Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   BOAI: наука должна быть открытой Обратите внимание!
 
  Наука >> Юридические науки >> История права | Обзорные статьи
 Посмотреть комментарии[1]  Добавить новое сообщение
 См. также

Аннотации книгРусский Харбин

Обзорные статьиАрхивы русских эмигрантов в Гуверовском институте

Анонсы конференцийПариж и русская эмиграция на Дальнем Востоке

Научные статьиРоссийская эмиграция в Маньчжурии накануне и в годы Второй мировой войны

Популярные статьиПоследний Архипастырь Маньчжурии

По страницам харбинского журнала Известия юридического факультета
29.06.2002 14:19 | Русское Зарубежье
     Стародубцев Г. По страницам харбинского журнала Известия юридического факультета (1925-1938) // Проблемы Дальнего Востока. - 2001. - 6. - С. 137-142

Исторически первыми центрами российской международно-правовой научной диаспоры в 20-е гг. XX века были Харбин, Константинополь, Берлин, София, Прага и Париж. Однако действительными столицами русского зарубежного высшего юридического образования и международно-правовой науки российской эмиграции являлись Прага(1) и Харбин, который был по существу русским городом(2). В них были открыты юридические факультеты, в которых на русском языке и по программам российских дореволюционных университетов обучались выходцы из России. В связи с тем, что на этих факультетах в широком объеме преподавали международное право, возникла необходимость обеспечить учебный процесс учебниками, пособиями, монографиями и статьями по этой тематике.
Основным изданием восточной ветви российской эмиграции, в котором получили отражение взгляды ученых на международное право, были Известия юридического факультета в Харбине. За время их существования вышло двенадцать весьма объемных томов (248-384 сс.). Они выпускались не регулярно, так как зависели не от наличия научного материала, в котором у факультета не было недостатка, а от имеющихся средств. Первый том вышел в 1925 г., к 1928 г. было уже 8 томов, а в течение последующих десяти лет напечатано только четыре последних тома.
Постоянного редактора у Известий... не было. Советом профессоров избирался редактор того или иного тома. Большинство томов редактировал Г.К. Гинс (1, 3-6, 9, 11, 12), 7 том - Н.В. Устрялов, 10 том - В.В. Энгельфельд. Два тома (2 и 8) не имели редакторов, 2 том составила работа В.В. Энгельфельда Очерки государственного права Китая, а весь 8 том занимал труд В.А.Рязановского Монгольское право (преимущественно обычное). Исторический очерк, вышедший на русском и английском языках.
Обычно Известия... печатались на факультетские деньги. Но после перехода факультета в 1929 г. в ведение китайской администрации они стали издаваться за счет средств профессоров факультета, авторов, на доходы от коммерческих объявлений, пожертвования частных лиц и т.д. Например, 10 том был оплачен авторами помещенных в нем статей.
Когда факультет приступил в 1925 г. к изданию первого тома Известий..., ни одна типография в городе не имела опыта в отношении издания научных книг с примечаниями, ссылками на иностранные источники, разнообразием шрифтов в тексте. Печатание сопряжено было с большими механическими трудностями. Факультет проложил путь научной книге и теперь в городе Харбине можно напечатать любое исследование, - заключал Н.П. Автономов(3).
В каждом из вышедших томов публиковались работы юристов по различным проблемам международного права. Так, В.А. Овчинников поместил в 3 томе две статьи: К трехсотлетию трактата Гуго Гроция (с. 3-7) и Из юридической литературы о международном положении Монголии (с. 35-43), а в 5 - О консульском уставе СССР (с. 335-346).
Г.Г. Тельберг опубликовал в 4 томе актовую речь (с. 169-178), прочитанную им на торжественном акте юридического факультета 1 марта 1927 г. Идея войны в новом международном праве. В этом же томе В.В. Энгельфельд поместил рецензию на магистерскую диссертацию М.А. Циммермана Вмешательство и признание в международном праве, защищенную и опубликованную в Праге в 1926 г. (с. 332-338). Излагая содержание статей, мы не обойдемся порой без пространных цитат. Во-первых, потому, что некоторые из них сохранились в единичных экземплярах, что делает невозможным их прочтение даже специалистами, не говоря уже о широком круге читателей. Во-вторых, по меткому замечанию Н. В.Устрялова: Учение великих мыслителей лучше всего излагать их собственными словами(4).
Предпосылкой написания первой статьи В.А. Овчинникова, опубликованной в 3 томе, как видно из названия К трехсотлетию трактата Гуго Гроция, явилось празднование в 1925 г. юбилея выхода в свет книги выдающегося голландского юриста Гуго Греция О праве войны и мира. Однако статья скорее не о Гуго Греции, а о В.Э. Грабаре. Именно на основе его работы Роль Гуго Гроция в развитии науки международного права, опубликованной во французском издании Revue de Droit international et de Legislation comparee (1925, 4-5), которая, по мнению В.А. Овчинникова, освещает юбиляра так, как он, пожалуй, и не был никем до сих пор освещен(5), и написана эта статья.
Оценки В.А. Овчинниковым Г. Гроция противоречивы и запутаны. Считая Г.Гроция более моралистом, чем юристом, он писал, что склонность Греция к теологии и базирующейся на ней морали... задержало поступательный ход науки. Основной грех трактата смотреть на международное право, как на совокупность простых правил морали и естественного права, призванных регулировать поведение людей и затем всецело перенесенных на отношения между государствами (с. 6).
С такими выводами В.А. Овчинникова вряд ли можно согласиться. Он высказал правильную мысль о том, что Г.Гроций творил, опираясь на интеллектуальный фундамент, выработанный другими учеными, однако не недооценил, а то и прямо принизил роль Г. Гроция, который заложил прочное основание для дальнейшего развития молодой науки(6).
Впрочем, далее В.А. Овчинников был более осторожен, выразив надежду на то, что Гроций вольно или невольно скрывший и затенивший собою имена и труды деятелей предыдущей литературы, будет детально разъяснен и, конечно, так, как того поистине заслуживает обессмертивший его имя его трактат (с. 7).
Значительно меньше повезло другому российскому ученому Б.Э. Нольде. Анализ его сочинения Международное положение Монголии, напечатанного в еженедельной юридической газете Право за 1915 г. ( 34, с. 2153-2168; 35, с. 2217-2231), дал В.А. Овчинников в статье Из юридической литературы о международном положении Монголии (1926 г.). И, хотя он относил Б.Э. Нольде к одним из выдающихся юристов, а саму его работу считал как не потерявшую своего значения и поныне, поскольку... она касается одного из самых жизненных вопросов современного международного прав разделении государства), статья В.А. Овчинникова носит критический характер.
Прежде всего, он обратил внимание на то, что статья Б.Э. Нольде имеет не совсем точное название и скорее должна быть названа Международно-правовое положение Монголии.
В.А. Овчинников констатировал, что автор анализированной работы достиг своей цели и, дав, в частности, логически блестящее истолкование ст.ст. регулировавших отношение Китая к Монголии, не выполнил второй (главной) задачи, где речь шла о систематике истолкованных норм. Он оставался до конца юристом; положение обязывало, и, даже видя полную возможность всецело связать право с политикой, он оставался верен чисто догматическому методу, исчерпал его до конца и не разрешил поставленной задачи (с. 43). ( справедливости ради заметим, что и сам В.А. Овчинников, кроме переложения статьи Б.Э. Нольде и критики ее содержания, своих выводов о сюзеренитете и протекторате, а также их определений не дал.
Монгольскую тему в 3 томе Известий... продолжал В.В. Энгельфельд. Его работа Политическая организация современной Монголии (с. 169-190) помимо вопросов внутренних освещала и международно-правовые аспекты существования центрально-азиатского государства Монголии. В частности, автор особенно отметил статьи монгольской конституции 1925 г., относящиеся международному праву. В.В. Энгельфельд изложил историю и международно-правовую сторону восстановления монгольского государства, его взаимоотношений с Советской Россией.
К числу обзорных аналитических статей В.А. Овчинникова в Известиях... относится и его работа О консульском уставе СССР (1928 г.), пожалуй, лучшая из его харбинского периода. В ней автор основное внимание уделил этому важному дипломатическому документу, интересному, между прочим, как раз тем, что его составители ввели в консульское право такие черты, которые, вообще говоря, не наблюдаются повсюду в уставах других стран.
Прежде всего, он подчеркнул чрезвычайно широкий объем задач налагаемых на консула СССР согласно ст. 1 устава: Консульские учреждения СССР имеют целью охрану и защиту экономических и правовых интересов СССР и союзных республик, а также юридических лиц и граждан СССР. ...Советский консул, читаем дальше, по задачам своего ведения, по целям, осуществляемым им на советской службе за границей, фигура, бесспорно очень крупного размаха, и объясняется это именно тем, что согласно цитируемого закона, его уделом являются такие всеохватывающие области, как экономика и право (с. 339). Крайне ответственной задаче следить и заботится, чтобы все... граждане СССР имели возможность пользоваться в полном объеме всеми правами, соответствует и характер методов исполнения: консул обязан принять все вызываемые обстоятельствами дела меры для восстановления нарушенных прав (с. 341).
И далее автор отмечает присущую СССР роль экспортера мировой революции. Эта мысль мягко завернута в ткань общеполитических и юридических размышлений, но она присутствует. Нельзя не приветствовать решения, принятого в данном вопросе Советской властью, пишет В.А. Овчинников, - оно так, в конце концов, соответствует духу времени, предвосхищает событие, которое все равно в скором времени наступит, благодаря стихийно пробудившемуся самосознанию восточных народов, оно лишний раз констатирует мудрую применчивость Советской власти к обстоятельствам... имеет в глаза Советской власти исключительно прекрасный характер, подлежа автоматическому исчезновению по мере установления Советских режима и законов в том или ином государстве, (с. 344).
Проблеме вечной, актуальной во все времена, у всех народов и государств посвящена статья Г.Г. Тельберга Идея войны в новом международном праве (1927), являвшаяся перепечаткой его речи на торжественном акте юридического факультета. Она воспроизведена по стенографической записи, сделанной окончившей юридический факультет в 1926 г. Е.Н. Рачинской и слушательницей И.Г. Подставиной. Написанная в изящной литературной манере, достаточно лаконично и емко речь давала представление об изменившемся взгляде на войну у государств и народов.
В ней проанализированы статьи договора Лиги Наций и сделан вывод что шансы... бедного человечества на мир, после Великой войны и договора Лиги, увеличились и укрепились, стали надежнее и прочнее (с. 177). Автор особо обратил внимание на те статьи договора Лиги Наций, согласно которым державы члены Лиги приняли на себя обязательство при возникновении между ними спорного вопроса передавать его или на разрешение третейского суда или на рассмотрение Совета Лиги.
Г.Г. Тельберг подчеркнул значение статьи 11, согласно которой всякая война, направленная против одного члена Лиги рассматривается как опасность и угроза для всех членов, и всем принадлежит право вмешаться в политическую обстановку, угрожающую войной (с. 171). Он особо выделил те положения договора ( ст. 12), которые обязывают спорящие стороны не начинать военных действий ни в течение того срока, когда конфликт рассматривается судом либо Советом Лиги, ни еще три месяца после того, как состоялось решение суда или доклад Совета.
Десятки посредников, официальных и неофициальных работают над обтачиванием острых углов конфликта, писал он. В заседание суда представляется надлежащий рассмотрению материал, и в этом медлительном процессе не только улетучивается боевое настроение, но обрисовывается и вырабатывается как раз то, что всего нужнее взаимное понимание, пункты уступок и, стало быть, основы мирного соглашения. А все это еще покрывается одним мощным фактором временем, которое само по себе есть великий миротворец и укротитель страстей (с. 175) ..лучше раскаты дипломатического грома в Женеве, чем пушечная канонада в Европе (с. 173), метко подмечал автор.
Нетрудно заметить слепое верование автора в возможности Лиги Наций предотвратить войну. Он нигде даже не просматривал ее вероятность. Не допускал возможности и заключения государствами договора, запрещающего войны и т.д.
Но не будем судить автора так строго. Важнее другое. Шел 1927 г. В дипломатических кабинетах зрела идея юридического запрещения войны. До подписания известного пакта Бриана-Келлога 1928 г. оставались считанные месяцы. В далеком, отстоящем от дипломатической Женевы на тысячи километров Харбине, подмечалась важность этой проблемы.
И как не поразиться заключительным словам автора на торжественном заседании 1 марта: ...какая благодарная задача лежит сейчас перед педагогами, профессорами, учителями, перед социологами, историками, экономистами; задача укрепить и в правосознании и в умах подрастающего поколения то самое чувство, которое у всех нас и у людей власти и у людей мысли зародилось под впечатлением великой войны чувство боязни войны, страха перед войной, независимо от ее исхода. Эта великая воспитательная работа, упорно и методично осуществляемая, разве не могла бы создать устойчивую подготовку для всяких человеческих трактатов о мире (курсив мой. Г.С.). Ибо давно, давно замечено, давно сказано, что сильнее всего те скрижали, которые высечены в умах и в сердцах людей (с. 177-178).
Исследование Г.Г. Тельберга первое и единственное, помещенное страницах Известий юридического факультета. Написанная изящным языком с лаконичными юридическими формулировками и логически четко выверенная может служить образцом составления речей для научных заседаний.
В 4 томе журнала В.В. Энгельфельд изложил сложную и трудную тему Юридическое положение иностранных концессий в Китае в своей одноименной статье (1927, с. 81-113). Аксиомой современного международного права, начал свою работу автор, является право каждого государства властвовать свободно и безгранично над принадлежащей ему территории и не допускать на ней осуществление державных функций иностранной государственной власти. Это положение стоит в связи с учением о так называем непроницаемости государственной территории и в то же время является логическим следствием и выводом из принципа государственного суверенитета.
Далее В.В. Энгельфельд отмечал, что практика международного общения лишь в немногих случаях допускает отступления или ограничения территориального суверенитета государства.
Это касается концессии или факторий, как они именовались в средние века. В наше время наличность подобных... концессий, пишет автор, - символизирует собою не что иное, как своеобразное ограничение территориального суверенитета туземного государства, носящего строго односторонний характер (с. 82).
В своей статье В.В. Энгельфельд осветил историю иностранных поселений в Китае, их виды и юридический характер, особо остановился на Пекинском дипломатическом квартале, правовом статусе Харбина и русских городских поселений вдоль КВЖД. При этом обращал особое внимание на как китайские, так и иностранные поселения должны были пользоваться одинаковыми правами и нести одинаковые повинности без всякого различия между ними. Таким образом, было провозглашено равноправие китайцев и иностранцев, которое не нашло себе места... в конституциях иностранных концессий (с. 108).
В заключении автор становился на защиту национальных интересов Китая и ратовал за полную ликвидацию на его территории концессий. Таможенная автономия и экстерриториальность, прозорливо предсказывая будущее, констатировал он, станут, вероятно, теми позициями, которые державам придется в ближайшем будущем сдать Китаю. И в этом процессе восстановления китайского суверенитета объективный ученый и государственный деятель не может не усмотреть реализации великого начала... справедливости, которая должна являться краеугольным камнем международных отношений и в которой в течение столь долгого времени было отказано громадной Китайской республике (с. 113).
Рецензия В.В. Энгельфельда, помещенная в Известиях... на монографию М.А. Циммермана Вмешательство в международном праве завершила цикл работ ученых Харбина по международному праву. Следует заметить, что диссертация М.А. Циммермана явление далеко неординарное в научной жизни российской эмиграции. Ни до, ни после него защит диссертаций по международному праву в зарубежной России не было. Особо стоит отметить, что за несколько тысяч миль от Праги в Харбине рецензию на диссертацию дал ученый, только что сам защитивший диссертацию по государственному праву в Париже.
В своей рецензии В.В. Энгельфельд констатировал, что появление книги под таким названием, принадлежащей перу молодого, но уже зарекомендовавшего себя ученого, разумеется, можно только приветствовать... быть только благодарными г. Циммерману за такой выбор темы для его диссертации (с. 332).
Таковы некоторые из международно-правовых работ блистательных русских ученых, живших в русском Харбине, писавших и думавших по-русски. Их труды и идеи, незаслуженно, забытые на Родине, только сейчас малыми ручейками возвращаются, чтобы влиться в общее русло отечественной реки знаний.

Примечания:

1.Если Париж в настоящее время является общественно-политическим центром, то Прага представляет просветительный центр Зарубежной России, писала парижская газета Возрождение за 1 декабря 1925 г.
2.Выпускница юридического факультета в Харбине 1929 г. Н. Резникова писала: Можно сказать с уверенностью, что на всем земном шаре не было другой страны, в которой русская эмиграция могла чувствовать себя в такой степени дома, как в Харбине... Русский язык был официально признан. Резникова Н. В русском Харбине // Новый журнал. 1988. 172-173. С. 385.
3.Автономов Н.П. Юридический факультет в Харбине (исторический очерк) // Известия юридического факультета. 1938. Т. 12. С. 72.
4.Устрялов Н.П. Этика Шопенгауэра // Известия юридического факультета. 1927. Т. 4. С. 236.
5.Овчинников В.А. К трехсотлетию трактата Гуго Греция // Известия юридического факультета. 1926. Т. 3. С. 3.
6.Лист Ф. Международное право в систематическом изложении. Пер. В.Э. Грабаря. Юрьев, 1909. С.20.

Посмотреть комментарии[1]
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования