского глава из книги иеромонаха Дамаскина (Христиан-сена) Христос, Вечное Дао (1999. 2). Автор обосновывает свое мнение о близости древнекитайской и древнегреческой философских традиций, сходстве учений древних философов Китая и Греции о Вселенной. Эта тема продолжена в другом переводе с английского лекции иеромонаха Серафима (Роуза) Душа Китая, посвященной особенностям миросозерцания китайцев. Подчеркивая уникальность китайской культуры, иеромонах Серафим вместе с тем писал о том, что в ее истории есть вехи, которые невероятным образом схожи с историей Западного мира, хотя между этими цивилизациями не существовало связи. Как будто это был дух времени, который одновременно достиг Рима, Китая, Индии, внешне не связанных между собой (2000. 1. С. 40).
В определенной мере тематически близка к названным выше материалам статья А. Юркевича Китайские боевые искусства и православное сознание (к постановке проблемы) (2000. 1). Отметив значительную популярность на Западе и в современной России китайских боевых искусств и показав их роль и место в китайской культурной традиции, автор задается вопросом: в каких формах и в какой части китайские боевые искусства могут быть приняты православным сознанием? Не давая жестких оценок и выводов, А. Юркевич заключает, что по крайней мере некоторые аспекты боевых искусств (конкретные приемы рукопашного боя, способы отработки технических действий и физических тренировок) могут быть приняты и христианской культурой, однако при этом необходимо учитывать то обстоятельство, что уточнение границ приемлемого и недопустимого в отношении китайского гунфу требует постоянных усилий и православных гуманитариев разных специальностей, не говоря уже о богословах и представителях естественно-научного знания, медиков и т.п. (2000. 1. с. 121).
В рубриках Из истории китайского Православия и Архив помещаются материалы о различных сторонах деятельности Российской Духовной Миссии в Китае XVIII-XX вв., а также публикации о духовной жизни русских эмигрантов и о положении Православия в Китае. Так, читатели могут познакомиться с Описанием Пекинского Сретенского монастыря в историческом и топографическом отношении, принадлежащим перу архимандрита Даниила (Сивиллова) (2000. 2). В 1820-1831 гг.он входил в состав Духовной Миссии в Пекине и выполнял переводы китайских литературных и философских произведений, а впоследствии стал профессором китайского языка в Казанском университете. В статье историка Е. Митыповой, сопровождающей публикацию Описания, указывается на то, что в Национальном архиве Республики Бурятия имеется фонд Селенгинского Троицкого монастыря, где архимандрит Даниил с 1844 г. был настоятелем. Материалы этого фонда, заключает Е. Митыпова, могут пролить свет на историю Пекинской Духовной Миссии и российско-китайских отношений XVIII-XIX вв. (2000. 2. С. 77).
06 изменениях в составе и деятельности Российской Духовной Миссии на рубеже XX столетия и роли в этих процессах начальника Миссии Иннокентия (Фигуровского) пишет В. Дацышен в публикации Епископ Иннокентий (Фигуров-ский). Начало нового этапа в истории Российской Духовной Миссии в Пекине (2000. 1). Автор показывает, как владыке Иннокентию удалось предотвратить закрытие Миссии и значительно активизировать ее деятельность. С именем епископа Иннокентия связано создание в 1914 г. Московского подворья Российской Духовной Миссии в Пекине, о чем подробно рассказывает священник, доктор исторических наук Петр Иванов (1999. 2).
В ряде публикаций освещаются проблемы, связанные с духовной жизнью русских людей на территории Китая. Священник Дионисий Поздняев в статьях Духовные школы Маньчжоуго (1999. 1), Церковная жизнь в Маньчжурии в начале XX века (1999. 2) показывает просветительскую деятельность Русской Православной Церкви в Китае, ее роль в сплочении русской эмиграции на основе национальных ценностей. Г. Прозорова (Владивосток) в статье Русская Православная Церковь и Христианский Союз молодых людей в Харбине (2000. 2) прослеживает участие русских эмигрантов в деятельности этой организации, где была создана довольно эффективная воспитательно-образовательная система. Положительно оценивая политику Православной Церкви, она делает вывод о том, что позитивный опыт многовекового Православия не был растворен в опыте американских миссионеров, а православное духовенство сумело выполнить одну из главных миссионерских задач уберечь свою паству от влияния протестантских стандартов религиозного потребления и сохранить национальное самосознание (2000. 2. С. 35). Диакон Иоанн Хайларов в статье Харбинские архиереи и поклонение Аматерасу в Маньчжурской империи (2000. 2), используя архивные материалы Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, показывает, как духовенство Харбинской епархии выступало против требования японских властей, чтобы русское православное население Маньчжурии участвовало в религиозных общественных церемониях поклонения императору Пу И и в других ритуалах. Автор статьи считает, что, несмотря на разницу во взглядах и некоторые противоречия личного характера, архиереи как могли, защищали религиозную свободу православной части русской эмиграции в Маньчжурии (2000. 2. С. 27).
Подробно о взаимоотношениях Православной Церкви с китайской паствой идет речь в статье последнего китайского православного священника г. Тяньцзиня протоиерея Иоанна Ду Распространение Русской Православной Церкви в Тяньцзине и его окрестностях (1999. 2), где автор привел уникальный материал о русских и китайских священнослужителях Тяньцзиня и остановился на малоизвестных фактах отношений Русской Зарубежной Православной Церкви с китайским клиром.
В 2000 г. журнал отметил столетие гибели китайских православных христиан во время восстания ихэтуаней в 1900 г., опубликовав перепечатку материалов из семи (10-16) выпусков Китайского Благовестника за 1917 г. Сказание о мучениках Китайской Православной Церкви, пострадавших в Пекине в 1900 году, а также статью священника Дионисия Поздняева Церковь на крови мучеников (2000. 1). С 2000 г. в журнале стали публиковаться богослужебные тексты на китайском языке (молитвы Символ веры, Отче наш, Утренние молитвы, Краткое вечернее правило), материалы, разъясняющие некоторые положения церковной жизни: Православие в вопросах и ответах, Десять заповедей, Православный Катехизис (2000. 1-2). К этому разделу примыкают статьи об основных подходах к переводам богослужебной литературы: священника Петра Иванова Православные переводы Нового Завета на китайский язык (1999. 1), послушника Петко (Хинова) О принципах перевода богослужебных книг на китайский язык (2000. 1), А. Ивановского Богослужебные книги Православной Церкви на китайском языке (2000. 2).
В рубрике Христианство в современном мире значительный интерес для историков представляет статья священника Петра Иванова Сунь Ятсен и христианство (2000. 2), в известной степени восполняющая пробел в довольно обширной китаеведческой литературе об основателе партии Гоминьдан. В статье подробно охарактеризована роль, которую христианство играло в жизни вождя китайской революции. Хотя, как пишет автор, Сунь Ятсен до конца дней считал себя христианином, но на его идеологию христианство не оказало существенного влияния: На фоне забот о социальной революции и освобождении Китая такие идеи, как бессмертие души и стяжание Царства Небесного, представлялись ему бессодержательными утопиями, далекими от реальных задач текущего момента (2000. 2. С. 69).
Проблема поиска путей синтеза конфуцианских и христианских ценностей на примере жизни и деятельности двух католических и трех протестантских деятелей рассмотрена в статье профессора Торонтского университета Джулии Цин Новозаветная любовь, конфуцианская гуманность и борьба в китайском христианстве XX века (2000. 1).
Еще две статьи Современная проповедь Римо-Католической Церкви в Китае. Проблемы и перспективы (2000. 1) М. Козловой и Организационная структура и деятельность Китайской патриотической католической церкви и Китайского католического Синода (1999. 2) Сюн Цзыцзяня (научного сотрудника Центра по изучению международных отношений университета Чжэн-чжи на Тайване) посвящены проблемам распространения католичества в КНР. С ними перекликается статья А. Ломанова Канонизация католических мучеников (2000. 2) из рубрики Проблемы современной религиозной жизни в Китае. Она написана в связи с проведенной Ватиканом 1 октября 2000 г. канонизацией 120 католиков, погибших в основном в XIX в., в том числе в Китае, и затрагивает спорные вопросы в отношениях между Ватиканом и КНР.
Весьма актуальная с точки зрения религиозной ситуации в Китае тема затронута в статье священника Петра Иванова о новой китайской секте Фалунь-гун (2000. 1). Автор останавливается на истории создания Фалуньгун, личности ее основателя и руководителя Ли Хунчжи, его идеях, структуре и практической деятельности секты, мотивах ее официального запрещения в КНР. Он справедливо указывает, что причины популярности Фалуньгун (число ее последователей исчисляется миллионами) коренятся в современном состоянии китайского общества, в недовольстве значительной части населения положением в стране и некоторыми негативными последствиями реформ (диспропорции в развитии различных регионов, коррупция, рост безработицы в городе и деревне, девальвация ценностей официальной идеологии и т.п.). Можно вполне согласиться с заключением автора о том, что деятельность Фалуньгун представляет собой наступление мистицизма, хорошо организованного и сильно укорененного в национальной традиции, и является серьезной проблемой для руководства КНР (2000. 1. С. 94).
Знакомство с вышедшими номерами журнала Китайский Благовестник позволяет заключить, что в России появилось самобытное периодическое издание, в котором история и современная духовная жизнь в Китае рассматриваются в контексте взаимопроникновения и взаимовлияния ценностей, присущих восточной и западной цивилизациям. Хочется пожелать учредителям, редакционному совету и издателям Китайского Благовестника успешного продолжения трудного в нынешних условиях, но нужного дела выпуска этого интересного и полезного журнала.

Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования