Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Зарегистрируйтесь на нашем сервере и Вы сможете писать комментарии к сообщениям Обратите внимание!
 
  Наука >> История >> Отечественная история >> История русского зарубежья | Популярные статьи
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
 См. также

Аннотации книгИстория Российской эмиграции в освещении современной китайской историографии

Популярные статьиХарбин - продукт колониализма

Обзорные статьиБиблиотеки и библиотечные собрания Православной Церкви за рубежом

Научные статьиРусская эмиграция и ее значение в культурной жизни других народов

СообщениеЦерковные библиотеки Русской Православной церкви в странах Азиатско-Тихоокеанского региона и США

Научные статьиВозникновение и формирование российской диаспоры за рубежом

КнигиГде ты, моя Родина?: ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ В КИТАЕ

Обзорные статьиАрхивы русских эмигрантов в Гуверовском институте

Обзорные статьиАрхивные фонды Японии: к изучению проблемы русской эмиграции в Японии

Научные статьиРусские археологи в Маньчжурии

Популярные статьиПоборник церковного единения

Научные статьиМатериалы к изучению деятельности русских археологов в Маньчжурии

КнигиГде ты, моя Родина?: МАЗАРКА

КнигиОчерк русской иммиграции в Австралии

Популярные заметкиОтдел фондов русского зарубежья ГПИБ

Научные статьиИстория русских зарубежных церковных разделения в ХХ веке

Популярные статьиПоследний Архипастырь Маньчжурии

Научные статьиАрхеолог Владимир Яковлевич Толмачев

КнигиСофронова Е.И. Где ты моя Родина?

Русский клуб в Шанхае, его прошлое и настоящее
24.06.2002 21:30 | Русское Зарубежье
     Дроздов М., Черникова Л. Русский клуб в Шанхае, его прошлое и настоящее // Проблемы Дальнего Востока - 5. - 2001. 131-137

Шанхай. Тридцатые годы. Смешение языков, традиций, культур, верований Кого-то привели сюда, кого-то злая судьба. В том числе и русских эмигрантов.
Александр Вертинский и Олег Лундстрем. генерал Глебов и адмирал Старк, Лариса Андерсен и Виктория Янковская знаменитые русские шанхайцы. Изгнанники, обретшие вторую родину в экзотическом Китае, но не растворившиеся, подобно многим, в плавильном котле интернационального сообщества. Хранители русской культуры, русской чести, русской славы.
Судьба утративших Родину российских эмигрантов всегда вызывала сочувствие. Как ни покажется странным, русская эмиграция в Китае, в отличии от осевшей в Европе сравнительно обеспеченной части русских изгнанников, проявила способность адаптироваться к чужой жизни наиболее органично. Несмотря на сложность общения (языковой барьер, различие в традициях, особенности национального мышления, исторических условий), Китай проявил в отношении русских эмигрантов гостеприимство. Ни в одной другой стране рассеянная эмиграция не получила такого признания в среде, столь отличающейся от русской своими национальными, бытовыми и культурными ценностями(1).
Одной из особенностей адаптации русской общины в Китае стало создание различных профессиональных клубов, обществ, организаций и комитетов, издательств, газет и журналов(2).
Общественно-полезная и благотворительная деятельность русской колонии в Китае была разнообразной и насыщенной. В Шанхае в 1920-30-е гг. возникли и успешно действовали многочисленные русские общественные организации, работали частные и общественные больницы и школы, студии и кружки, выходили газеты и журналы(3). Для лучшей организации жизни колонии в те годы. для защиты интересов как отдельных эмигрантов, так и профессиональных объединении в Шанхае был создан так называемый Организационный комитет, координировавший деятельность многих эмигрантских обществ, таких как Русское общественное собрание, Русское благотворительное общество, Русский просветительский кружок и школа, Русский драматический и музыкальный кружок, Русская торговая палата и другие(4). Этот комитет выработал целую программу мер по защите русских беженцев.
Задачу объединения и сплочения русских эмигрантов в Шанхае решал и открытые еще в до революции Русский клуб. Однако в 1920-30-е гг. этот клуб требовал существенной перестройки из-за сильно изменившейся обстановки, в условиях, когда в город прибыла значительная часть (около 30 тысяч) русских беженцев с Дальнего Востока и Маньчжурии. Русский клуб тогда получил название Русского общественного собрания в Шанхае (РОСШ). С инициативой его модернизации выступили Союз русских торговцев и служащих в Китае (председатель - В.С. Цепкин, вице-председатель В.И. Дукин) и Общество русских коммерсантов и промышленников. С их помощью в ноябре 1934 г. РОСШ было официально зарегистрировано(5).
18 ноября 1934 г. торжественно открылось первое заседание РОСШ, на этом был установлен статус организации, избраны его правление и председатель (им стал известный предприниматель А.А. Рейер). Правда, уже через два месяца правление было переизбрано, что свидетельствовало о достаточно непростом процессе становления РОСШ.
Для успешной деятельности организации был основан фонд, позволивший арендовать помещение в здании на ул. Янаньчжунлу, д. 877. Постоянными членами клуба стали 125 человек с ежемесячными взносами не менее 2-х мексиканских долларов(6). Первоначальной целью РОСШ считалась организация отдыха и развлечений для состоятельной части русской эмиграции. Однако многие не были недовольны столь легковесным статусом организации и выступали за то, чтобы она могла решать более серьезные проблемы координации русского бизнеса и торговли, заботиться о сохранении русской культуры и образования, заниматься благотворительностью. Поэтому многие видели в РОСШ будущий культурный центр русской эмиграции в Шанхае. Правда, не всем членам клуба нравилось арендованное за немалую сумму здание оно было не очень удобным, расположено вдали от Бунда (культурного и торгового центра Шанхая). Поскольку правление долгое время не прислушивалось к такого рода критике, либо не могло быстро решить перечисленные проблемы, клуб постепенно перестал быть популярным, интерес к нему был утрачен. В конце концов из постоянных его членов осталось всего 36 человек(7).
17 сентября 1935 г. РОСШ провел специальное заседание, на котором было решено официально переименовать организацию в Русский клуб, хотя формально ее цели изменены не были. Было избрано новое правление во главе с тем же АА. Рейером. Отныне первый взнос для членов клуба составлял 15 юаней, ежемесячный 3 юаня(8). Добавим, что среднемесячная зарплата хорошо оплачиваемого служащего в те годы в Шанхае составляла не более 50-60 юаней.
В клуб принимались русские граждане обоего пола по рекомендации двух его членов, которые об этом письменно уведомляли секретаря совета старшин. Фамилии вновь записавшихся лиц регистрировались в книге и, кроме того, вывешивались на видном месте в здании клуба. В течение двух недель лица эти в качестве гостей пользовались правом бесплатного посещения клуба, после чего вопрос об их принятии решался комитетом старшин закрытым голосованием простым большинством голосов. Иностранцы также могли стать членами клуба с той лишь разницей, что платили ежемесячный взнос не менее 5 мексиканских долларов и пользовались на общих заседаниях правом ко совещательного голоса(9).
Каждый член Русского клуба имел право приглашать в качестве посетителей как русских граждан, временно приезжающих в Шанхай, так и иностранцев, причем фамилии посетителей обязательно записывались в книгу для гостей за подписью двух членов клуба(10).
В декабре 1935 г. вновь сменилось правление клуба (глава Д. Ланг, вице-председатель А.Г. Чибуновский, секретари В.Е. Уланов, Д.А. Петрухин), которое отличалось от прежних правлений сплоченностью и организованностью. Так, уже в феврале 1936 г. Русский клуб переехал в удобное помещение недалеко от Бунда на углу авеню Эдуард VII и Рю Монтобань (современные Янаньдунлу и Сычуаньлу), д. 1053. Это было большое двухэтажное здание с 16 комнатами. В зале первого этажа могли разместиться 300 человек. При клубе имелся большой цветочный сад, спортзал, работала библиотека с читальным залом, ресторан, танцевальный зал, игровые залы (для игры в карты, мацзян, шахматы и т.д.). Многие активисты русской эмиграции любили бывать здесь, проводить собрания и другие мероприятия(11).
В течение первых двух лет в клубе устраивались танцевальные вечера, спектакли и лекции, в его помещении часто происходили заседания различных общественных организаций, проводилось обучение русских бойскаутов. Здесь же были открыты курсы кулинарного искусства для девушек, обеды которых (по средам) пользовались большой популярностью у русских эмигрантов. В библиотеке клуба имелся целый ряд русских газет и журналов, а одна из комнат клуба была отдана в пользование Русской торговой палате в Шанхае(12).
С тех пор, как Русский клуб переехал в новое помещение, количество его членов резко возросло. В 1936 г. здесь было проведено 22 больших собрания, 30 семейных танцевальных вечеров, 18 лекций. В 1937-1938 гг. вновь сменилось руководство клуба (глава А.А.Иршенко, вице-председатель А.Г. Чибуновский, помощник И.Г. Велегжанин), при нем деятельность клуба достигла наибольшего размаха, несмотря на начало японской агрессии в Китае.
Надо признать, что 1937-1941 гг. считались относительно безопасными для иностранцев. Так, во франко- и англоязычной, и белоэмигрантской литературе Шанхай в те годы называли одиноким островком мира в море войны(13). В частности, русская эмиграция особых притеснений со стороны японцев не испытывала, жила относительно спокойной тихой жизнью, наслаждаясь прелестями мирного бытия, не желая признать, что война уже стоит на пороге дома. Так, в 1937-1941 гг. при Русском клубе были созданы специальная театральная комиссия, спортивная секция, комиссия по образованию и культуре. Тогда же число членов Русского клуба достигло 530 человек(14). Лишь в декабре 1941 г., после начала тихоокеанской войны, относительно спокойной патриархальной жизни в Шанхае пришел конец. Для русских эмигрантов, как и для других иностранных концессионеров, началась самая тяжелая пора. Деятельность эмигрантских организаций была временно прекращена(15).
Будни русской эмиграции время от времени сотрясали бури разногласий. Героиня одного из романов А. Рыбакова дает любопытную характеристику жизни русской эмиграции тех лет: Не общайся с эмигрантами, они нищие. Будут клянчить пожертвования для бедных, вдов и сирот, на похороны, годовщины, юбилеи, обеды по подписи, на строительство храма, детские праздники, введут в свои дурацкие благотворительные и попечительские советы... Втянут в свои склоки, они там без конца грызутся, объявляют друг друга советскими шпионами(16). Да, действительно, русская эмиграция не была однородной, наиболее острые разногласия вызывали вопросы финансового наследства белой армии. На почве дележа реализованных сумм среди вождей белого движения поднималась грызня и склока, публичное перетряхивание грязного белья, и для прекращения склоки бывало необходимо энергичное вмешательство... китайских властей, которые с большим трудом восстанавливали, впрочем, ненадолго, мир и согласие среди российских патриотов17. В среде офицеров русской армии и раньше чрезвычайно щепетильно относились к денежным проблемам, а в условиях нелегкого существования в эмиграции эти вопросы часто становились причиной споров, а иногда и судебных разбирательств. Касалось ли дело наследства русской армии или организации Русского клуба среди эмигрантов всегда находились люди, считавшие себя (нередко весьма обоснованно) несправедливо обойденными и обманутыми.
8 марта 1936 г. на очередном собрании 1 отдельной стрелковой бригады было решено в противовес существующему Русскому клубу создать более демократичное по организации, полностью отличающееся по принципам Второе Русское общественное собрание в Шанхае (II РОСШ). На этом заседании тогда прозвучали слова о том, что большинство русских эмигрантов не может принять участие в работе Русского клуба из-за высокого вступительного взноса и отсутствия гласности в работе его правления. Говорилось также о том, что II РОСШ позволит всем членам эмигрантского общества внести активный и посильный вклад в его деятельность. Было избрано правление во главе с известным русским предпринимателем И.М. Зориным. Первоначально в новой организации было всего 32 постоянных члена, не имевших ровным счетом никакого денежного фонда. Отказ от вступительных и членских взносов в то время был рискованным с финансовой точки зрения шагом и вызвал большой общественный резонанс. Все держалось исключительно на энтузиазме, разовых взносах и благотворительных пожертвованиях на отдельные мероприятия. Однако уже через год, в апреле 1937 г. число членов II РОСШ увеличилось до 100 человек. Тогда же популярность организации принесло участие в ее работе Международного русского шахматного клуба.
Второе Русское общественное собрание в Шанхае часто проводило различные концерты, лекции, танцевальные вечера для русских эмигрантов. Почти каждую неделю его двери открывались для семейных танцевальных вечеров. В 1936 г. их было проведено 30, кроме того 2 крупных концерта, 1 большой светский музыкальный вечер классической музыки с участием русских и иностранных исполнителей, 2 светских концерта непрофессиональных исполнителей, 10 музыкальных вечеров и вечеров танцев с участием профессионалов. Второе собрание (которое часто попросту называли Второй Русский клуб) находилось в шанхайском районе Хуэйшань, в небольшом уютном помещении. Когда число членов II РОСШ превысило 140-150 человек, правление вынуждено было даже ввести чрезвычайные меры по ограничению приема новых членов. Было решено, что, поскольку в этом районе нельзя найти более подходящее место для нужд II РОСШ, то в дальнейшем русским эмигрантам из других районов города не разрешалось участвовать в работе клуба. Собрание тогда постановило: В этом районе необходимо и достаточно иметь лишь одну церковь, одну школу, один клуб. Летом 1937 г., после начала японской агрессии, II РОСШ вынуждено было закрыться. Однако через полтора года, 4 декабря 1938 г. его здание вновь смогло распахнуть двери для своих посетителей. Таким образом, вплоть до декабря 1941 г. у русской эмиграции в восточном районе Шанхая был свой культурный центр.
После окончания Второй мировой войны и изгнания японцев из Китая, в 1945-46 гг. несколько сотен русских людей еще оставались в Шанхае, но русскому Шанхаю, культурному центру русской эмиграции Дальнего Востока, пришел конец. Часть эмигрантов вернулась на родину, а большинство русских изгнанников под угрозой надвигающихся красных китайских войск покинула Шанхай в самые последние минуты.
Говорят, история развивается по спирали. Так случилось и с Русским клубом. Идея не умерла, и вот в современном Шанхае сегодня тоже существует и действует Русский клуб.
Клуб был создан в декабре 1998 г. как общественное объединение всех россиян Шанхая и первоначально назывался Российская ассоциация по бизнесу и культуре. Учредителями клуба выступили предприниматели и служащие российских туристических и торговых компаний О. Истман, В. Путилкин, А. Шрестха, М. Дроздов. Созданием клуба предполагалось решить задачу объединения и сплочения россиян, живущих, работающих или обучающихся в вузах Шанхая.
Учредительное собрание ассоциации, которая впоследствии стала называться просто Русским клубом, состоялось 4 декабря 1998 г. Вступительный взнос был определен в 100 юаней (11,5 $), ежемесячный сбор установлен в размере 50 юаней (5,7 $). Эти средства в основном идут на оплату расходов, связанных с арендой помещения и коллективным ужином. На учредительную встречу пришло около 70 человек, в том числе иностранные гости. Главной целью клуба стало общение, совместное времяпрепровождение, установление деловых и дружеских связей, обмен информацией. Встречи проходят один раз в месяц, каждую вторую среду клуб собирает российских бизнесменов, студентов шанхайских вузов, преподавателей, командированных специалистов, а также тех, кто связал себя с Китаем семейными узами (в основном россиянок, создавших здесь семьи). Любят здесь бывать и сотрудники генерального консульства России.
В клубе царит непринужденная дружеская атмосфера, двери открыты не только для граждан РФ, но и для всех, кто интересуется Россией, тем, что происходит на российской земле, русскими традициями и русским языком, кто просто хочет пообщаться. Здесь можно узнать свежие новости из России, послушать русскую популярную музыку и классику, обменяться информацией и обсудить свои проблемы. Постоянные члены клуба хорошо знают друг друга, не ограничиваясь лишь рамками редких ежемесячных встреч. С большим вниманием в клубе относятся к новичкам, узнают их трудности, стараются помочь адаптироваться к необычным для россиянина китайским условиям. Члены клуба помогут решить конкретную проблему, дадут ценный совет.
Пожалуй, самым большим вниманием и уважением здесь пользуются давняя жительница Шанхая Людмила Афанасьевна Бабаскина и ее супруг Го Нин. Эти люди поженились в далекие 50-е годы (Го Нин учился тогда в Ленинграде) и приехали в Шанхай в 1966 г., как раз накануне культурной революции. Потом молодые супруги пережили суровые испытания. Четыре года Го Нина перевоспитывали в китайской деревне. Семью спасло то, что Людмила была врачом, она закончила Ленинградский мединститут, и ее профессия после соответствующих чисток и остракизма оказалась тогда самой нужной. И Го Нин, получив хорошее образование в Советском Союзе, тоже добился признания как ценный специалист в своей области. Их маленького сына, оставленного в Ленинграде у бабушки, Людмила и Го Нин смогли увидеть без малого лишь через 20 лет, после потепления отношений между КНР и СССР. Судьба этих людей вызывает к этой пожилой паре повышенное внимание. Можно сказать, что они стали своеобразной живой энциклопедией китайских событий за последние 35 лет, с готовностью и доброжелательностью отвечают на вопросы, щедро делятся своими знаниями и опытом касается ли дело проблем истории, политики или просто быта.
Каждый член клуба может привести с собой гостей россиян или зарубежных гостей, для друзей здесь ограничений нет. В самом деле, сюда приходят иностранцы и китайцы, люди разных профессий и интересов, а иногда Даже те, кто не слишком симпатизирует России и Русскому клубу. Так, однажды в клуб пришли французские корреспонденты одного из англоязычных Шанхайских журналов, много спрашивали, фотографировали, интересовались о русской общины. Однако материал, вышедший вслед за этим визитом, одержан в недоброжелательных тонах, шутливые ответы посетителей были преподнесены в их буквальном значении, что совершенно искажало смысл сказанного. В такой ситуации генконсульство даже было вынуждено выступить с опровержением и защитило честь Русского клуба. Однако из этого не следует, что о клубе сложилось плохое мнение, распространилась негативная информация. В начале осени 1999 г. в выходящей в Париже International Herald Tribune была напечатана небольшая статья о русских в Шанхае и о Русском клубе. Кроме того, по инициативе шанхайского телевидения было снято несколько передач о клубе и русской общине они были выдержаны в доброжелательном тоне, привлекли внимание телезрителей и даже принесли популярность Русскому клубу.
Русский клуб в Шанхае является общественной неформальной организацией. Это первое объединение русских со времен старой эмиграции. Клуб не зарегистрирован официально. Это роднит его со Вторым Русским общественным собранием в Шанхае 1930-х гг. Организаторы опасаются, что формальная регистрация членов и гостей Клуба внесет в свободную и непринужденную атмосферу русского собрания элементы казенщины и обязаловки.
Нельзя сбрасывать со счета и то обстоятельство, что каждые год-два клуба обновляется: уезжают в Россию командированные специалисты и студенты, прибывают новые люди и туристы. В такой смене кадров, вероятно заключается самое большое отличие современного клуба от его предшественников 30-40-х годов. Нынешнее руководство прилагает определенные усилия по поиску и аренде помещения (сегодня у Русского клуба нет постоянного места встреч), организации совместных ужинов, распространению информации о времени и месте проведения очередного заседания, а также по исполнению функции информационного Центра, связывающего без малого 150 соотечественников в Шанхае.
Нельзя утверждать, что работа клуба ограничивается лишь встречами увеселительного характера. Так, он принял активное участие (совместно с генконсульством) в проведении юбилейных торжеств в связи с 200-летней годовщиной рождения А.С. Пушкина. Клуб активно сотрудничает с Генеральным консульством России в Шанхае, которому в случае необходимости тоже может оказать посильную помощь (касается ли дело поиска владеющих китайским россиян в Шанхае, учителей для детей сотрудников, либо использования разовых помощников).
Сюда часто обращаются китайские бизнесмены с просьбами о помощи с переводом документации, в поисках совета по организации бизнеса в России, за информацией о возможности туристических поездок в нашу страну. Все это несколько меняет статус Русского клуба и заставляет правление задумываться о будущем этого собрания.
С другими клубами Шанхая (французским, немецким, несколькими американскими и другими их сегодня более 40), к сожалению, отношения не налажены. Сегодня межклубовые связи не очень популярны. Иностранцы при наличии большого интереса предпочитают самостоятельно делать визиты в нежели заниматься хлопотным делом организации совместных вечеров.
С различными религиозными организациями и сектами Русский клуб также не контактирует. Есть информация, что три года назад в Шанхае побывала небольшая группа представителей Патриархии, интересовалась русскими прихожанами, но тогда еще Русского клуба как такового не существовало.
В китайском Шанхае, городе, органично воспринимающем множество разных культур, сегодня без труда можно отыскать небольшой уголок настоящей России, где звучит русская речь и русская музыка, где можно прочесть русские газеты, посмотреть фильмы и даже обменяться последними книжными новинками. Члены клуба считают: хотя сейчас мы не живем в России, но должны поддерживать с ней связь, держаться друг за друга, стараться сохранить преемственность русских традиций. На этом история Русского общественного собрания не окончена, она продолжается, двери Русского клуба всегда открыты.

Примечания:

1. Печерица В.Ф. Духовная культура русской эмиграции в Китае. Владивосток, 1999. С. 274.
2. Там же.
3. Там же. С. 139.
4. Кочубей О.И., Печерица В.Ф. Исход и возвращение... (русская эмиграция в Китае в 20-40-е годы). Владивосток, 1998. С. 216.
5. Ван Чжичэн. Шанхай эцяоши (История русской эмиграции в Шанхае). Шанхай, 1993. С. 533; Русский клуб в Шанхае // Шанхайская заря. 1934. 19 ноября; Жиганов В.Д. Русские в Шанхае. Шанхай, 1936. С. 279.
6. Печерица В.Ф. Указ. соч. С. 140.
7. Ван Чжичэн. Указ. соч. С. 534.
8. Там же; Новый русский клуб // Шанхайская заря. 1935. 9 сентября.
9. Печерица В.Ф. Указ. соч. С. 140.
10. Жиганов В.Д. Указ. соч. С. 279.
11. Ван Чжичэн. Указ. соч. С. 534; Новое помещение Русского клуба // Слово. 1936. 5 февраля; Новости из Русского клуба // Слово. 1936. 15 февраля.
12. Жиганов В.Д. Указ. соч. С. 279-281; Печерица В.Ф. Указ. соч. С. 140.
13. Dong S. Shanghai. 1842-1949. The Rise and Fall of a Decadent City. N.Y., 2000 P. 251.
14. Ван Чжичэн. Указ. соч. С. 534-535.
15. Там же. С. 621.
16. Рыбаков А. Страх. Собр. соч. в 7 т. М., 1995. Т. 6. С. 270.

Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования