Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Обратите внимание!
 
  Наука >> История >> Отечественная история >> История русского зарубежья | Диссертации
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
 См. также

ДиссертацииНаучно-педагогическая деятельность русских историков-эмигрантов в США

Научно-педагогическая и просветительская деятельность А.В. Бабина
3.06.2002 22:25 | Русское Зарубежье
     Пивоваров Е.Г.Научно-педагогическая и просветительская деятельность А.В. Бабина (1866-1930 гг.). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Специальность: 07.00.02 Отечественная история. СПб.: Санкт - Петербургский Государственный Университет. - 2002

Общая характеристика работы

Алексей Васильевич Бабин до сих пор во многом загадочная фигура - один из пионеров русской американистики и американской славистики, библиотекарь, работавший в наиболее престижных университетах США, автор необычайно интересных дневниковых записей и в то же время человек, о ком мало знали современники и почти совсем не упоминали потомки. Он стал одной из ключевых фигур в процессе складывания научно-культурных связей России и США, что позволило сформулировать тему данной работы как Научно-педагогическая и просветительская деятельность А.В. Бабина (1866-1930 гг.) При этом важно отметить, что основной акцент при характеристике его деятельности будет делаться не на научно-теоретическом наследии, не оказавшем серьезного влияния на развитие исторической мысли, а на его практической деятельности, как собирателя материалов Россики, одного из первых русских специалистов, работавших в наиболее престижных научных центрах США, а так же человека, расширившего представление своих русских современников о культуре и истории заокеанской республики.

Актуальность. Бабин стал одним из первых русских эмигрантов, получивших профессиональное признание в американском научном сообществе и имевших опыт контрактной работы в ведущих образовательных и научных центрах США. Его судьба, нетипичная для конца XIX века, уже через 20 лет была повторена сотнями русских специалистов, вынужденных оставить родину и искать свое место в новых для них условиях.
Противоречивые характеристики творческого наследия Бабина, которые можно найти в научной и публицистической литературе до наших дней, как представляется, стали следствием огромного интереса к теме и разницы в оценках, которые даются ставшей особенно актуальной в последние десятилетия проблеме утечки культурных ценностей и эмиграции высокопрофессиональных научных работников зарубеж. Детальный анализ жизненного пути одного из первых представителей русско-американского научного мира, позволит по-новому взглянуть на истоки непростых и зачатую драматичных отношений между носителями русской культуры, оставшимися на исторической родине и покинувшими ее.

Объект и предмет исследования. В качестве объекта диссертационного исследования было выбрано творчество А.В. Бабина. Изучение его особенностей позволит дать более полную характеристику развитию культурных связей между Россией и США в конце XIX начале XX века, а так же процессу складывания профессионального сообщества русских ученых в Америке. Предметом настоящего исследования стала культурно-просветительская деятельность Бабина архивиста, педагога, историка, что позволяет говорить об уникальности его академического опыта работы в различных организационных структурах двух стран.

Хронологические рамки. Поскольку основой для диссертационного исследования стал жизненный путь А.В. Бабина, то в целом хронологические рамки работы совпадают с его годами жизни 1866 1930 гг. Важно отметить, что для определения места и роли Бабина в становлении русско-американских культурных контактов в конце XIX начале XX веков, привлекались материалы, выходящие за хронологические рамки данной работы, в частности, сведения о развитии коллекций Славики в США до приезда Бабина в страну, а так же характер работы Славянского Отдела Библиотеки Конгресса после его смерти, в первой половине 1930-х годов и т.д.

Цель и задачи исследования. Цель настоящего диссертационного исследования изучить научно-педагогическую деятельность А.В. Бабина и определить его роль в процессе складывания русско-американских и американо-русских культурных контактов в конце XIX начале XX века. Для достижения главной цели диссертационного исследования необходимо решить ряд следующих задач:
- дать характеристику основным этапам жизни А.В. Бабина, проанализировать его личную судьбу в более широкой исторической перспективе, показав его как одного из типичных представителей раннего этапа развития научных контактов между Россией и США,
- систематизировать историографию вопроса, выявить причины роста исследовательского интереса к личности Бабина в последние 20 лет;
- ввести в научный оборот круг источников, дающих возможность не только осветить его жизненный путь, но и позволяющих говорить о ранних этапах в развитии русско-американских культурных связей в целом.
- проанализировать деятельность Бабина архивиста и библиотечного работника, попытаться определить ее значение, исходя из анализа уровня развития американских книжных коллекций, содержавших материалы на русском языке.
- определить основные направления его деятельности, как педагога и администратора в различных образовательных организациях и институтах России и США.
- дать характеристику исторически-публицистической деятельности Бабина, как одного из представителей русской общественной мысли первой четверти XX века.
- выявить степень влияния его деятельности на работу национальных исторических организаций США и на развитие русско-американских и американо-русских научных контактов.

Источниковая база. Сведения о достаточно активной литературной и общественной деятельности Бабина - а он был автором двухтомной русскоязычной истории США, выполнил описание важнейших русскоязычных материалов, поступивших в США в 1905 году, работал в различных русских и иностранных учебных заведениях и состоял в переписке со многими известными представителями академических кругов того времени - можно найти в многочисленных, издававшихся в то время ежегодных отчетах университетов и библиотек, в отзывах на его публикации и воспоминаниях современников.
Будучи необычайно пунктуальным человеком, Бабин на протяжении многих лет сохранял свои записные книжки, различные квитанции и документы. В 1947 году материалы, оставшиеся после его смерти, были переданы в Отдел Манускриптов Библиотеки Конгресса, однако, оставались необработанными на протяжении многих лет. Только в 2000 году появилось описание данной коллекции, составленное Ахмедом-Джахмалом Джонсоном. Архивная коллекция Бабина включает 250 единиц хранения, собранных в 5 контейнерах. Есть так же небольшое приложение, в котором находятся его дипломы и документы.
Среди других архивных материалов, в которых в той или иной степени говорится о Бабине, мы можем назвать, прежде всего, служебные материалы Библиотеки Конгресса, собранные под общим названием центральных файлов. Среди них следует выделить документы, посвященные развитию Славянского Отдела Библиотеки, приобретению юдинской коллекции, а так же документы, освещающие деятельность отделов новых приобретений и каталога. Кроме того, определенная информация содержится и в материалах, посвященных переписке ряда частных и официальных лиц с различными отделами Библиотеки Конгресса: Г. Патнема, И. Перлстейна, В. Симховича, М. Винокурова и других. Интересна и ежедневная корреспонденция Славянского Отдела, хранящаяся в четырех отдельных коробках в Европейском читальном зале. Немаловажным источником сведений о жизни русского историка и библиотекаря становятся ежегодные отчеты тех научных центров Америки, в которых ему довелось поработать: Корнельского университета, Стэнфорда, Индианы и Библиотеки Конгресса.
Среди документов, содержащихся в других архивных коллекциях, следует выделить бумаги коллеги Бабина - Михаила Виноградова в Исторической Библиотеке Аляски, которые были частично микрофильмированы Библиотекой Конгресса. Помимо этих материалов Дональд Рейли и Эдуард Казинец называют целую группу архивов, содержавших корреспонденцию Бабина с различными представителями академического мира США, а так же их письма и воспоминания о нем. Среди этих материалов следует назвать отчеты президента университета Индианы, представленные с 1896 по 1898 гг. в совет попечителей, а так же корреспонденция между Давидом Джорданом, Бабиным и президентом университета Джозефом Свейном. Сведения относительно взаимоотношений Бабина с коллегами и друзьями в Корнелле, можно найти в бумагах Джорджа Ликольна Бурра и Чарльза Генри Халла. В архивах университета так же содержится неопубликованное биографическое произведение, написанное Эдвином Эмерсоном, на протяжении многих лет бывшего другом Бабина.
В России архивные материалы, связанные с деятельностью Бабина необычайно разрозненны. Пожалуй, единственной крупной коллекцией, содержащей информацию о его деятельности стали материалы переписки Г.В. Юдина в Государственном архиве Красноярского Края. Среди документов, оставленных сибирским купцом, сохранились, сделанные Юдиным копии писем Бабина 1903-1907 гг. Другие архивные материалы, принадлежавшие сибирскому купцу, находятся в шести архивохранилищах Москвы и Петербурга: Российском Государственном Архиве Древних Актов, Пушкинском Доме, Российском Государственном Историческом Архиве, Российской Национальной Библиотеке, Архиве Санкт-Петербургского Института Российской Истории Российской Академии Наук.

Историография проблемы. До последнего времени творческим наследием Бабина, бежавшего из Советской России и вывезшего на новую родину большинство своих документов, занимались в основном американские историки. Но даже в их работах до начала 1980-х годов можно найти лишь отрывочные сведения о загадочном русском, в основном в работах, затрагивающих в той или иной степени различные аспекты развития библиотечного дела в США.
Попытка исторического осмысления роли Бабина, как общественного деятеля, была предпринята только в начале 1980-х годов, когда появляется ряд посвященных ему статей, а так же, наконец, издается компиляция из его дневниковых записей. Наиболее полный биографический очерк был издан в 1984 году Эдуардом Казинцом. В следующем году Бабин упоминается в работе Воевича Залевски, рассказывающей о коллекциях Славики и их хранителях в Стэнфорде.
1988 год стал годом публикации Дневника Гражданской Войны, составленного из ранее разрозненных записей - саратовского дневника, начатого 21 сентября 1917 года и прерванного 25 июля 1919 года, и записей сделанных уже позднее в США. В основном при напечатании дневников внимание издателей было сосредоточено на их ценности как источника по истории Гражданской Войны в провинции, поэтому все комментарии к тексту и избранная библиография по теме помогают американскому читателю лучше понять обстановку в революционной России, но мало затрагивают биографию Бабина. Во вступительной статье Д. Райли, хоть и дается общая характеристика его жизни, однако большая часть материала посвящена источниковедческому анализу напечатанных материалов. Через два года появилась первый русскоязычный отзыв на данную публикацию, написанный В.П. Булдаковым и В. П. Дмитренко для журнала История СССР.
В советской исторической литературе упоминание о Бабине можно встретить в огромном числе статей и иных публикаций, связанных с судьбой Библиотеки Юдина, исчерпывающий список которых приведен в библиографической работе Н.М. Соколовой. В основном, в этих работах Бабин упоминается, как делец, заключивший от имени Библиотеки Конгресса контракт о покупки коллекции, причем значительное число авторов, в частности Н. Смирнов-Сокольский оценивают эту покупку не иначе как преступление против русской книжности. В 1958 году в Археографическом Ежегоднике опубликована статья А.А. Преображенского, посвященная коллекции Юдина, которая, как представляется, является наиболее ценной работой по данной теме на русском языке.
В последние несколько лет Бабин упоминается в ряде статей и монографий, затрагивающих различные аспекты развития русской американистики и складывания российской научной диаспоры в США . Так, Н. Н. Болховитинов в статье, описывающей развитие российской американистики с 1814 по 1999 гг., говорит о нем, как об авторе курса истории США, основанного на широком использовании специальной американской литературы.
Обработка данных, затрагивающих различные аспекты творческого пути Бабина, показала необходимость привлечения широкого круга исторических, историографических, статистических и библиографических исследований, посвященных развитию славянских коллекций в научных и университетских центрах США, расширению круга специальной и популярной литературы на русском языке, посвященной американской теме, в конце XIX начале XX века, проблемам миграции из стран Восточной Европы и русско-американским отношениям в этот период.
Анализ исходного материала и выработка методологии исследования были невозможны и без ознакомления с целым рядом обобщающих исторических сочинений, освещающих различные аспекты деятельности русских ученых за рубежом, в том числе книги С.А. Маннинга История Славики в США, В.Т. Пашуто Русские историки-эмигранты в Европе, коллективной монографии Скифский роман, вышедшей под общей редакцией Г. М. Бонгард Левина и т.д.

Методологическая основа диссертационного исследования. В качестве теоретико-методологических основ исследования были использованы сравнительно исторический и институциональный подходы к освещению событий, которые позволяют получить взаимопроверенные и точные данные. Сравнительно-исторический (компаративный) метод дает возможность определить место Бабина в общем развитии русско-американских культурных связей, сравнить его деятельность и проекты ряда других ключевых для этого периода фигур: Ф. Голдера, М.Винокурова, Н. Родионова и других.
Поскольку Бабин стал известен, прежде всего, как работник различных научных и образовательных центров, исследование его деятельности требует институционального анализа структур, в которых он был востребован как профессиональный архивист, библиотекарь, педагог. В рамках этого метода важно показать, насколько вектор его деятельности определялся общественным заказом, потребностями правительственных и общественных организаций США и России в специалисте нового типа, имеющего интернациональное образование и опыт практической деятельности.
Для обобщения данных по состоянию книжных фондов США, а так же при обработке данных ежедневных записей А.В. Бабина, применялся количественный (клиометрический) метод. Основные выводы диссертационного исследования были сделаны на основе критико-диалектического подхода. Сочетание вышеперечисленных методов и подходов позволяет нам говорить о противоречивости фигуры Бабина, показать как положительные, так и негативные стороны его деятельности.

Научная новизна диссертации определяется тем, что она представляет собой исследование, в котором сделана попытка представить весь комплекс различных проектов и начинаний, в которых был задействован Бабин, не разрывая различные аспекты его деятельности. Как представляется, предшествующие исследователи данной проблемы уделяли особое внимание его роли как собирателя Славики в США, человека, сыгравшего ключевую роль в приобретении юдинской коллекции, в то же время мало были исследована его просветительская деятельность. В то время как жизненному пути многих коллег и последователей Бабина - Ф. Голдера, М. Ростовцева, Г. Вернадского, М. Карповича и др. посвящен целый ряд объемных монографических исследований и огромное количество статей, Бабин до сих пор мало известен.

Практическая значимость. Данная работа представляет собой исследование, которое может быть использовано при подготовке фундаментальных работ в области науковедения, библиотековедения, историографии, истории педагогики, миграциологии и диаспороведения; в процессе преподавания истории русской эмиграции, а так же спецкурсов по проблемам истории культуры.

Апробация работы. Ряд положений диссертационного исследования был изложен автором на конференциях, посвященных русскому зарубежью и истории российской провинции в Костроме, Санкт-Петербурге, Пушкине, во время презентации издания Россика в США, предпринятого Центром Русского Зарубежья Института военно-политического анализа (Москва), а так же в трех статьях общим объемом 2,5 печатных листа. В рамках программы Молодые лидеры, по направлению кафедры истории России и зарубежных стран РГИ СПбГУ исследования по данной теме проводились в научных центрах США Университете Шенандоа (Винчестер, Вирджиния), библиотеках Вирджинийского и Корнелльского Университетов, Публичной Библиотеке Нью-Йорка.

С мая по июль 2001 года автор диссертации был приглашен Европейским Отделом Библиотеки Конгресса США для работы над личной коллекцией А.В. Бабина, по результатам которой был подготовлена интернет - презентация, посвященная данной коллекции, а так же ряд других интерактивных проектов под патронажем управления образования г. Винчестера и кафедры истории России и зарубежных стран РГИ СПбГУ.

Структура и основное содержание диссертации

Диссертация состоит из введения, четырех, примерно равных по объему глав, заключения, списка источников и литературы, четырех приложений. Полный текст работы составляет 190 страниц. Список источников и используемая библиография насчитывает 197 наименований. Логическая канва работы воспроизводится во введении, где автор объясняет предмет и структуру исследования, актуальность и практическую значимость выбранной проблематики, цель и задачи исследования.

Первая глава: Становление ученого (1866-1902 гг.) посвящена времени учебы в России и США, первым опытам работы в библиотеках Америки. Алексей Васильевич Бабин родился 9 марта 1866 года в семье мещан провинциального города Елатьма, Рязанской губернии. Показав хорошие академические успехи во время обучения в гимназии, он покидал родину в достаточно юном возрасте, не закончив высшего образования и имея небольшой опыт работы в сфере образования. Исходя из существующей источниковой базы, трудно определить действительные причины, повлиявшие на принятие достаточно необычного для русского учителя решения. Бабин не последовал за традиционным для русской интеллигенции путем эмиграции в европейские страны, что было бы логично, учитывая его прекрасное знание французского, немецкого и древних языков. В то же время Америка предоставляла русскому эмигранту возможности, в том, числе и для продолжения высшего образования, которые Бабин, не имея денег, связей и поддержки друзей, вряд ли получил бы в Европе.
Вторая часть главы посвящена периоду учебы в Корнелльском Университете (1889-1896 гг.), где он получил степень бакалавра и магистра американской истории. За время работы с каталогом Библиотеке Корнелльского Университета с 1891 по 1996 гг. Бабин не только становится высокопрофессиональным библиотечным работником, но и устанавливает ряд связей, полезных для него впоследствии. Среди его учителей можно выделить известных американских историков Моузиса Коит Тайлера, Джорджа Линкольна Бурра, теоретика библиотечного дела Хансона. Известно, что под началом Моузиса Коит Тайлера Бабин начал готовить рукопись по истории США. В то же время Джордж Бурр, автор целого ряда книг по Европейской истории стал его наставником в библиотечном деле. К корнелльскому периоду относится и первая работа Бабинаслависта - описание библиотеки американского дипломата Юджина Шулера, служившего на Балканах и в России.
В третьей части главы рассматривается его деятельность в качестве руководителя библиотек крупных университетских центров США Индианы и Стэнфорда (1896-1902 гг.). В целом, достаточно четко прослеживается преемственность между корнелльским, блумингтонским и стэнфордским периодами жизни Бабина. Его руководство библиотеками этих учебных заведений было основано на принципах, усвоенных во время работы с книжными коллекциями университета, в котором он получил образование и опыт профессиональной работы. В то же время, уровень задач, которые должен был решать Бабин, неизмеримо возрос. Работа с крупными библиотеками подготовила его к обработке крупных массивов информации в короткие сроки. Помимо библиотечной работы в Стэнфорде Бабин так же выполнял функции преподавателя библиографии и вел два курса русского языка - для начинающих и углубленный. Они стали, по сути, одними из первых подобных программ, принятых в университетах Соединенных Штатов Америки.
Таким образом, к моменту перехода на работу в Библиотеку Конгресса Бабин стал одним из первых американских ученых и библиотечных работников, обладавших одновременно опытом работы с большими не каталогизированными коллекциями и прекрасно знавших русский язык. Однако в этот период жизни уникальные навыки русского библиотекаря были востребованы в незначительной степени при работе с коллекциями, лишь отчасти содержавшими славянские материалы.

Во второй главе: Бабин в Библиотеке Конгресса (1902-1910 гг.): Складывание Коллекции Россики в США дается характеристика первому периоду деятельности Бабина в качестве сотрудника Библиотеки Конгресса и других американских организаций и фондов, приступивших в это время к активному собиранию материалов Славики и Россики. В частности, в первой части главы описываются поездки Бабина в Россию и страны Восточной Европы, где он заключает ряд сделок, позволивших сформировать обширную коллекцию славянских материалов в Библиотеке Конгресса. Так, он был посредником и инициатором покупки библиотек профессора М. Хатталы, одного из крупнейших специалистов в области славянской филологии, действительного члена богемской и российской академий наук и преподавателя пражского университета, а так же сибирского купца Г. Юдина, насчитывавшей по разным оценкам от 80000 до 100000 томов печатных изданий и до 500000 рукописных материалов. Таким образом, именно в Библиотеке Конгресса Бабин был впервые востребован как славист, причем его деятельность носила, прежде всего, практический характер. Опыт, полученный во время работы в библиотеках крупнейших университетов США, позволил ему успешно справиться с задачей первичной обработки крупнейшей частной коллекции, когда-либо до этого приобретавшейся центральным книгохранилищем Америки. Пожалуй, на тот момент, Бабин был практически единственным США специалистом, способным выполнить подобное задание.
Приобретение и первичное описание огромного массива славянских материалов сделало Бабина известным в американском академическом мире и позволило ему завязать контакты с первыми руссоистами в США Ф. Голдером, Д. Кеннаном, В. Симховичем. Характеристика взаимоотношений Бабина с этими учеными позволяет обобщить материал по истории развития Россики в этот период, который стал временем накопления фактического материала, приоритета практической деятельности по комплектованию книжных коллекций на восточноевропейских языках в библиотеках США над теоретическим осмыслением поступавшей литературы, активного участия первых славистов в деятельности разнообразных американских правительственных и общественных организаций в России.
Последний раздел главы посвящен определению роли Бабина в складывании коллекции Славики Библиотеки Конгресса США. При всей противоречивости влияния его деятельности в этот период мы можем говорить о том, что приобретенные им материалы на славянских языках вызвали достаточно большой интерес американского академического сообщества и читающей публики. При этом уровень подготовки специалистов - славистов в США не позволял в полной мере осуществить обработку необычайно ценных коллекций. Материал оставался практически неразработанным, усилий одного Бабина было явно недостаточно даже для составления предварительного каталога коллекции. Помимо нехватки профессиональных кадров сказывалось и отсутствие методологии работы с материалами на славянских языках.
После возвращения Бабина в Россию, ситуация с обработкой и приобретением русских материалов существенно не изменилась. Не разработанность уже приобретенных коллекций не позволяла в сосредоточиться на приобретении новых книг и документов из России. В то же время славянская коллекция Библиотеки Конгресса, оставалась по преимуществу собранием материалов на русском языке, в то время как другие страны Восточной Европы были представлены крайне слабо. Логика работы с данной коллекцией, подсказывала, что ее дальнейшее развитие невозможно без привлечения большого числа специалистов из числа носителей культуры, а так же их подготовки в учебных заведениях США.

В третьей главе: А.В. Бабин в России (1910-1922 гг.) дается обзор деятельности Бабина на родине вплоть до его повторной эмиграции в США в 1922 г. В предреволюционные годы он работает в качестве инспектора народных училищ Изюмского уезда Харьковской, а с 1916 г. всей Вологодской губернии. Будучи на хорошем счету у руководства, Бабин неоднократно привлекается к выполнению ответственных поручений Министерства Народного Просвещения, многие из которых были связаны с попытками перенять лучшее из опыта организации образования в англоязычных странах. О востребованности Бабина как уникального специалиста говорит и его приглашение в 1917 г. на должность лектора английского языка в Саратовский Университет.
Анализ этого периода жизни Бабина невозможен без детального рассмотрения его единственного опубликованного исторического сочинения Истории Североамериканских Соединенных Штатов, характеристика которого дает возможность говорить об общественно-политических взглядах автора. Особое внимание привлекает негативная оценка, которую Бабин дает Американской Революции. Он считает её нарушением естественного хода общей для англосаксонских стран истории, временем разрухи, анархии, всевластия бесчестных политических дельцов. При этом важно отметить, что подобное описание событий не было уступкой цензуре со стороны автора, поскольку черновики работы, подготовленные в США, не были изменены при публикации работы. Будучи человеком консервативных взглядов, сторонником сильной центральной власти, Бабин не принимает ни Февральской, ни Октябрьской революций 1917 года.
Последние пять лет жизни в революционной России стали временем его работы в Саратовском Университете, а так же сотрудничества в американской благотворительной организации АРА, занимавшейся снабжением продовольствием голодающих регионов России. Годы Гражданской Войны наложили неизгладимый отпечаток на всю последующую деятельность Бабина, став основой для ряда проектов, инициированных им уже после отъезда в США.

Характеристика этого периода его жизни дается в четвертой главе работы: Бабин в США: 1922-1930 гг.
С 1922 по 1927 гг. он отвечает за отдел новых поступлений в библиотеке Корнельского университета, где готовит целый ряд публицистических, исторических и художественных произведений, посвященных русской революции. В целом, все они пронизаны одной мыслью России больше не стало. Автор, довольно явно проводит идею сионистского заговора, в результате которого якобы была уничтожена империя, не скрывая своих симпатий к тем, кто боролся или продолжает бороться с новой властью. Главной виновницей бедствий страны Бабин считает слабую, подверженную революционным и атеистическим теориям интеллигенцию. В проектах публицистических статей нет и следа либеральных идей, их автор уверенный монархист, черносотенного толка. Вероятно, поэтому они никогда не были опубликованы в американской прессе или специальных изданиях.
С 1927 года Бабина исполняет обязанности ассоциативного директора Славянской Секции, впоследствии Отдела Славянской Литературы Библиотеки Конгресса. Он и его русские коллеги: М. Винокуров, Н. Родионов, Г. Новосильцев, Д. Тунеев, - инициировали ряд проектов, на долгие годы определивших направления развития коллекции Славики главного книгохранилища США. Ими были установлены прочные связи с русскими эмигрантскими издательствами и книжными магазинами, обработаны более 10000 томов юдинской коллекции и данные русских миссий на Аляске, куплены несколько крупных библиотек, сохранившихся от дореволюционных времен, в том числе книги, принадлежавшие русской императорской семье. Коллекция Славики развивалась быстрыми темпами. Если за 1925 год число восточноевропейских публикаций увеличилось на 1500 единиц, то за 1928-1929 финансовый год в отдел поступило 5606 томов, которые библиотека получила через плановую закупку, обмен и дарение.
Несмотря на несомненные успехи, в годы работы Бабина в качестве руководителя отдела сохранялась существовавшая и ранее диспропорция между материалами на русском и других славянских языках, а так же между современными работами, поступавшими из СССР, и книгами, дошедшими от дореволюционного периода. Такое положение вещей было следствием целого ряда факторов, прежде всего направления официальной политики Библиотеки Конгресса по отношению к восточноевропейским материалам. Немаловажным фактором была позиция официальных кругов США по отношению к Советскому Союзу, в значительной мере сдерживающая развитие букинистических контактов между американскими и советскими библиотечными центрами.
Огромную роль играли и умонастроения работников библиотеки, ответственных за приобретение новых материалов, а так же эмигрантских кругов в целом. Если собственно американские слависты, прежде всего Ф. Голдер уделяли огромное внимание материалам по истории России послереволюционного периода, то русские эмигранты предпочитали собирать материалы, относившиеся к дооктябрьскому периоду, тем более что ситуация, когда тысячи книг, газет и документальных материалов, вывезенных из России попали на рынок США и европейских стран, благоприятствовала такому направлению развития коллекции.
Смерть Бабина 10 мая 1930 г. не позволила ему самому завершить большинство из инициированных им проектов. Несмотря на это выработанные в годы его руководства отделом принципы комплектования славянской коллекции долгие годы оставались неизменны. Направления работы, сформированные в конце 1920х годов, продолжали определять основное содержание деятельности Славянского Отдела, который постепенно становился ведущим центром сосредоточения русскоязычных материалов в США. При этом даже русские работники Библиотеки Конгресса постепенно начинали осознавать, что дальнейшее развитие по привычному пути постепенно приводит к моральному устареванию библиотечных фондов, касающихся русской темы.

В заключении сформулированы основные выводы диссертационного исследования, которые позволяют обобщить весь массив данных, собранных в работе. Анализ документального материала позволяет сделать вывод о своеобразии творческого пути А.В. Бабина, как универсального специалиста, стоявшего у истоков складывания русско-американской научной диаспоры.
Конец XIX начало XX века стали периодом, когда американское общество начинает во все большей степени интересоваться информацией о странах Восточной Европы. Университеты США одни из первых откликнулись на общественный заказ, открыв курсы, в рамках которых изучались русский язык, литература и история. Библиотеки Стэнфорда, Корнелла и других крупных учебных заведений начинают комплектовать книжные коллекции, включавших книги на славянских языках. Обработка подобных материалов потребовала специалиста нового типа, который в равной степени бы обладал знанием библиотечной системы США, восточноевропейских языков и достаточно широким историческим кругозором. Для этого раннего периода складывания коллекций Россики и Славики в США характерна ведущая роль эмигрантов первого поколения: А.В. Бабина, Ф. Голдера, В. Симховича, Л. Винера. Подобное положение вещей объяснялось, прежде всего, тем фактом, что университеты и научные центры Америки на тот момент не были в достаточной степени обеспечены ни материальной базой, ни преподавательским составом, знакомым с русской темой и не могли подготовить достаточное число квалифицированных специалистов.
Во многом, это определило особое место первых славистов в американском научном сообществе. Прежде всего, это были универсальные специалисты - библиотечные работники, архивисты, преподаватели, привлекавшиеся к выполнению разнообразных проектов официальных структур Соединенных Штатов в странах Восточной Европы и в России. Например, Бабин, не только работал в библиотеках Корнелла, Стэнфорда и Индианы, он так же вел курсы русского языка, был в Чехии и России, выполняя задания Библиотеки Конгресса, Института Карнеги, Американ Ассошиэтид Пресс.
Неразработанность русской темы в США определила и приоритетные направления работы первых славистов. Их деятельность носила, прежде всего, практический характер. Особое внимание уделялось собиранию материалов, в той или иной мере, затрагивающих различные аспекты экономического, политического и культурного развития стран Восточной Европы. Перспективность их работы была уже в первые десятилетия XX века признана представителями властных структур США, о чем говорит личный интерес президента Теодора Рузвельта к юдинской коллекции, приобретение которой он считал делом необычайной важности.
Важен вопрос об уровне адаптации представителей русской контрактной эмиграции к американским реалиям. Как представляется, о Бабине можно говорить как об одном из первых представителей русско-американского ученого мира. Несомненно, он был востребован как специалист, обладающий уникальным набором профессиональных навыков и умений, о чем говорит его успешная для эмигранта первого поколения карьера в наиболее престижных научных центрах США. Не имея возможности поддерживать постоянные связи с соотечественниками, Бабин в значительной степени воспринял американский образ жизни, англосаксонские прагматизм и умеренность. В то же время, американские друзья и коллеги, а так же личные материалы свидетельствуют, что Бабин по мере возможности старался сохранить свою национальную самобытность, русскость. Характерен и тот факт, что с 1889 по 1910 гг. он не натурализовался в качестве американского гражданина, сделав это лишь в 1828 году, за два года до смерти, когда Российской Империи, подданным которой он себя считал, уже не стало.
Описание коллекции Юдина, История Североамериканских Соединенных Штатов, дневниковые записи и неопубликованные материалы, подготовленные Бабиным уже после возвращения в Америку, позволяют нам дать характеристику его общественно-политических взглядов. Бабин неоднократно подчеркивает, что, будучи прагматиком, в любой политической системе ценит, прежде всего, порядок и стабильность. Он крайне негативно относится к революционной деятельности. Идеал общественного устройства для Бабина сильная центральная власть, которая в России выражается в форме самодержавного правления императора.
Умеренная консервативность способствовала назначению Бабина на должность инспектора народных училищ. Годы работы в России стали временем повышенного интереса образованной слоев населения к Северной Америке. Работа Бабина по истории США стоит в ряду других популярных и научных изданий русских авторов и переводной литературы конца XIX начала XX века, посвященных американской теме. Министерство Народного Просвещения неоднократно привлекает его к составлению разнообразных отчетов, в которых делается попытка осмыслить опыт работы образовательных учреждений англоязычных стран. Как и в США, профессионализм и уникальный опыт Бабина востребован и по достоинству оценен. К началу Февральской Революции он возглавляет народные училища Вологодской губернии. Быстрый карьерный рост был прерван в 1917 году, когда Бабин был отправлен на работу в Саратовский университет в качестве преподавателя английского языка. Не принимая Советскую власть, он при помощи американских друзей и коллег навсегда покидает родину и возвращается в Америку.
Поскольку основным выводом, который был сделан Бабиным во время работы в Корнелле стало утверждение о том, что новое государство, возникшее в 1917 году на территории России, не является преемником традиций той страны, гражданином которой себя считал Бабин, главной целью его деятельности в Библиотеке Конгресса стало стремление сохранить русское культурное наследие за рубежом. Сотрудники вновь сформированного Славянского Отдела главного книгохранилища США при комплектовании книжных коллекций главное внимание уделяли литературе, дошедшей от дореволюционных времени или эмигрантской прессе, в то время как материалы, вышедшие в СССР представляли для них гораздо меньший интерес.
Во время руководства Славянским Отделом Бабин сотрудничает с большим числом русских штатных сотрудников главного книгохранилища Америки (Н. Родионовым, М. Винокуровым, Г. Новосильцевым, Д. Тунеевым), коллегами, консультировавшими относительно материалов, поступавших из Восточной Европы (М. Флоринским, Ф. Голдером, Е. Высоцким, А. Ярмолинским), а так же многими соотечественниками, проводившими научные исследования в стенах Библиотеки (Б. Шишкиным, В. Тимошенко, С. Петренко и др.). Привлечение высокопрофессиональных кадров позволило в короткий срок выполнить большой объем задач по обработке уже существовавших и вновь приобретаемых русских материалов, сделав их доступными для читателя. Постепенно Славянский Отдел становится одним из важнейших центров, вокруг которого группировалась элита русской научной эмиграции. Почти одновременная смерть А.В. Бабина и Ф. Голдера, А. Кулиджа закрывает собой начальный этап развития американской руссистики. В это время происходит переход от индивидуальной деятельности немногочисленных специалистов широкого профиля по собиранию славянских материалов к формированию профессионального сообщества ученых, занятых русским вопросом, усиливается профессиональная специализация славистов и теоретический аспект их деятельности.
Поскольку Бабин стал одним из первых представителей русско-американского научного мира, его творческая судьба стала своеобразным прообразом судеб сотен наших соотечественников, работавших в образовательных центрах США. Как представляется, характеристика процесса развития контактов между Россией и Америкой на грани двух веков невозможна без анализа его культурно-просветительской деятельности и признания её в качестве одной из ключевых при оценке этого периода.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1)Пивоваров Е.Г. О роли Ф.А. Голдера в деле собирания материалов зарубежной архивной россики в США // Общество и Власть. Межвузовский сборник научных трудов в 2-х частях. Санкт-Петербург, 2001. С. 200-209. 0,8 п.л.
2)Пивоваров Е.Г. Русские эмигранты в библиотеках США // Шестые царскосельские чтения: история и современность. Пушкин: Ленинградский Государственный Областной Университет им. А.С. Пушкина, 2002. т. 4, с. 58-66. 0,8 п.л.
3)Пивоваров Е.Г. Современные компьютерные технологии в историческом исследовании // Слово: гуманитарные науки и современность Пушкин: Ленинградский Государственный Областной Университет им. А.С. Пушкина, 2002. С. 61-69. 0,8 п.л.
4)Пивоваров Е.Г. Творчество А.В.Бабина (1866-1930) в оценках американской историографии // Смирдинские чтения. СПбУКИ, 2001. C. 46-52. 0,5 п.л.
5)Пивоваров Е.Г. Ф.А. Голдер (1877-1929) сотрудник миссии АРА в России // Методология Исследования Истории, Экономики и Культуры Российской Провинции. Кострома, 2001. С. 96-99. 0,3 п.л. в соавт. с Е.В. Петровым (РГИ СПбГУ).
6)Пивоваров Е.Г. У истоков американской архивной Россики // Россика в США. М., 2001. С. 249 269. 1,5 п.л.

Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования