Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Обратите внимание!
 
  Наука >> История >> Отечественная история >> История Русской Православной Церкви | Аннотации книг
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
 См. также

КнигиГде ты, моя Родина?

КнигиСофронова Е.И. Где ты моя Родина?

Обзорные статьиИстория второй волны российской эмиграции

Биографии ученыхДве страсти

КнигиГде ты, моя Родина?: Софронова Е.И. Где ты моя Родина?

Учетные карточкиМузей истории МГИМО

Аннотации книгНовое исследование по истории российского православного зарубежья

Аннотации книгИстория русского зарубежья в публикациях серии Материалы к истории русской политической эмиграции

Популярные статьиПоследний Архипастырь Маньчжурии

Аннотации книгЧеловек столетия

Популярные статьиВыступление В.В. Путина на Конгрессе соотечественников проживающих за рубежом

Популярные статьиЗакон Судьбы. О трагедии Александра Галича

Популярные статьиПроблемы собирания зарубежной архивной Россики

Научные статьиМатериалы к изучению деятельности русских археологов в Маньчжурии

Аннотации книгЯ ранен печалью

Научные статьиНиколай Троицкий: От симбирского повстанца до директора Мюнхенского института по изучению СССР

Аннотации книгСлавянские и баптиские церкви в Австралии

Популярные статьиГребенщиков Г.Д. Дары кораблекрушения

Аннотации книгМатерик русского зарубежья

Где ты моя Родина? Где ты, моя родина?
16.05.2002 21:24 | Русское Зарубежье
     Толстой И.Н. Екатерина Софронова. Где ты, моя родина?

После первой волны эмигрантских воспоминаний - литературных, художественных, политических - пришла для российского читателя пора воспоминаний "народных", записок тех людей, которые составили основную массу послереволюционных беженцев. Они не писали книг, не вырабатывали планов борьбы с большевизмом, не гастролировали по мировым столицам. Они просто жили обычной жизнью... Хотя все-таки нет, обычной эту жизнь не назовешь. Подобно некоему водяному знаку просвечивала сквозь все их поступки и слова мысль о России, осознание своего предназначения. Кто-то называл это задачей спасения русской культуры и веры, именовал свое изгнание посланием, а кто-то без высоких слов тихо хранил в себе несбыточную надежду вновь обрести родину. К этой категории русских принадлежали и те, кто родился уже вне территории России, но впитал с материнским молоком любовь к полулегендарному отечеству. В числе таких "бессловесных" - Екатерина Ивановна Софронова, родившаяся в 1941 г. в Китае. Ее родители, спасаясь от коллективизации, бежали в 1931 г. через границу и обосновались в Синьцзянской провинции, в городе Кульдже. "По рассказам мамы, - пишет Е.Софронова, - по приезде в Китай им там не понравилось. Папа рвался обратно домой, в Россию. Но, хорошо понимая, что их ожидало в Советском Союзе в случае возвращения, мама смогла его уговорить, и они остались жить на чужбине. Во время лишений их всегда утешало то, что это лишь временнное явление в жизни, в будущем они смогут свободно и без страха возвратиться к себе домой". О степени семейного достатка Софроновых в те годы выразительно говорит такой отрывок из воспоминаний: "У нас ведь не было никаких игрушек. И поэтому мы находили себе забавы в самой природе. На самой выбитой дороге мы сгребали пыль пирамидкой, потом раздвигали среднюю ее часть так, чтобы получилось углубление в виде чашечки. В это углубление наливали воды, которая, впитываясь в пыль, так укрепляла ее, что потом мы могли выкопать из кучи пыли чашечку. Потом ставили ее сушить на солнышке или в пыли". Школа в Суйдуне, стремительно коммунизируемый Китай ("При коммунистическом режиме всякое передвижение народа строго воспрещалось"), тревога за родственников и знакомых, возвращающихся в послевоенный СССР, отъезд в 1961 г. в Гонконг, оттуда в Мельбурн, где Е.Софронова начала преподавать Закон Божий в Данденонгской русской школе, кругосветное путешествие с группой русских паломников к святым местам в 70-е, первая поездка в 1992 г. в Россию и оторопь от разрушения многолетней мечты ("Во сне такое присниться не может, а тут реальная жизнь просвещенного столетия") - обо всем в книге рассказано спокойно, без экзальтации и доморощенных обобщений. Очарование такой повествовательной неискушенности состоит не столько в том, что здесь рассыпаны тысячи мелочей изгнаннического быта, удержать которые может только все это переживший человек; оно - в скромности рассказчицы, в ее тихом, целомудренном христианстве. Екатерина Софронова настолько не придает исторического значения своим запискам, что даже изменила в повествовании имена своих родственников: "Чтобы не приводить моих братьев, сестер и их потомков в смущение, я решила не называть их имен и фамилий". Человек может уважать свой жизненный путь, не будучи знаменитым. Разве это не урок достоинства? Иван Толстой, Прага

Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования