Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   BOAI: наука должна быть открытой Обратите внимание!
 
  Наука >> История >> Отечественная история >> История русского зарубежья | Биографии ученых
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
 См. также

Научные статьиАрхеолог Владимир Яковлевич Толмачев

Популярные статьиИсследователь Маньчжурии В.Н. Жернаков

КнигиОчерк русской иммиграции в Австралии

Обзорные статьиК истории русской эмиграции в Китае: архивные фонды Музея русской культуры на микрофильме

Популярные статьиМузей русской культуры в Сан-Франциско: материалы дальневосточной эмиграции

Анонсы конференцийК 100-летию Харбина и КВЖД

Научные статьиРусская эмиграция и ее значение в культурной жизни других народов

Материалы к изучению деятельности русских археологов в Маньчжурии
15.06.2002 23:47 | Русское Зарубежье
     Алкин С.В. Материалы к изучению деятельности русских археологов в Маньчжурии // 100-летие города Харбина и КВЖД. Материалы конференции. - Новосибирск - 1998. - С. 7-12.

Мой доклад я посвящаю памяти Константина Афанасьевича Железнякова, знакомство с которым в 1985 г. определило мой интерес к жизни и трудам наших соотечественников, заложивших основу изучения древнейшей истории Северо-Восточного Китая -- края, который долгое время был не только форпостом российского влияния на Дальнем Востоке, но и стал новой Родиной для нескольких поколений выходцев из России.
Действительно, случилось так, что у истоков науки о древностях Маньчжурии стояли русские исследователи. Можно назвать целый ряд научных работ археологов-харбинцев, которые хорошо известны и до настоящего времени используются в исследованиях российских и китайских специалистов. Многое для включения этих материалов в современный исследовательский процесс делают китайские коллеги в Харбине, опубликовавшие за последнее десятилетие практически все значимые статьи русских краеведов и археологов в переводе на китайский язык(1).
В самом начале моих занятий археологией Северо-Восточного Китая и Внутренней Монголии я был удивлён тем, что первооткрывателями многих известных археологических памятников Маньчжурии были наши соотечественники. А среди них не только археологи-любители, но и профессионалы, которые возглавили работы по поиску, регистрации и научному осмыслению древностей края. Харбинские исследователи прекрасно осознавали, что данные по археологии и этнографии Маньчжурии позволяют расширить понимание и выявить более полно куртину этно-культурных процессов, происходивших в этой части Азии.
Первыми русскими, кто ещё в конце прошлого века проводили историко-этнографическое изучение Маньчжурии, проявили интерес к её древним памятникам были М.И. Венюков, Р.К. Маак, П.А. Кропоткин, А.Ф. Усольцев, П. Кафаров, Д.В. Путята, Я. Рубинов, Н.Г. Гарин-Михайловский. Освоение русскими Маньчжурии в связи со строительством и обслуживанием линии КВЖД привело к тому, что интерес к истории края ещё более увеличился.
Особый этап археолого-этнографического изучения Маньчжурского края связан с формированием восточной ветви российской эмиграции с центром в Харбине(2). С начала 20-х гг. местом притяжения всех сил местных краеведов стали Общество изучения Маньчжурского края (ОИМК, 1922-1928 гг., первым председателем историко-этнографической секции был А.М. Баранов) и Музей КВЖД (открыт в 1923 г.). Можно назвать целый ряд имён исследователей, внёсших свой вклад в изучение археологии Маньчжурии: А.М. Баранов, В.Я. Толмачёв, Е. Титов, В.В. Поносов, Л.М. Яковлев, В.Н. Алин, В.С. Макаров, К.А. Железняков, А.С. Лукашкин, А.И. Малявкин, В.С. Стариков, и др.
Научно-исследовательская деятельность харбинских археологов и этнографов ещё не нашла достойного отражения. Мы продолжаем пользоваться их опубликованными работами(3), но не учтёнными остаются их архивы и коллекции, вывезенные из Китая в 50-60-е годы. К сожалению, о судьбах этих людей мы знаем пока очень мало. Много неясного остаётся в биографиях исследователей. Общение и переписка со старыми харбинцами, коллегами по работе на Дальнем Востоке и в Китае, поиск в архивах позволили мне собрать некоторые материалы о харбинских археологах.
Признанными лидерами северо-маньчжурской археологии в 20-нач. 50-х гг. были Владимир Яковлевич Толмачёв и Владимир Васильевич Поносов. Они стояли у колыбели своеобразной харбинской археолого-этнографической школы.
В.Я. Толмачёв в России известен прежде всего как один из первых уральских археологов. Он родился 21 ноября 1876 г. в Шадринском уезде Пермской губернии в дворянской семье. Получил классическое образование в Екатеринбургской гимназии. Поступив в 1896 г. в Петербургский университет он затем в 1900 г. оказался сразу на втором курсе Археологического института. Занятия уральской археологией были прерваны в 1904 г., когда Толмачёв оказался в действующей армии. Два года войны в Маньчжурии были не только испытанием, но и первым опытом знакомства с Китаем. Тогда он открыл неолитическую стоянку на р. Хайчэнхэ (которую вторично посетил в 1923 г.), погребальные памятники в районе г. Фушунь, в районе г. Мукдэн (современный Шэньян) собрал коллекцию бронзовых наконечников предположительно скифского времени и описал средневековое городище с квадратным земляным валом. Толмачёву удалось небольшую коллекцию своих находок вывезти в Екатеринбург, часть из них (вместе с собранием бабочек из Маньчжурии) хранится сейчас в Свердловском краеведческом музее. Судьбе было вольно распорядиться так, что большую часть второй половины своей жизни В.Я. провёл в Маньчжурии(4). Офицер царской армии Толмачёв был вынужден покинуть Россию. В Харбин он прибыл скорее всего к весне 1922 г. и прожил в нём более 13 лет. Он был одним из тех харбинских гуманитариев, которые получили образование в старых российских университетских центрах. У него имелось не только специальное археологическое образование, но и большой опыт самостоятельной научной работы и полевых археологических исследований. На новом месте Толмачёв сразу же приступил к научным занятиям. Служил он в Правлении КВЖД. Его исследования были связаны с линией прохождения железной дороги. В Музее он заведовал Торгово-промышленным отделом. Среди заслуг В.Я. следует отметить: открытие первых достоверных сведений по палеолиту Маньчжурии, изучение памятников неолитической культуры в окрестностях г. Хайлар (вместе с Е. Титовым), он первым поставил вопрос о вхождении территории Северо-Восточного Китая в сферу влияния скифо-сибирского культурного мира, много сделал для изучения одной из столиц государства чжурчженей в Байчэне. В середине 30-х Толмачёв переехал в Шанхай. Долгое время у нас в стране имя и вклад в науку В.Я. Толмачёва замалчивались(5). Только недавно стало известно, что в 1942 г. Толмачёв и его супруга получили советское гражданство и разрешение возвратиться на Родину. По дороге домой Толмачёв умер и был похоронен в Китае(6).
Владимир Васильевич Поносов тоже имел практический опыт археологической работы, полученный ещё до эмиграции(7). Он родился 25 февраля 1899 г. в семье крупного уфимского помещика. Семнадцати лет окончил реальное училище и поступил на экономический факультет Коммерческого института в Киеве. Тогда же он сделал и своё первое археологическое открытие, обнаружив энеолитическую стоянку в своём имении. Дальнейшие исследования вёл в предгорьях Южного Урала. С 1922 г. Поносов жил в Харбине. После ликвидации в 1928 г. ОИМК, активным членом которого он был, Владимир Васильевич стал учредителем и членом президиума Клуба естествознания и географии, а с 1929 по 1945 гг. он руководил Национальной организацией исследователей пржевальцев, через подростковые кружки которой прошли многие молодые харбинцы(8). С 1932 г. В.В. был штатным сотрудником Музея, где заведовал отделом этнологии. За время музейной работы Поносов составил карточный каталог памятников археологии и истории Северной Маньчжурии с планами и кратким описанием, привёл в порядок коллекцию предметов ламаистского культа, пополнял коллекции музея своими собственными археологическими находками. Под его руководством велись раскопки древних городищ в Байчэне и Дунцзичэне. В середине 30-х им были проведены исследования в районе станции Сунгари и в районе Барги. В 1931 г. во главе палеоэтнологического отряда Первой экспедиции Института изучения Особого района восточных провинций провёл исследования по р. Муданьцзян и на оз. Цзиньпоху. Там он открыл целый ряд памятников эпохи неолита и палеометалла. Первым из исследователей археологии Маньчжурии обнаружил памятники культуры эпохи бронзы, который известны теперь как культура байцзиньбао. С именем Поносова связано изучение знаменитого палеолитического местонахождения в Кусянтуне. Особого внимания заслуживают собранные им материалы по этнографии солонов и даур. К сожалению, они не опубликованы и в настоящее время исследователи не имеют возможности с ними работать. После 1949 г. Поносов остался в Харбине. Об этом периоде его жизни известно мало. В 1957 г. его пригласили во вновь созданный Музей провинции Хэйлунцзян для приведения коллекций в порядок и передачи опыта китайским сотрудникам. Было осуществлено несколько полевых выездов, во время которых Поносов консультировал китайских археологов по проведению археологических разведок и раскопок. В 1959 г. В.В. написал специальную работу по истории археологического изучения Северной Маньчжурии, где обобщил опыт русских археологов. Доступна она только в китайском переводе, опубликованном недавно в Харбине. Поносов покинул Китай в 1961 г. и переехал в Австралию. Умер в 1975 г.
Многие археологические памятники были открыты людьми, которые не были профессиональными археологами, но испытывали неподдельный интерес к прошлому края, где им пришлось жить и работать. Интересные работы проводил в Баргинских степях и китайском Приамурье Владимир Алексеевич Кормазов, сотрудник Экономического бюро КВЖД с 1924 г. В середине - второй половине 20-х гг. он обследовал Вал Чингиз-хана и прилегающие к нему городища на р. Ган (Гэньхэ) в Трёхречье, открыл первые писаницы на р. Быстрой (приток р. Аргунь), отметил местонахождение плиточных могил в верховьях р. Чэньхэ, обследовал берега оз. Далай-нор, где открыл стоянки и городище, осмотрел целый ряд пещер. В 1931 г. Кармазов работал на Амуре и Уссури. На одном из островов напротив Албазина обнаружил остатки крепостного сооружения времен императора Канси. Кормазов умер в Австралии(9).
Горный инженер Казимир Владиславович Гроховский совершил первое путешествие по северной окраине Барги ещё в 1914-15 гг. Последние его работы по поиску древних памятников бассейна р. Нонни относятся к началу 30-х гг. В Барге работал также Дмитрий Петрович Пантелеев. Они также привозили из своих поездок экспонаты, пополнявшие собрание Музея.
Орнитолог и маммолог Анатолий Степанович (Стефанович) Лукашкин , бывший одним из хранителей Музея, открыл целый ряд археологических памятников в Барге, но особенно известны его исследования в районе Хайлара, где у станции Ананци он открыл неолитическую культуру, которая на сегодняшний день считается одной из самых ранних в амурском регионе. Лукашкин покинул Харбин в 1940 г. Ему удалось вывезти весь свой архив. Кроме того, он будучи в Америке вёл обширную переписку со своими друзьями и коллегами по ОИМК и Клубу естествознания и географии, инициировал написание ряда воспоминаний харбинцев, был хранителем архива В.Я. Толмачёва, В.А. Кормазова, начал составление каталога периодических изданий на русском языке в Китае, Японии, Монголии, странах Юго-Восточной Азии и Австралии в период с 1898 по 1952 г. В последние годы он также собирал материалы по истории казачества. К сожалению, в настоящий момент все эти бесценные источники остаются недоступными для изучения.
Харбинская археолого-этнографическая школа дала путь в науку двум известным российским синологам: крупному специалисту по средневековой истории народов Центральной Азии Анатолию Гавриловичу Малявкину (1917- 1994) и Владимиру Сергеевичу Старикову (1919-1987), автору многих работ по этнографии и истории Китая и среди них классического труда по материальной культуре китайцев Северо-Восточного Китая.
К сожалению, жизненные обстоятельства не дали продолжить занятия археологией Константину Афанасьевичу Железнякову. Его статья Результаты некоторых археологических разведок в пойме нижнего течения р. Ашихэ(10) является одной из наиболее цитируемых среди работ харбинских археологов, что и не удивительно: в ней К.А. дал первое описание археологических материалов культуры мохэских племён. После репатриации в Россию он был лучшим знатоком японского языка в Иркутске, воспитал много учеников.
В Харбине сложился своеобразный центр по изучению Северно-Восточного Китая. Особенностью его была краеведческая направленность исследований, что в первую очередь связано с периодом пионерского изучения вновь открытой для русских территории. В то же время, наличие квалифицированных специалистов определило значительный прогресс именно в деле археолого-этнографического изучения Маньчжурии. История дней и трудов россиян в изучении древнейшей истории Северо-Восточного Китая должна быть обязательно написана. Поиск в этом направлении мной ведётся. Я искренне благодарен харбинцам, тем, кто поделился со мной своими воспоминаниями. Среди них Ольга Павловна Фролова, Константин Афанасьевич и Наталья Александровна Железняковы, Елена Петровна Таскина и Измаил Алексеевич Мухин, Олег Николаевич Тиссен.
Надеюсь, что все мы вместе, в том числе и новые поколения сумеем сохранить благодарную память о Русском Харбине, о его людях, которые, оказавшись оторванными от родной земли, сумели сохранить свои корни и с достоинством прошли через все испытания, что выпали на их долю.

Примечания

1.Большинство этих переводов помещено в различных выпусках харбинского журнала Бэйфан вэньу и в первом томе Сборника переводных материалов по археологии и этнографии Хэйдунцзяна (Хэйлунцзян каогу миньцзу цзыляо ивэньцзи) под редакцией У Вэньсяня. (Харбин, 1991, 244 с., 350 тыс. знаков)
2.Мелихов Г.В. Маньчжурия далёкая и близкая. - М., 1991;
Он же. Российская эмиграция в Китае (1917-1924 гг.). М., 1997.
3.Ссылки на результаты исследований харбинских учёных, их анализ с учётом новейших достижений дальневосточной археологии можно найти в работах многих новосибирских и дальневосточных археологов, занимающихся проблемами истории материальной, духовной и этнической истории народов Восточной Азии.
4.Алкин С.В. В.Я. Толмачев в Китае (1922-1942) // Вторые Берсовские чтения. Екатеринбург, 1994. - С.18-21.
5.Впервые наиболее полно материалы Толмачёва и других харбинских археологов русского происхождения были освещены в монографии В.Е. Ларичева Палеолит Северной, Центральной и Восточной Азии (Новосибирск, 1969, 1972). Там же были помещены фотографии исследователей.
6.Искренне благодарен за эту новую для меня информацию Брониславе Борисовне Овчинниковой (Уральский госуниверситет, г. Екатеринбург).
7.Алкин С.В. Археологические и этнографические исследования В.В.Поносова в Маньчжурии // Вторые чтения имени Г.И.Невельского. Хабаровск, 1990. - С.113-117;
Он же. Археологические и антропологические исследования В.В.Поносова в Маньчжурии // Бэйфан вэньу. Харбин, 1991. - 2. - С.110-111 (на китайском языке). Эти работы в основном основаны на биографии В.В. Поносова, составленной В.Н. Жернаковым (Серия Russians in Australia - 3. - Мельбурнский университет, 1972). С ней меня познакомил К.А. Железняков. Экземпляр этого издания мне позднее любезно выслала редактор серии Н.М. Кристесен. 8.Тиссен О.Н. Скауты-пржевальцы// На сопках Маньчжурии. - 33 - Новосибирск, 1996. - С.5.
9.Письмо А.С. Лукашкина В.Е. Ларичеву от 6.03.1967 г. Выражаю свою искреннюю благодарность Виталию Епифановичу Ларичеву за предоставленную мне возможность использования материалов этой переписки.
10.Записки Харбинского Общества естествоиспытателей и этнографов. - 3. - Харбин, 1946. С. 47-61.

Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования