Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Зарегистрируйтесь на нашем сервере и Вы сможете писать комментарии к сообщениям Обратите внимание!
 
  Наука | Аннотации книг
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
 См. также

Научные статьиМюнхенский институт по изучению истории и культуры СССР и вторая волна эмиграции

Обзорные статьиИстория второй волны российской эмиграции

Научные статьиНиколай Троицкий: От симбирского повстанца до директора Мюнхенского института по изучению СССР

Биографии ученыхСтранный странник или пять раз по четыре

Аннотации книгТы, мое столетие...

Аннотации книгНовое исследование по истории российского православного зарубежья

Аннотации книгИстория русского зарубежья в публикациях серии Материалы к истории русской политической эмиграции

Обзорные статьиКультурное наследие российской эмиграции

Биографии ученыхДве страсти

Научные статьиРоссия познаёт русское зарубежье

Научные статьиИстория российского православного зарубежья

Аннотации книгИстория Российской эмиграции в освещении современной китайской историографии

КнигиОчерк русской иммиграции в Австралии

Аннотации книгЧеловек столетия

Научные статьиНационально-теократическая концепция Святой Руси А.В.Карташева

Популярные статьиПоследний энциклопедист

В поисках истины. Пути и судьбы второй эмиграции
18.05.2002 20:42 | Русское Зарубежье
     В поисках истины. Пути и судьбы второй эмиграции: Сб. Статей и документов / Сост. Карпов В. С., Попов А. В., Троицкий Н. А. Под общей редакцией А. В. Попова. Вступ. статья А. В. Попова // Материалы к истории русской политической эмиграции Вып. III - М.;

От составителей Настоящее издание продолжает серию "Материалы к истории русской политической эмиграции", первый выпуск которой вышел в Москве в 1994 году. Цель серии - введение в научный оборот новых, неизвестных материалов по истории эмиграции. Второй выпуск раскрывает судьбы представителей второй послереволюционной эмиграции, ее историю и чаяния.
Каждая статья предваряется краткой биографической справкой. Среди авторов - видные политические и общественные деятели "второй волны" Ф.М. Легостаев, Н.А. Троицкий, Д.В. Константинов, К.Ф.Штеппа, послевоенная беженка В.Г.Фурсенко, ученый и врач Е.Т.Федукович. Несомненно, большой интерес читателей вызовут размышления о второй эмиграции американского ученого Ю.Л.Фишера.
Завершает сборник очерк российского автора, руководителя Общественного исследовательского центра "Архив РОА" А.В.Окорокова.
В Приложении 1 публикуются документы из архива Н.А. Троицкого (ф. 10015 ГАРФ). Приложение 2 представляет перечень последних известных нам отечественных публикаций по теме выпуска, независимо от нашего согласия с содержащимися в них оценками.
Состав участников выпуска не случаен, все они, кроме Фишера и Окорокова, представители "второй волны", оставившие большой след в истории эмиграции, собственно они-то и есть эта история. Но и эти двое - не посторонние. Ю.Л.Фишер - видный учёный историк, политолог и социолог, многими нитями связанный с Россией и российской эмиграцией. Детство и юность провёл в Москве. После войны участвовал в Гарвардском проекте изучения послевоенной эмиграции, активно сотрудничал с Русской библиотекой и Институтом по изучению истории и культуры СССР, стал изначальным летописцем второй эмиграции.
Публикуемое эссе-воспоминание Ю.Л.Фишера - плод его насыщенной жизни, долгих переживаний и раздумий. Это, фактически, исповедь человека, оказавшегося в центре исторических событий двадцатого века. Эссе необычно по форме, но другим оно быть и не могло: трудно выразить чувства и сгустки энергии в какой-то традиционной форме.
А.В.Окороков с 1995 года возглавляет Общественно- исследовательский центр "Архив РОА", основной своей задачей ставящий беспристрастное изучение истории Освободительного движения в годы второй мировой войны, последующего развития его идей в послевоенные годы. Окороков и возглавляемый им центр немало сделали для развенчания расхожего сталинского мифа о "предателях-власовцах". На страницах выпуска молодой российский историк представлен очерком о трагической судьбе российского казачества, продолжавшего "свою гражданскую войну" в страшные годы противостояния гитлеровской Германии и сталинского Советского Союза.
Выпуск открывает "Письмо на родину" - препечатка с незначительными изменениями письма Ф.М. Легостаеву главному редактору журнала "Огонёк" В.А. Коротичу, которое так и не было опубликовано. Бывший офицер Красной армии Ф.М. Легостаев - активный участник Освободительного движения в годы войны, много сделавший для его возрождения в послевоенные годы, один из лидеров русской колонии в Каракасе. В выпуске помещен также несколько обработанный отрывок из его выступления на IX съезде Союза борьбы за освобождение народов России в 1982 году.
Осью, связующим началом выпуска является Н.А. Троицкий. Во многом благодаря его энергии это издание увидело свет. Все авторы выпуска так или иначе связаны с ним, были его друзьями или соратниками. Нельзя говорить об истории "второй волны" не упоминая имени мэтра российской эмиграции. Инженер, архитектор, ученый в довоенном Советском Союзе, узник ежовских застенков, пленный-окруженец во время войны, один из наиболее близких Власову людей, разработчик первой редакции Пражского манифеста, фактический продолжатель дела Власова, дела Освободительного движения в послевоенные годы, автор книги "Концентрационные лагери СССР", впервые обнажившей перед всем миром структуру и сущность нечеловеческой системы ГУЛАГа - вот лишь краткие вехи биографии Троицкого. В прошлом году ему исполнилось 93 года. Казалось бы, почтенный возраст, время ухода на покой. Но он до сих пор полон энергии, творческих планов, ведёт большую работу по сохранению российского исторического наследия в США. В 1993 году Троицкий передал свой уникальный архив в ГАРФ, с его же помощью поступили в Россию архивы Д.В. Константинова, Ф.М.Легостаева, Б.В.Прянишникова. Здесь публикуется специально написанная им для этого выпуска статья об историческом пути "второй волны" и будущем России. Совместно с публикуемыми документами из личного архива автора она позволяет получить, так сказать, из первых рук представление об истинной направленности Освободительного движения. Небезынтересными, на наш взгляд, должны показаться и взгляды Н.А. Троицкого на существующую ситуацию и перспективы развития российской государственности.
Протоиерей Д.В. Константинов вряд ли нуждается в представлении. Он широко известен, в России и за рубежом, как исследователь новейшей истории Русской Православной Церкви. О. Димитрий автор более ста научных работ по этой тематике. В Южной Америке, в Буэнос-Айресе он в течении 11 лет издавал церковно-общественную газету "Новое слово", чем уже вписал свое имя в историю второй эмиграции. Им сохранена вся утварь из походной церкви Освободительного движения, которая теперь находится в часовне в честь иконы Казанской Божией Матери в Вест-Хаянниспорте, штат Массачусетс. Его "Воспоминания и раздумья о российской эмиграции" сочетают в себе новизну подхода и трактовки с множеством неизвестного или замалчиваемого фактического материала.
Украинский историк К.Ф. Штеппа более известен на Западе, нежели в России. Признание ему принесли работы по античной и христианской демонологии и истории древнего мира, а впоследствии монография о советской историографии "Russian historians and the Soviet State", опубликованная в 1962 году, уже после смерти Штеппы в Нью-Йорке. Здесь мы публикуем главы из рукописи его книги "Сталинизм", содержащие скрупулезный анализ советской системы. В приложениях приведено письмо Штеппы Б.А. Яковлеву (Н.А. Троицкому), связанное с реорганизацией Института по изучению истории и культуры СССР "Американским комитетом освобождения от большевизма" в 1954 году. В результате реорганизации Институт потерял роль академического, внепартийного центра, каковым хотели видеть Институт его создатели Н.А.Троицкий, К.Ф.Штеппа, А.Г. Авторханов и др. Думается, читателю будет интересна нравственная позиция Штеппы и его отношение к украинскому национализму, характерное в отношении национализма вообще для идеологических установок Освободительного движения. В этих публикациях читатель, опять-таки из первых уст, может быть, получит ответ на вопрос, почему в годы войны многие тысячи российских интеллигентов вынуждены были стать на путь сотрудничества с немцами.
На страницах этого выпуска встретились еще два не похожих друг на друга представителя второй эмиграции, две женщины: одна - кначалу войны уже сформировавшийся специалст, врач, научный работник, педагог с устоявшимися представлениями о существе советской системы; другая - к этому времени едва успевшая окончить школу украинская девушка из глубинки, с энтузиазмом юности полной грудью вдыхавшая воздух родной страны, "где так вольно дышит человек". Сходство же их в том, что обе они были далеки от той осознанной страстной борьбы, которую вели против сталинского режима наиболее истовые последователи идей Освободительного движения. Тем ценнее для нас впечатления этих незаурядных женщин, позволяющие дополнить картину трагедии второй эмиграции житейскими подробностями, отчасти объясняющими мотивы исхода "второй волны" и причины ее невозвращения к родным берегам. Непритязательный рассказ В.Г.Фурсенко, только недавно вышедшей на пенсию с должности заведующей русским отделом университетской библиотеки в США, с трогательной откровенностью повествует о нечеловеческих условиях существования угнанных на принудительные работы в Германию советских людей, с надеждой ждавших освобождения из фашистской неволи. Об ужасах насильственных выдач. О последующих мытарствах тех немногих, кому удалось правдами и неправдами получить статус перемещенных лиц ("ди-пи"). О тяготах устройства новой жизни на чуждых заокеанских берегах. О быте, нравах и духовных устремлениях эмигрантов "второй волны" в Америке. О тоске по родине, на которую, увы, нет возврата. Столь подробные воспоминания бывшего остарбайтера, насколько нам известно, впервые публикуются в России.
Е.Т.Федукович получила мировое признание своими работами в области офтальмологии. Ее меткие остроумные зарисовки воссоздают гнетущую атмосферу предвоенного десятилетия, царившую в высшей школе, в научной среде, да и во всем пронизанном щупальцами ОГПУ-НКВД обществе. Атмосферу, во многом определившую умонастроения советской интеллигенции и ее негативное отношение к советской системе. Внимание историков должны привлечь живые воспоминания Е.Т. Федукович о ее личных встречах с И.П. Павловым и Н.И. Бухариным. Ее свидетельства опровергают, в частности, мнение покойного академика Л.А.Орбели (высказанное, правда, в 1949 году) о якобы "случайных и мало обоснованных" антибольшевистских высказываниях И.П.Павлова "в домашнем кругу, которые, конечно, подхватывались и усиленно муссировались враждебными новому строю элементами".
Приложение имеет самостоятельное значение. Условно его можно разделить на две группы: документы, отражающие идеологию второй русской политической эмиграции и документы, касающиеся деятельности главного ее центра - Мюнхенского института по изучению истории и культуры СССР.
Особняком стоят замечания Н.А.Троицкого ко второму изданию книги "Концентрационные лагери СССР", тем не менее они пред-ставляются важными. Среди публикуемых документов не только широко известный, неоднократно переиздававшийся Манифест Комитета освобождения народов России, но и уникальные материалы из архива Н.А.Троицкого, ныне хранящиеся в Государственном архиве Российской Федерации.
Среди них не переиздававшиеся с 1945 года выдержки из "Идейных основ Освободительного Движения Народов России", предисловие Д.Д. Падунова к "Идеологической доктрине Освободительного Движения". Впервые публикуются программные документы (платформа, обращение и программа) Кронштадтской группы. Все документы публикуются в соответствии с научно-популярной формой издания. Тем не менее - с соблюдением орфографии и пунктуации оригиналов При составлении настоящего выпуска, отборе документов для публикации авторы и составители ставили перед собой задачу развеять расхожие стереотипы о движении, возглавленном генералом А.А. Власовым, Освободительном движении народов России в годы войны, и, главное, показать пути духовных исканий, поиски альтернативы государственного развития России, которые шли в рамках этого Движения. Только не анализируя историю, можно обвинять в предательстве, коллаборационизме участников антисталинского сопротивления в годы второй мировой войны. Разве участники "белого" движения в годы гражданской войны были предателями Родины? А крестьянское сопротивление, продолжавшееся вплоть до 1941 года, это тоже измена? Крестьянин, поднимавший оружие против очередного раскулачивания в 1940 году, разве это не тот же крестьянин, противостоявший как фашистам, так и коммунистам на протяжении 1941-1945 годов? Вспомним идеалистов-марксистов, пришедших в революцию 1917 года с мечтой о построении Царства Божия на земле. Страшную цену пришлось заплатить им в 30-е годы за осознание несоответствия своей светлой мечты сталинской реальности. Фактически, гражданская война, сопротивление антирусскому сталинскому режиму не прекращались, начиная с 1917 года. Естественно, когда в 1941 году большевистский режим показал свою слабость, народ поверил в скорую свободу, и антисоветское сопротивление обрело новую силу. Поэтому не удивительны и массовая сдача в плен в первые месяцы войны, и активное сотрудничество населения с немецкими оккупантами. Люди верили, что немцы воюют не с русским народом, а с большевизмом. К сожалению, это оказалось не так. Фашистская расистская идеология безусловно вписала одну из ужасных страниц в историю человечества. Но не следует приписывать только ей одной ту политику и то отношение к России, которую проводила фашистская Германия в годы войны. Политика Германии в отношении России не была немецким феноменом, исключением. Как раз-то в русском вопросе, российском вопросе она была частью и реальным выражением отношения к России Западного мира. Не случайно с началом холодной войны западные идеологи взяли на вооружение многие разработки ведомства Розенберга. Ведь идеи изоляции России, поддержки любых националистичесих тенденций, ведущих к расчленению России, законченную целостность приобрели именно в фашистской Германии и лишь потом были подхвачены западными аналитиками. Германия, даже фашистская, всегда оставалась частью Западного мира, а в 30-40-е годы сделалась его авангардом в борьбе с последней империей Европы, империей Российской. Империей, закамуфлированной под большевизм, мучаемой, разрушаемой изнутри сталинскими приспешниками, и все-таки ненавидимой всем Западным миром. Но не большевизм, и тем более не вполне западное изобретение - марксизм-ленинизм были предметом ненависти, а именно Россия. Западный мир, и Германия в частности, всегда прекрасно сотрудничали с большевиками. И не сталинский, не брежневский, а сейчас уже и не ельцинский большевизм вызывал и продолжает вызывать отрицательные эмоции Запада, неприятие возникает только тогда, когда дело идёт о России, русскости, праве России быть полноправным членом мирового сообщества. Характерный пример взаимопонимания и сотрудничества западных демо-кратий со сталинской тиранией - выдача миллионов участни-ков Освободительного движения на расправу большевистским палачам. Их лишили выбора, и никто не спросил их, хотят ли они идти в советские застенки. Прекрасны демократические лозунги: право на жизнь, право выбирать место жительства. Но если речь идёт о политической целесообразности, их можно на время и забыть. Стоит ли теперь удивляться, что Россию даже не пригласили на празднование открытия второго фронта? Всем великим державам нашлось место, в том числе и Германии. Но не России. Вторая мировая становится уже внутренней "разборкой" западных держав. Понятно теперь, почему большинство жителей западных стран даже не подозревают об участии России во второй мировой войне. Мы до сих пор не знаем всей правды о той войне. И не каких-то деталей, а во многом и сути. Ведь это была не только война антигитлеровской коалиции в союзе с режимом Сталина против фашисткой Германии. А где же третий, самый пострадавший участник - русский народ? Народ, боровшийся за свою свободу. Народ, который уничтожали как немецкие фашисты, так и большевистские интернационалисты. Народ, оказавшийся между молотом и наковальней, своей кровью оплативший и процветание западного мира, и продолжение большевистского эксперимента над собойНельзя представлять большевизм как выражение духа русского народа. Только осознание того, что большевистский строй не выражает собой идею российской государственности, может привести к правильным выводам. Другая крайность, характерная для нынешней ситуации, когда под маской борьбы с коммунистическим прошлым уничтожаются остатки российской самобытности. Россия на всем протяжении своей истории воспринималась Западом, как инородная, как альтернатива западной цивили-зации. Она была другая, непонятная и почему-то не восприни-мающая многие западные ценности. Непонятное, неизвестное всегда внушает страх, стремление "причесать под свою гребенку". А лучше бы стремились понять, осознать, что мир не одномерен, многогранен, и всегда есть возможность выбора. Сейчас мы всё ближе подходим к краю и концу рациональной парадигмы мышления. Всё ясней становится, что мир не всегда познаваем в рамках традиционных представлений, он многофакторен, обладает множеством связей и альтернатив. И, конечно, просто глупо выглядят заклинания об отсутствии выбора между чудесным западным капитализмом и чудовищным сталинско-брежневским социализмом. Тысячу раз на дню нам объясняют умные дяди, что
Россия - это казус истории, что по магистральному пути человечества идёт только Западная Европа и США. Главным же двигателем прогресса объявляется эгоизм и так называемая свободная конкуренция личностей. Соответственно провозглашается, что никакого третьего пути не существует, и все это российская блажь. Но современный кризис западного мира всё отчетливей показывает, что накопившийся груз неразрешенных проблем уже не разрешим в рамках традиционной парадигмы. Вот тут и понадобится русский, в том числе трансцедентальный опыт. Необоснованно было бы утверждать, что частная собственность и эксплуатация человека человеком естественны и универсальны, скорее наоборот. Ведь опыт известной нам истории человечества свидетельствует, что это всё-таки исключение, а не правило.Западная цивилизация неумолимо катится к краю пропасти, хватаясь при этом за всё человечество. Главная проблема, с которой столкнулось в настоящее время человечество, это угроза уничтожения жизни на Земле из-за глобальной экологической катастрофы, вызванной прежде всего хищническим отношением к природе со стороны западной цивилизации. Ведь не новость, что западный мир потребляет сейчас более 90 процентов всех природных ресурсов и энергии, чтобы обеспечить 20 процентов населения планеты. Но западный мир не готов отказаться от высоких стандартов жизни и ограничить потребление, скорее он готов пойти на сокращение населения других стран всеми доступными способами. Другая опасность и проблема скрывается в том, что человек всё более теряет свою человеческую сущность и свободу. Современная демократия это совсем не власть народа. Простой человек полностью отчуждён от власти и никак не участвует в управлении, он отнюдь не творец своей жизни и судьбы. В "процветающих" странах ему отведена роль пассивного потребителя навязанного стандартного набора благ, в странах-донорах или, как их называют, развивающихся странах - роль труженика, тяжким трудом обеспечивающего себе лишь физическое выживание. Освободительное движение народов России в годы войны, его продолжение в послевоенные годы показало небывалый подвиг человеческого духа людей, поставленных в нечеловеческие условия. Именно бывшие советские люди, столкнувшись с жестокими западными реалиями, смогли, поднявшись над проти-востоянием двух систем, увидеть и начать поиски третьего пути. Сначала это было еще нечто очень наивное, пришедшее из кровавого Кронштадта - "Без капиталистов и коммунистов!" Затем вылилось в нечто большее. Гуманистический порыв эмигрантов "второй волны" во многом перекликается с евразийской концепцией особого пути России, синтеза восточных и западных элементов её истории и, как следствие, роли России как связующего звена между Востоком и Западом. Но тот духовный порыв, идеи, рожденные второй эмиграцией, ушли гораздо дальше, намного опережая время.
Уже в новое время громко зазвучали голоса, даже не голоса - набат А.Швейцера, Г.Маркузе, Э. Фромма, других мыслителей-гуманистов, пытающийся пробиться сквозь ритмы масскультуры. Они пытались предупредить, спасти человечество, предложить свой путь выхода из тупика.
Поразительно, но очень созвучные им мысли обсуждали интеллектуалы "второй волны" в Германии. Их долго не слышали, а если слышали, не понимали - нельзя опережать время. Со своей болью, выстраданной правдой они уподобились изобретателю паровоза в каменном веке. Быть может, сейчас время услышать их... Ещё один шаг на пути к правде наша публикация о них. Январь 1997 года А.В. Попов

Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования