Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Зарегистрируйтесь на нашем сервере и Вы сможете писать комментарии к сообщениям Обратите внимание!
 
  Наука >> История >> Отечественная история >> История Русской Православной Церкви | Популярные статьи
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
 См. также

Аннотации книгРоссийское православие за рубежом: Библиографический указатель литературы и источников

Научные статьиИстория русских зарубежных церковных разделения в ХХ веке

Научные статьиИстория российского православного зарубежья

Популярные статьиИз истории Русской Православной Церкви на Дальнем Востоке (Китае, Корее и Японии)

Популярные статьиОпровержение ошибок и неправд в сочинении Д. Поспеловского "The Russian Church Under the Soviet Regime 1917-1982"

Научные статьиРусская духовная миссия в Японии и ее кафедральный собор в Токио

Китайская Православная Церковь на пути к автономии
24.06.2002 21:35 | Русское Зарубежье
     Священник Дионисий Поздняев Китайская Православная Церковь на пути к автономии // "Проблемы Дальнего Востока" - 1998. - 4. - С. 125-134

Определением Синода от 27 декабря 1945 г. за 31 было решено считать воссоединенными с Русской Православной Церковью с 26.10.45 архипастырей - архиепископов, епископов и архимандритов, начальника Корейской Миссии(1), а также клир и мирян Харбинской епархии. В пределах Китая и Кореи был образован единый митрополичий округ с присвоением митрополиту титула Харбинский и Восточно-Азиатский. Временно управлять митрополичим округом назначался архиепископ Нестор.
Патриаршим указом от 11 июня 1946 г. за 664 митрополичий округ был преобразован в Восточно-Азиатский Экзархат (округ, объединяющий несколько епархий и пользующийся определенной самостоятельностью). Патриаршим Экзархом был назначен архиепископ Нестор с возведением его в сан митрополита Харбинского и Маньчжурского. Российская Духовная Миссия в Китае состояла в непосредственном ведении Московской Патриархии.
22 октября 1946 г. Священный Синод постановил утвердить в должности Начальника Российской Духовной Миссии в Китае архиепископа Пекинского Виктора (Святина) и считать его находящимся по епархиальным делам в юрисдикции Экзархата, а по делам Миссии - в личной юрисдикции Экзарха. Этим же определением Пекинская епархия и ее шанхайское викариатство были утверждены в составе Восточно-Азиатского Экзархата.
Таким образом, на территории Китая сформировались два церковных центра Экзархат в Харбине и Миссия в Пекине.
Деятельность Высокопреосвященного владыки Нестора на посту главы Экзархата был необычайно многосторонней. Достаточно упомянуть о том, что Московская Патриархия в те годы часто пользовалась печатными изданиями Харбинской епархии. В Экзархате владыка Нестор всемерно поддерживал традиции церковной благотворительности.
13 июня 1948 г. в кафедральном соборе Харбина духовенство епархии служило молебен о собирающемся в путешествие - в Москву на Собор - Экзархе, митрополите Несторе. Рано утром в понедельник 14 июня кзарх был задержан китайскими властями. Одновременно с ним были задержаны секретарь Епархиального совета Е.Н. Сумароков, секретарь владыки Нестора священник Василий Герасимов и монахиня Зинаида (Бридди). Генеральное Консульство СССР в Харбине было информировано о том, что митрополиту Нестору инкриминируются деяния политического характера и что заключенные не подлежат освобождению и депортируются в СССР. В Хабаровске митрополит Нестор на суде был обвинен в антисоветской деятельности: она заключалась в написании книги "Расстрел Московского Кремля" и совершении панихид по убиенным в Алапаевске родственникам семьи императора Николая II. Владыка Нестор 8 лет провел в заключении в мордовском поселке Явас.
В должности Управляющего Экзархатом был утвержден Никандр епископ Цицикарский.
После капитуляции Японии в Китае началась гражданская война между сторонниками гоминьдановского правительства и китайскими коммунистами. Было прервано железнодорожное и телеграфное сообщение между Пекином и Шанхаем. Положение осложнялось и тем, что Шанхайский епископ Иоанн (Максимович) вернулся в ведение Зарубежного Синода. Гоминьдановское правительство, враждебно относившееся к Начальнику Миссии владыке Виктору, принявшему советское гражданство, покровительствовало владыке Иоанну, признавая его законным представителем интересов Православной Церкви в Китае и Начальником Китайской Православной Миссии.
Владыка Иоанн предпринимал меры к перерегистрации и переоформлению церковного имущества. Бэйгуань - Северное подворье Миссии в Пекине - предполагалось сделать китайской собственностью. Интересы владыки Виктора в Китае защищали представители советских властей. Для того, чтобы сохранить за архиепископом Виктором имущественные права на территорию Миссии в Пекине, использованы были документы, подписанные китайской и советской сторонами 31 мая 1924 г. - в них говорилось, что Бэйгуань является собственностью СССР. В свое время начальник 18-й Духовной Миссии митрополит Иннокентий (Фигуровский) сохранил Бэйгуань за Миссией лишь потому, что ему удалось оспорить этот документ и доказать китайским властям, что правопреемником Церкви на владение имуществом не может являться атеистическое советское государство. Через двадцать лет начальнику 20-й Миссии для сохранения Бэйгуаня пришлось доказывать обратное, фактически безвозмездно отдавая советским властям церковные земли.
Положение Миссии в гоминьдановском Китае осложнялось и враждебным отношением к ней со стороны инославных миссионеров - все они видели в Миссии "советское учреждение" в Китае. Впрочем, именно так ее называли иногда и русские архиереи.
Миссия владела обширным хозяйством, правда, нуждавшемся в восстановлении. Местное русское духовенство в большинстве своем мечтало о возвращении в Россию, часть стремилась эмигрировать. Массовая эмиграция началась после провозглашения в 1949 г. Китайской Народной Республики. К осени 1948 г. в Шанхае проживало 8000 белоэмигрантов. Многие из них стремились покинуть Китай из опасения коммунистических репрессий. 4 мая 1949 г. отбыл на Филиппины и архиепископ Шанхайский Иоанн (Максимович) со своей паствой и клиром. Большая часть епархиального имущества была вывезена, документы Совета Миссии частично уничтожены.
Православная Церковь в Китае и Российская Духовная Миссия стояли перед новыми задачами - перехода от епархиальной и приходской деятельности к миссионерскому служению среди населения Китая. Первым вопросом для церковных властей было выяснение правового положения Миссии в Китае при новом государственном строе и формальное закрепление за нею недвижимого имущества.
Владыка Виктор предлагал определить деятельность Миссии пятью основными направлениями: миссионерским (проповедь Православия среди китайского населения), монастырским, культурным, хозяйственным и благотворительным. Намечалось установить живую связь с духовными школами в России, организовать богословские занятия в Пекине для китайских священников, открыть вновь миссионерские станы, закрытые еще при митрополите Иннокентии с началом русской эмиграции в Китай, основать в Пекине, Тяньцзине и Шанхае духовные училища, а также создать миссию по переводам богослужебной литературы на китайский язык. Культурно-просветительная деятельность должна была состоять в открытии низших русских образовательных школ, издании российско-китайской периодики, проведении разнообразных лекций и курсов открытии новых библиотек в миссионерских станах и на приходах. Однако главной задачей Начальник Миссии видел восстановление ее материального фундамента(2).
Святейший Патриарх Алексий I 24 января 1950 г. в ответ на рапорт владыки Виктора потребовал "переменить взгляд на Миссию как на доходное предприятие или как на какое-то феодальное княжество. Надо в короткий срок (скажем, менее чем в десять лет) при помощи Божией создать Китайскую Православную Церковь, с архипастырями - китайцами, священниками и монахами - китайцами, с миссионерами - китайцами, и, главное, с многочисленной паствой - китайцами."(3).
Патриарх писал о необходимом на то время минимуме - подготовке священнослужителей и завершении перевода богослужебной литературы.
Он направил письмо Председателю по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР Г. Карпову с просьбой выяснить в МИДе СССР отношение правительства КНР к правовому статусу Миссии в части ее миссионерской и хозяйственной деятельности.
Владыка Виктор предлагал упразднить сложившееся в церковной жизни в Китае "двоевластие", объединив Экзархат с центром в Харбине с Миссией в Пекине.(4) Предлагалось также перевести Совет Миссии из Шанхая в Пекин. Владыка предложил проект нового Положения о Миссии. Главной ее задачей определялась миссионерская деятельность, избегающая "излишней ревности к ложному прозелитизму."
В июле 1950 г. указом Святейшего Патриарха 1170 архиепископ Пекинский Виктор (Святин) был назначен Патриаршим Экзархом Восточно-Азиатского Экзархата и Начальником 20-й Российской Духовной Миссии в Китае. Резиденция Экзарха располагалась в Пекине. Епископ Цицикарский Никандр назначался заместителем Начальника Миссии с резиденцией в Харбине. В составе Экзархата были учреждены епархии: Пекинская (храмы в Пекине, Ханькоу, Гонконге), Харбинская, Шанхайская (храмы в Шанхае и прилегающих районах), Тяньцзиньская (храмы в Тяньцзине и Циндао, до назначения правящего архиерея управлялась Экзархом), Синьцзянская (до назначения правящего архиерея оставалась в ведении Московской Патриархии).
Тем же указом резиденции и делопроизводства Восточно-Азиатского Экзархата, Российской Духовной Миссии в Китае и Совета Миссии в Шанхае были объединены в Пекине. Совет Миссии был преобразован в Экзарший Совет, ему присвоено было звание Епископского Совета. До вступления в силу Положения о Восточно-Азиатском Экзархате при Экзархате учреждалось Временное Управление, включавшее в себя миссионерский, административный, хозяйственный и общий отделы.
Архиепископ Виктор полагал, что в Китае фактически невозможна открытая миссионерская работа - об этом красноречиво свидетельствовала история всех христианских миссий. Переходили обычно в Православие китайцы. которые своей работой были связаны с Миссией - рабочие и служащие фермы, типографии и т.д. Начальник Миссии полагал, что через участие в экономической деятельности Миссии к ним придет вера.
На ниве миссионерского служения предстояла большая работа по переводу на китайский язык богослужебной литературы: переводы 19 века, выполненные на старом литературном языке вэньяне для многих были недоступны. Большие проблемы для Миссии создало обложение ее имущества чрезмерными налогами. Части имущества, особенно земельного фонда, предстояло перейти во владение китайских государственных органов. Аграрная реформа должна была отобрать у Миссии все земли, не оговоренные советско-китайским договором 1924 г., и возвратить их потом на правах аренды.
При всех новых сложностях прежде всего необходимо было воспитать китайских священников, монахов и архиереев.
На одном из заседаний Синода по Китаю в июле 1950 г. в Москве было принято решение поставить протоиерея Феодора Ду во епископа Тяньцзиньского. 23 июля он был пострижен в Троице-Сергиевой Лавре и принял имя Симеона. 30 июля в Богоявленском соборе состоялась его епископская хиротония. Осенью 1950 г. владыка Виктор рукоположил во пресвитеры Иоанна Ду, Михаила Ли, Никиту Ли, Аникиту Вана, Иоанна Ло. Во диаконы были рукоположены Фалалей Мао, Пинна Ду, Николай Чжан и Антоний Шуан.
Первым шагом на пути к созданию китайского клира должна была стать Катехизаторская школа в Пекине. Заведовал ею архимандрит Василий (Шуан). В ее состав входили, помимо кандидатов в священнослужители, все священники и диаконы Миссии. Одновременно в Пекине была открыта Женская школа прикладных знаний. Ею заведовала китаянка игумения Фива.
Кроме миссийских школ Пекина, существовал также Лицей благоверного князя Александра Невского в Харбине - среднее учебное заведение. При храме в Ханькоу была открыта средняя школа для китайских детей; близ этого города располагались несколько селений, в которых проживало до 2000 православных китайцев. Служил в Ханькоу ревностный миссионер - священник Никита Ду.
В Пекине учреждена была переводческая комиссия, в состав которой входили шесть китайских священнослужителей и два мирянина-переписчика. Комиссия должна была заняться переводами богослужебной литературы на современный китайский язык. Положительное отношение китайского духовенства к идее строительства Китайской Церкви у некоторых из них было смешано с шовинистическими и националистическим настроениями.
В частности, владыка Симеон (Ду), переведенный в Шанхай, старался посеять среди китайского духовенства недоверие к Экзарху. Так, он убедил своего родственника, священника Иоанна Ду - настоятеля тяньцзиньского Свято-Иннокентьевского миссионерского храма - в том, что Начальник Миссии будто бы выхлопотал для этого храма особое патриаршее пособие, но удерживает его у себя. Между епископом Симеоном и частью русского духовенства Шанхая возник конфликт на почве личной неприязни. Владыка Симеон продолжал жаловаться на свое "тяжелое" положение Патриарху, митрополиту Пражскому Дорофею (он участвовал в хиротонии епископа Симеона), другим высоким лицам. Во многом его позиция тормозила миссионерскую работу в Шанхайской епархии, однако китайское духовенство в своем большинстве чаяло создания Китайской Церкви и старалось принести плоды на миссионерской ниве.
Владыка Виктор провел в Экзархате административную реформу: было создано Управление при Экзархе, в котрое входили три русских и три китайских священнослужителя. Он старался привлечь китайское духовенство к управлению Экзархатом: в Ревизионную комиссию входили два китайцы один русский, во главе Высшей начальной школы Миссии был поставлен тайский священник Гермоген Тан, должность кафедрального протоиерея занимал о. Михаил Мин, духовником был назначен архимандрит Васи (Шуан), экономом Миссии стал священник Леонид Лю, свечным заводом заведовал диакон Николай Чжан.
Начальник Миссии старался снискать расположение со стороны но государственных властей для получения их согласия на регистрацию епархиального управления и приходов. Ради этого ему пришлось безвозмездно m дать китайским властям земельные участки Миссии в Бадаханьгоу (5 верст), Калгане, Дундинани, Бэйдайхэ, Лаошани и пров. Цзянси(7).
Архиепископ Виктор полагал, что для успешного развития миссионерской работы необходим и второй китайский епископ. В своем рапорте Патриарху от 16 февраля 1951 года он представил к хиротонии во епископа духовника Миссии архимандрита Василия (Шуана)(8).
В Шанхае при кафедральном соборе удалось основать Китайское православное братство. Там действовала Катехизаторская школа. При епархиальном совете работали курсы русского и китайского языков, при Св. Андреевском храме изучали русский язык до ста китайских учеников. Было начато осуществление плана создания Китайской Церкви в Маньчжурии учрежден Миссионерский попечительский совет при подворье Миссии в Xapбине.
Предполагалось начать переговоры с китайскими католиками, заявившими о своей независимости от Папы Римского, а также с протестантами объединении в союз, возглавляемый Патриархом Московским и всея Руси.
Власти КНР предпринимали попытки противодействия деятельно Русской Духовной Миссии еще в 1951 г. Так, летом того года иконы Миссии были изъяты под предлогом передачи их в музей как якобы достояния нар КНР. Милостию Божией иконы были возвращены.
Так и не было разрешено в 1951 и 1952 гг. издание журнала "Китайский благовестник". В отношении религиозных объединений был провозглашен принцип "трех самостоятельностей": самоуправления, самофинансирования и самоорганизации. Власти достаточно отрицательно относились всякому иностранному религиозному присутствию. Начальник Миссии оп делил новую религиозную политику в Китае как курс на "национализацию христианства".
В силу трудностей с получением разрешений на поездки иностранных граждан по Китаю почти отсутствовала живая связь между епархиями и приходами Экзархата. Не был разрешен выпуск журнала Миссии, выходившего в течение 48 лет, по той же причине прекратили существование типография Миссии и переплетная мастерская. Городские власти Пекина обязали насельников Миссии принимать участие в общественно-полезных работах территории города.
Внутренняя жизнь Экзархата помимо прочего осложнялась и действиями Шанхайского епископа - преосвященного Симеона Ду.
Владыка Симеон "...оказался неспокойным человеком: он прилагал усилия, чтобы посеять смуту в умы и сердца священнослужителей и верующих людей, присваивая себе права и обязанности, которые не были даны ему высшей Церковной властью, ни его положением правящего епископа своей епархии". Он считал, что прежде дарования Китайской церкви статуса автокефалии необходимо открытие автономной епархии, во главе которой должен стоять епископ-китаец с наименованием епископ Пекинский и всего Китая.
Он просил разрешить ему открыть подворья Китайской Православной Церкви в пределах Пекинской, Харбинской, Тяньцзинской и Синьцзянской епархий.
Не дожидаясь ответа из Москвы, владыка Симеон разослал всем православным китайцам в пределах этих епархий анкеты, в которых просил высказать их мнение о его проекте создания Автокефальной Церкви в Китае.
Объективных оснований к тому, чтобы епископ Симеон возглавил Православную Церковь в Китае, не было. Шанхайская епархия, так же как и Пекинская, стояла перед проблемами материального порядка. В 1952 г. денежный приход епархии сократился на 60 % - в основном из-за отъезда русского населения из Шанхая. К началу 1953 г. европейцев в Шанхае оставалось около 2500 человек, к концу года не более 1 тыс., из них православных - не более 300 человек. Владыка Симеон предлагал закрыть все храмы, оставив открытым только кафедральный собор. Была закрыта Катехизаторская школа. К лету 1954 года в Шанхае оставалось около 200 человек русских, китайская же паства не насчитывала и 70 человек. Единственным источником существования епархии служило очень незначительное пособие от Патриархии.
Владыка Виктор обратился к Святейшему Патриарху с просьбой о реорганизации церковного управления в Китае: об упразднении Российской Духовной Миссии и переходе на Экзархат по образцу Экзархатов Западной Европы и Америки.
30 июля 1954 г. Священный Синод под председательством Патриарха постановил упразднить Российскую Духовную Миссию в Китае, оставив все православные храмы в Китае в ведении Экзархата Московской Патриархии в Восточной Азии.
Пребывание архиепископа Виктора в Москве 12-27 июня 1954 г. и дальнейшие изменения в общественной жизни КНР привели к принятию в Москве решения об упразднении Восточно-Азиатского Экзархата. Архиепископу Виктору было предложено через посольство СССР в КНР ознакомиться с мнением китайского правительства о дальнейших формах управления Китайской Православной Церковью. Отъезд всех русских клириков был предрешен.
Харбинский епископ, преосвященный Никандр, русское духовенство Экзархата были извещены о том, что все желающие выехать в СССР должны обращаться в советские консульства для получения въездных виз. Начальнику Миссии было предложено по завершении реорганизации церковного управления в КНР приехать в СССР.
Все недвижимое имущество Экзархата подлежало передаче китайскому правительству. Недвижимость Экзархата в Пекине (Северное Подворье - Бэйгуань) должна была быть передана советскому посольству.
Передача 73 храмов, часовен, молитвенных домов и монастырей могла быть воспринята как насилие над совестью верующих и поругание святынь. Для решения всех возникших вопросов в Китай были командированы преосвященный Илларион, епископ Мукачевский и Ужгородский, и протоиерей. Николай Наумов. Делегация Патриархии прибыла в Пекин в августе 1955 г. Ей, прежде всего, предстояло разобраться в вопросах того юридического статуса, которые имел Экзархат. "Положение об Экзархате" так и не было утверждено в Москве, продолжала юридически существовать Российская Духовная Миссия в Китае, на имя которой было записано церковное имущество. Китайские власти продолжали направлять на ее имя деловую переписку. Епархии Экзархата фактически жили автономной жизнью, часто даже не извещая центр Экзархата о важнейших вопросах церковной деятельности. Противодействие епископов Экзарху препятствовало осуществлению планов по переходу к автокефальной форме управления Церковью в Китае. 11 октября 1955 г. архиепископ Виктор разослал преосвященным Hикандру и Симеону официальное письмо, в котором говорилось: "1. Все недвижимое церковное имущество Восточно-Азиатского Экзархата..., состоящее в земельных участках с имеющимися на них сооружениям и постройками, подлежит передаче Китайскому Правительству через представителей Церкви. ...5. Церковная деятельность православных храмов и часовен, независимо от проведения указанных мероприятий, не прекращается, а потому Вам надлежит обеспечить непрерывность действующего в Вашей епархии порядка совершения богослужений и отправления церковных треб." Московская Патриархия полагала, что добровольная передача недвижимости без компенсаций будет нормальным прецедентом разрешения вопроса об иностранном миссионерском имуществе в КНР. В последующем, впрочем, надежды на лояльность по отношению к Православию со стороны властей в связи с этим благородным жестом не оправдались.
30 октября в Шанхае по благословению епископа Симеона вышел очередной номер "Церковного листка", в котором владыка опубликовал все полученные им из Москвы директивы по реорганизации церковного управления. Впоследствии преосвященный Симеон опубликовал в "Церковном листке" свое, отличное от видения высших церковных властей, мнение о путях реформ церковной жизни в Китае. Владыка Симеон, отказавшись взять публично обратно свое мнение, просил об увольнении его на покой. Владыка Виктор, впрочем, полагал, что удовлетворять прошение епископа Симеона об отставке нецелесообразно и оно так и не было благословлено.
Все эти действия сделали невозможным назначение преосвященного Симеона на пост главы Китайской Церкви. Находившаяся в Пекине делегация Патриархии и Экзарх обратились к архимандриту Василию (Шуану) с просьбой согласиться на хиротонию в сан епископа. Архимандрит Василий согласился быть епископом 23 октября 1955 г. Ему предлагалось возглавить Китайскую Православную Церковь.
29 октября 1955 г. Экзарх был приглашен в отдел по делам религии при Центральном народном правительстве КНР, где ему было сообщено, что отныне ведать церковными делами будет не иностранный отдел, а отдел по делам религий и что все назначения и переводы священнослужителей должны согласовываться с ним.
Как иностранное религиозное учреждение, Экзархат был поставлен перед необходимостью ликвидации своих учебно-воспитательных учреждений и подсобных предприятий.
Преосвященный Никандр по распоряжению Патриархии покинул Харбин 27 февраля 1956 г. Десятки храмов, расположенных вдоль железнодорожной линии, были закрыты, прихожане, на чье попечение было оставлено имущество, покидали Китай.
24 апреля 1956 г. начальник отдела по делам религий при Госсовете КНР Хэ Чэнсян дал согласие на назначение архимандрита Василия (Шуан епископом Пекинским. Он должен был также временно исполнять обязанности главы Китайской Православной Церкви. Архиепископу Виктору было предложено сдать ему все церковные дела и имущество Пекинской епархии В отделе по делам религий было высказано мнение о желательности сохранения православного центра в КНР в Пекине. Было обещано построить новый храм и жилые помещения для священнослужителей и православных китайцев - бывших насельников Бэйгуаня.
30 марта многомиллионное недвижимое имущество Русской Православной Церкви в Китае было безвозмездно передано государственным властям КНР. Движимое имущество подлежало передаче в собственность Китайской Православной Церкви через назначенных китайских священников. Подсобные предприятия Экзархата были переданы советскому посольству, как и вся территория Бэйгуаня с его старинными храмами.
Последний русский архиерей, архиепископ Виктор, выехал из Пекина 24 мая 1956 г. и пересек границу КНР 26 мая.

Примечания:

1. Российская Духовная Миссия в Корее, учрежденная в 1897 году, не входила в состав Харбинской епархии. Начальник Миссии архимандрит Поликарп до 1949 г. служил в Сеуле, и лишь после захвата Миссии в Корее раскольниками был изгнан властями из Сеула. Он нашел пристанище в Харбине.
2. Архив ОВЦС МП, д. 39. Рапорт 266.
3. Там же.
4. Там же.
5. Письмо от 19 мая 1951 г., там же.
6. Доклад архиепископа Виктора 217 от 4 декабря 1950 г., там же.
7. Доклад архиепископа Виктора Патриарху 119 от 25 мая 1951 г., там же.
8. Там же.

Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования