Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Обратите внимание!
 
  Наука >> История >> Отечественная история >> История русского зарубежья | Популярные заметки
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
 См. также

Научные статьиРусские в Англии: из переписки Е.В. Саблина

Марина Ивановна Цветаева
18.05.2002 19:26 | Русское Зарубежье
     Алехин Ю.В. Марина Ивановна Цветаева

Родилась 26 сентября 1892 г. в Москве.
Отец Иван Владимирович, сын сельского священника, дворянин, директор Румянцевского музея и основатель Музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина, член корреспондент Петербургской АН. Мать Мария Александровна Мейн, из обрусевшей немецкой семьи, талантливая пианистка.
В детстве М. получила хорошее музыкальное и общее образование. В разные годы проходила обучение заграницей в Лозанне, Фрейбурге и Сорбонне.
Стихи М. начала писать с 6 лет. А в 16 выпустила свой первый сборник "Вечерний альбом" (М., 1910).
В начале мая 1911 г., "на усыпанном галькой берегу рядом с домом Волошина", Ц. познакомилась с С.Я.Эфроном. Вспыхнувшие взаимные чувства молодых людей и их решение вступить в брак привели к разладу в семье Ц., отец не дал дочери благословения, а ее любимый, хотя и неродной дед (отец первой жены Ивана Владимировича), знаменитый русский историк Д.И.Иловайский не захотел и слышать об этом. Но Ц. показала свой взрывной и противоречивый характер, в январе 1912 г. они с Эфроном обвенчались.
Творческая судьба Ц. на родине была относительно благополучна. От одного поэтического сборника ("Волшебный фонарь", 1912) до другого ("Версты", 1921) совершенствовала она свое мастерство, неизменно являя миру безудержную языковую стихию и неповторимое стилистическое своеобразие. Ц. чувствала все это сродни мужскому началу, поэтому всегда настаивала на своей профессиональной персонификации поэт. Рамки всех литературных группировок были ей, естественно, тесны, а из всех поэтов она принципиально чтила и признавала только Александра Блока.
К "октябрьским смертным дням" 1917 г. Ц. отнеслась соответственно. Буквально обожествляя мужа, уехавшего в ноябре на Дон и вступившего в Белую гвардию, он маялась в Москве с двумя дочерьми, изредка имея какой-либо заработок, в том числе за вступления с чтением стихов перед советской публикой. Последнюю Ц. отровенно эпатировала, не говоря уже о том, что однажды она осмелилась позвонить в недра самой ЧК и осудить ее сотрудников за арест престарелого Д.И.Иловайского.
В эти тяжкие дни Ц. упрямо писала свой "Лебединый стан" (59 стихотворений), ставший, в итоге, литературным памятником Белому движению. Волей-неволей, отталкиваясь от событий революции и гражданской войны, представала она "поэтом монархии".
В мае 1922 г, узнав, что муж, после долгих мытарств, осел в Праге и стал учиться в местном университете, Ц. с дочерью Ариадной (1913 г. р.; вторая дочь Ирина умерла в 1920 г.) выехали в Чехию. Начался период изгнания, в котором дар Ц., по мнению публициста М.Слонима, возглавлявшего журнал "Воля России", "достиг наивысшей полноты".
В Праге Ц. жила до 1925 г. Работала плодотворно и на подъеме, вышедшие поэтические сборники "Стихи к Блоку" и "Разлука" (Берлин, 1922), "Ремесло" и "Психея. Романтика" (Прага, 1923), дополнялись другими лирическими стихами, поэмами, прозой, статьями в журналах и сборниках: "Современные записки","Версты", "Ковчег"... но более всего в "Воле России".
Рождение сына Георгия и желание найти для себя подходящую читательскую аудиторию подвигли Ц., в конце октября 1925 г., на переезд во Францию. Ее расчет поначалу показался верным, Ц. с триумфом читала свои стихи (конечно, и из "Лебединого стана") на вечере в феврале 1926 г.; эмигрантская печать разблаговестила об этом повсюду. Но единственная вышедшая здесь книга стихов "После России. 19221925" (Париж, 1928) раскупалась плохо и вызвала, в основном, отрицательные рецензии. Условное противопоставление эмигрантских поэтов-критиков "Ходасевич Адамович" (по образцу "за" и "против") усилило отчуждение Ц. от единородной среды.
Ярким лучом свете была для Ц. ее переписка 1926 г, с Б.Л.Пастернаком и Р.М.Рильке, но и она, образно выражаясь, не могла развеять мрака будущего. Весной 1929 г. Ц. неосторожно приветствовала (в газете "Евразия") приехавшего в Париж В.В.Маяковского и тотчас была обвинена в просоветских настроениях. Примерное обвинение в то же время предъявили и С.Я.Эфрону, как участнику "Союза возвращения на родину" и намеренному фигуранту раскола в евразийском движении.
Семья Ц. потеряла покой. Но если жена и мать преодолевала пугающую "слепоту" творчеством, то глава семьи все более склонялся к политической прагматике, возврату на родину. В результате, весной 1937 г., уехала в СССР дочь Ариадна, а осенью 1937 г. убыл туда же Сергей Яковлевич.
Ц. не хотела возвращаться, пророчески предвидя все наперед. "Гигантский синхрафазатрон, где слова разгоняются до огромных скоростей и энергий" (С.Б.Джимбинов), неутомимо функционировал. Стихотворения 30-х годов: "Куст", "Стихи о Чехии", "Стихи о Пушкине" и пр. дружно соседствовали с прозой: "Вольный проезд" ("Современные записки", 1924, 21), "Октябрь в вагоне" ("Воля России", 1927, 11/12),"Башня в плюще" ("Последние новости", 1933, 16 июля), "Мать и музыка" ("Современные записки", 1935, 57), "Мой Пушкин" ("Современные записки", 1937, 64)... А "Повесть о Сонечке" похвалил даже такой нелицеприятный критик, как И.А.Бунин.
Однако, житейского выхода из сложившейся ситуации не было.
В июне 1939 г. Ц. вернулась в СССР и поселилась с семьей в подмосковном поселке Болшево.
Немного спустя, Б.Пастернак просил А.Фадеева принять Ц. хотя бы в члены Литфонда Союза писателей. Она представляла из себя тогда, по воспоминаниям покойного поэта И.Л.Френкеля, "тихое, нелюдимое и полунищее существо, приходившее с авоськой в руках на заседание секции переводчиков Союза писателей". Но приняли ее, наконец, лишь в групком литераторов!..
27 июня 1939 г. арестовали в Болшево дочь Ц. Ариадну (реабилитирована в марте 1955 г.). А 10 октября взяли там же С.Я.Эфрона (расстрелян в октябре 1941 г.).
Круг замыкался.
Единственная публикация в СССР, в журнале "Тридцать дней" за март 1941 г., стихотворение пражского периода "Старинная песня", да ряд переводов, выполненных Ц. исключительно ради заработка, вот все, что скудно характеризовало последний период ее гениального художественного творчества.
Начавшаяся война резко приблизила и конец жизни. Затравленная Ц., оберегая как величайшую драгоценность жизнь сына (Мура по-домашнему, погибшего на фронте в 1944 г.), уехала с ним в августе 1941 г. в эвакуацию, в г. Елабугу Татарской АССР.
Ц. жила квартиранткой в бедном доме, пыталась найти хоть какую-то работу. Но ей не помогли даже в соседнем Чистополе, где жило тогда много писателей. Чувствов безысходности переполнила душу. В предсмертном письме к поэту Н.Асееву и его жене, Ц. просила позаботиться о сыне.
Скончалась (повесилась) утром 31-го августа 1941 г. Была похоронена 2-го сентября на Елабужском кладбище.

Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования