Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Зарегистрируйтесь на нашем сервере и Вы сможете писать комментарии к сообщениям Обратите внимание!
 
  Наука >> История >> Отечественная история >> История русского зарубежья | Обзорные статьи
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
На конференции Загадка генерала Болдырева: новые документы по истории белой Сибири
18.05.2002 20:42 | Русское Зарубежье
     Попов А.В. Загадка генерала Болдырева: новые документы по истории белой Сибири. // История белой Сибири. Тезисы III научной конференции. Кемерово. - 1999. С. - 48-54

В 1996-97 гг. в Государственный Архив Российской Федерации (ГАРФ) поступил из США архив известного общественного и политического деятеля российской эмиграции, сына генерал-лейтенанта В.Г. Болдырева - К.В. Болдырева. Архив передала дочь К.В. Болдырева, Е.К. Болдырева-Семлер. После научной обработки поступивших материалов был образован архивный фонд 10055 Болдыревы: Василий Георгиевич и Константин Васильевич. Структурно фонд Болдыревых состоит из 5-ти описей: 1-2 Болдырев В.Г. и 3-5 Болдырев К.В. общим количеством 664 дела за 1918-1997 гг.
Описи 3-5 состоят из документов отражающих общественную и политическую деятельность младшего сына В.Г. Болдырева видного деятеля НТС К.В. Болдырева. Болдырев Константин Васильевич родился в 1909 г. В 1920 г. К.В. Болдырев вместе с братом Василием был вывезен материю - Любовью Витальевной Болдыревой в Китай, а затем в Сербию. Окончил Кадетский Корпус, а затем - Белградский университет. После окончания университета работал инженером на рудниках на Капелонике и Крупне, принадлежавших английской компании Consolidated Mines. В это время, согласно автобиографическим сведениям, он по рекомендации старшего брата Василия - Члена Центрального правления НСНП (позже НТС) вступает в Союз (по другим сведениям, он вступает в НТС лишь после окончания 2-й мировой войны). В годы второй мировой войны К.В. Болдырев живёт и работает в Белграде и Вене. С 1943 г. в России, где руководит минским филиалом строительной фирмы Erbauer. После эвакуации из Минска Болдырев продолжает руководить фирмой, но уже в Тюрингии. За неделю до оккупации территории американскими войсками К.В. Болдырев арестовывается гестапо за действия несовместимые с военными усилиями Рейха. Причиной ареста послужил отказ К.В. Болдырева направить сотрудников фирмы на разгрузку железнодорожных вагонов с оборудованием для завода Дора. 10 апреля 1945 г., после бегства охраны гестаповской тюрьмы К.В. Болдырев возвращается в лагерь Нидерзаксверфен. С приходом американцев К.В. Болдырев был назначается организатором и администратором перемещенных лиц в районе ландкрейса Хохенштейн и введен в состав Военного Управления американских оккупационных войск. Практическая работа К.В. Болдырева включала в себя организацию быта, работы и досуга подведомственных ему лагерей ДИ-ПИ: Менхегоф, Фюрстенвальд, Ротвестен и Циренберг. Контингент лагерей состоял из русских эмигрантов 1-й волны, имевших иностранное подданство или бесподданных, остовцев из бывших советских граждан, военнослужащих РОА и других добровольческих формирований и др. Значительное число среди составляли члены НТС, в т.ч. Островский (Романов) Е.Р., Филиппов Б.А., Левицкий А.С., Артемов А.Н., Максимов С., проф. Осипов Н.И. и др. ставшие впоследствии руководящими членами Народно-Трудового Союза (НТС). Документы характеризующие деятельность К.В. Болдырева на посту администратора лагерей ДИ-ПИ выделены в описи 3 отдельным подразделом (1.2.1. Материалы, связанные с деятельностью К.В. Болдырева в качестве начальника лагерей ДИ-ПИ). В их числе приказы, докладные записки, финансовые документы и т.п., составленные К.В. Болдыревым или его заместителями. Сведение воедино вышеозначенных документов объясняется не только их важностью, но и позволяет охарактеризовать значительный этап деятельности К.В. Болдырева, раскрыть его как умелого организатора. Согласно ряду воспоминаний, отложившихся в фонде (раздел 3.2.- Письма К.В. Болдыреву), только благодаря административным способностям К.В. Болдырева удалось наладить жизнь перемещенных лиц, находившихся в лагерях и тем самым спасти жизни сотен людей.
17 июля 1945 г. К.В. Болдырев был арестован американскими властями и заключен в тюрьму. Причиной ареста послужили многочисленные доносы, обвиняющие его в попытках скрыть от советских репатриационных комиссийпредателей Родины и военных преступников. 10 октября 1945 г. К.В. Болдырев был освобожден за не доказанностью преступления и продолжил службу в должности администратора лагерей ДИ-ПИ. Этот этап жизни и деятельности К.В. Болдырева представлен в описи 3 копией Досье на К.В. Болдырева, составленного американскими следственными службами (раздел 4 - Материалы о К.В. Болдыреве). Копия Досье была предоставлена бывшему подследственному в 1988 г. в результате его запроса в информационный Центр Армии США.
14 мая 1946 г. К.В. Болдырев оставил пост администратора лагерей и посвятил себя деятельности по устройству русских ДИ-ПИ на работы в другие страны: Бельгию, Марокко и др. При его участии была открыта фирма СОМЕП, под которую был получен заем и пожертвования для устройства переехавших в другие страны перемещенных лиц. Первая группа (120 человек), состоявшая из бывших курсантов при 2-й дивизии РОА (власовских кадет) была отправлена под руководством К.В. Болдырева в июне 1947 г. К концу 1947 г. в Марокко переселилось около 600 человек. Документы об этом этапе деятельности К.В. Болдырева отложились в разделе 1.2.1. Уникальные фотографии, иллюстрирующие этапы переселения ДИ-ПИ в Марокко включены в раздел 9 - Фотоматериалы.
Деятельность по переселению русских ДИ-ПИ и устройству их на работы в Марокко, Бельгию, Францию и другие страны Болдырев продолжает практически до начала 1950-х гг. и его переезда в США.
С переездом в США К.В. Болдырев активно занимается преподавательской, публицистической и общественно-политической деятельностью. Читает лекции и доклады в различных учебных заведениях и общественных организациях США, Франции, Италии, Германии и других странах по вопросам антикоммунистической борьбы, международному положению и т.п. Является своего рода специалистом по вопросам внутренней и внешней политики СССР. Организует ряд манифестаций и собраний, посвященных защите прав человека в СССР, выступает с докладами в НАТО, сенате США. Об этом этапе деятельности К.В. Болдырева наглядно свидетельствуют письма от государственных и общественных организаций различных стран с предложениями выступить на политических конференциях и в учебных заведениях, а также проспекты конференций. Значительное место среди документов фонда занимают творческие материалы К.В. Болдырева за 1945-1984 гг. Тематика его статей, докладов, радиопередач связана с вопросами международной политики, политической обстановке в СССР, деятельности советских диссидентов, вооруженных конфликтов на Кубе, Афганистане и др. странах, событиями в Венгрии и т.д.
В 1970-х гг. в связи с требованием администрации Джорджтаунского университета им. Дж. Вашингтона где он является профессором, прекратить политическую деятельность, К.В. Болдырев оставляет преподавательскую работу и полностью переключается на политическую работу в рамках НТС. К сожалению, этот этап жизни К.В. Болдырева освящен в фонде недостаточно. Его деятельность характеризуют лишь подборка официальных документов: планов заседаний Северо-Американского Отделения (САО) НТС, программ и повесток дня совещаний и т.п. К 1992 г. в связи с ухудшимся состоянием здоровья К.В. Болдырев отошел от активной политической деятельности. Скончался К.В. Болдырев в 1995 г.
Гораздо больший интерес для исследователей белой Сибири представляют архивные материалы отца К.В. Болдырева генерал-лейтенанта В.Г. Болдырева выделенные в описи 1-2 фонда 10055.
Причём опись 1 содержит сведения о документах переданных дочерью К.В. Болдырева Е.К. Болдыревой-Семлер. В их числе письма В.Г. Болдырева сыновьям Василию и Константину, жене Л.В. Болдыревой отправленные из Новосибирска в 1928-1932 гг., а также биографический очерк Е.К. Болдыревой-Семлер о В.Г. Болдыревой написанный на английском языке (The Boldyreff Family (General Wasilly Georgievich and Libov Vitalvna Boldyreff. Clased on family letters and fathers notes by Helen B. Semler).
Документы сведения о которых включены в опись 2 имеют другую историю. Документы поступили в ЦГАОР СССР (ныне ГАРФ) в 1953 г. из Госархива Новосибирской области согласно распоряжению ЦАУ МВД СССР 33\04429 от 27 июня 1953 г. Ранее документы находились в составе фонды 5881 Коллекция отдельных документов эмигрантов. После поступления в ГАРФ архива К.В. Болдырева было принято решение присоединить к вновь формируемому фонду материалы В.Г. Болдырева уже имеющиеся в ГАРФ. Именно документы описи 2 привлекут внимание историков Сибири и Дальнего Востока в годы Гражданской войны. Опись 2 содержит документы связанные со служебной деятельностью генерал-лейтенанта В.Г.Болдырева: копии приказов, письма и телеграммы, служебная переписка с адмиралом А.В. Колчаку, генералам А.И. Деникину, А.И.Дутову и др., а также творческие материалы: статьи и воспоминания по военным и политическим аспектам.
Согласно официальной биографии, В.Г. Болдырев родился в 1875 г. В 1903 окончил Академию Генерального штаба, с 1911 г. преподаватель Академии Генерального Штаба. Участник русско-японской войны. В годы первой мировой войны начальник штаба второй гвардейской пехотной дивизии, затем генерал для поручений при командующем 4-армией, генерал-квартирмейстер штаба Северного фронта. С апреля 1918 г. член Союза возрождения России. Участвовал в сентябре-октябре Уфимском Государственном Совещании, где вошёл в состав директории из 5 человек (Авксентьев, Зензинов, Виноградов, Вологодский, Болдырев). 24 сентября 1918 г., Указом Временного Всероссийского правительства, Болдырев назначается Верховным главнокомандующим Российскими вооружёнными силами. После переворота 17-18 ноября 1918 г. Болдырев уезжает в Японию. В Японии он находится до января 1920 г. где ведёт переговоры с военными и правительственными представителями Японии, знакомится с организацией обучения в военных училищах и Академии Генерального штаба Японии. В своей биографии Болдырев указывает, что выезжал в Японию с целью поисков своей семьи.
В.Г. Болдырев возвращается из Японии 16.01. 1920 г. во Владивосток. 31 января 1920 пало правительство генерала Розанова и власть перешла к правительству Приморской Областной Земской Управы. Болдырев назначается Главнокомандующим войсками правительства Приморской областной Земской Управы, становится членом Совета министров, а также избирается Товарищем председателя Народного собрания при Приморском правительстве. Как пишет в своих воспоминаниях Болдырев: при наличии Правительства Земской Управы в действительности хозяином положения было Дальбюро коммунистической партии, в области военной всё руководство переходит к Военному совету во главе с Лазо(1). Болдырев тесно сотрудничает с Лазо, в частности принимает предложение Лазо и возглавляет комиссию по реорганизации армии, ведёт переговоры с остатками войск генерала В.О. Каппеля о принятии их на службу. 4-6 апреля 1920 большие карательные силы японцев высадились во Владивостоке, поводом послужил так называемый николаевский инцидент, когда партизанским отрядом Тряпицына был уничтожен японский гарнизон в порту Николаевск. Японцами было разгромлено здание Областной Земской Управы, части правительства не успевшие выйти из города разоружены, расстреляны многие члены Военного совета в том числе С. Лазо, некоторых членов Военного совета спас Болдырев укрыв у себя на квартире (Гервуса и Цейтлина). Во многом благодаря усилиям Болдырева имевшим обширные связи с японскими военными кругами удалось остановить японский террор и возобновить деятельность правительства в котором Болдырев занял пост командующего сухопутными и морскими силами. Во многом его деятельность на этом посту заключалась в реорганизации армии, выражающееся в самой простой форме роспуске и расформировании воинских частей. Согласно его приказов были расформированы: Николо-Уссурийская стрелковая бригада, 1-я Дальневосточная стрелковая бригада, отдельный батальон русского легиона Франции, бронепоезд Освобождение, Уссурийский стрелковый артиллерийский полк, 1-й Дальневосточный кавалерийский полк и другие части. После прихода к власти в конце 1920 г. правительства Антонова Болдырев уходит в отставку, не принимает он участия в правительстве братьев Меркуловых, сменившем правительство Антонова в мае 1921 г.
После занятия 25 октября 1922 г. красными войсками Владивостока, Болдырев был арестован содержался под арестом в Уссурийске, затем в Новониколаевске (Новосибирск). В 1923 г. амнистирован постановлением ВЦИК и освобождён в дальнейшем, вплоть до повторного ареста и расстрела 22 августа 1933 г., проживал в Новосибирске. Следует также отметить, что в июне 1927 г. Болдырев принимал участие как свидетель в процессе атамана Б.В. Анненкова, состоявшемся в Семипалатинске(2). Среди материалов В.Г. Болдырева внимание исследователя привлечет дневник который он писал в период нахождения в Японии 1918-1919 гг. (общий объем 99 стр.). В основном в дневнике описываются японские впечатления: о посещении Токийского военного училища, военной академии, зарисовки Токио, Иокогамы и др. Также в дневнике размышления генерала Болдырева о взаимоотношениях с союзниками, чехословацкими войсками, об А.В. Колчаке. Интересно замечание о причинах большевизма в России: ..В силу этого от практики уходим в область идей и дела исполинского ищем. Вот почему отставая и в технике и в общей культуре мы создаём грандиозные планы. И настоящий большевизм родившись в полудикой стране и брошенный в толщу полудикого народа произвёл всю эту разруху которая почти целиком исколесила Россию(3). Интересна также рукопись, написанная в период вынужденного бездействия в Токио, Краткие соображения по вопросу о борьбе с большевизмом в России. Болдырев в частности считает что ..Большевизм мировое зло и борьба с ним дело всех стран..(4). В Токио также была написана рукопись Гражданская война и её последствия. Как видно из писем В.Г. Болдырева адмиралу А.В. Колчаку при общности взглядов на природу большевизма и необходимость демократического устройства будущей России у них существовали противоречия в вопросе о помощи иностранных держав, в частности Японии, в освобождении от большевизма. Так Болдырев убеждал Колчака: ..Как ни тяжко сотрудничество в этом отношении чужеземцев, может быть быстрое вскрытие большевистского гнойника нашло себе оправдание, да и жертвы в конце концов будут меньше, чем при затяжном характере междоусобицы, которая полтора года уже терзает страну... Пишет также Болдырев о пагубности и опасности т.к. называемого атаманского вопроса, необходимости постепенно идти к Всероссийскому представительскому органу, выбив тем самым козырь из рук большевиков(5). Отношение Болдырева к строительству новой русской армии становится понятным из его заявления от 24.101918 при вступление в должность Верховного Главнокомандующего вооружённых сил России:
Я сделаю всё что в моей власти, чтобы оказать помощь русскому правительству в деле формирования Русской армии на следующих ясных и понятных условиях:
1. Новая Русская армия должна быть настоящей армией под полным офицерским контролем. Она должна быть без Комитетов и комиссаров. Ни офицеры, ни солдаты не должны вмешиваться в политику. 2. Должна быть одна русская армия. Русское правительство должно требовать от союзных представителей, что вся военная помощь будет дана только русскому правительству, но не разным русским военным начальникам, как например, Семенову и Калмыкову. Войска генерала Хорвата должны быть разоружены. Далее все военнопленные не славянского происхождения должны быть заключены в охраняемые лагеря для военнопленных, лучше всего в Забайкалье и на Дальнем Востоке где американские и японские войска могли бы их охранять.(6). Внимание историков Гражданской войны в Сибири возможно заинтересует, сохранившаяся в составе фонда, докладная записка генерал-майора Иванова-Ринова, в которой он характеризует действия чехословацких войск в Сибири. Неожиданна характеристика действий А.В. Колчака и В.Г. Болдырева, так Иванов-Ринов указывает, что по моего мнению ..Болдырев и Колчак может быть и разными путями, но идут к одной цели реорганизации армии грозящей разрушением...
В составе материалов В.Г. Болдырева также приказы В.Г. Болдырева: Главкома вооружённых сил России, управляющего Военными и морскими делами Временного правительства Дальнего Востока, удостоверения В.Г. Болдырева, указ о награждении Чехословацким боевым крестом, телеграммы и записи разговоров Болдырева с представителями чехословацких и американских войск, письма русских и иностранных военноначальников и др. Хочется также привести характеристики генерал-лейтенаната В.Г. Болдырева данные адмиралом В.Г. Колчаком данные на допросах Чрезвычайной Следственной Комиссии по делу Колчака 30 января 1920 г. Сообщая о своём приезде в Омск в сентябре 1918 г. Колчак говорил: Затем о моём приезде узнал Болдырев. Это был первый из членов Директории, который прислал ко мне адъютанта и пригласил к себе. Болдырев задал мне вопрос, что я намерен делать. Я сказал, что хочу ехать на Юг России, никакого определённого дела у меня нет, и я хочу выяснить вопрос, как туда проехать. Он мне сказал: Вы здесь нужнее, и я прошу Вас остаться. На это я ответил: Что же мне здесь делать: флота здесь нет?. Он говорит: Я думаю Вас использовать для более широкой задачи, но я Вам об этом скажу потом. Если Вы располагаете временем, останьтесь несколько дней. Я сказал, что я человек свободный, у меня есть телефон, данный мне во Владивостоке, и что если он позволит поставить его на его ветке, я могу ждать дальнейших его указаний. Потом я сделал визиты всем членам Директории, познакомился с Авксентьевым, Зензиновым, Виноградовым, беседовал с ними по делам частного порядка. Болдырева я раньше не знал никогда, но его фамилия была мне известна. Я считал его фигурой довольно крупной. Он образованный офицер. Но его деятельности я не знал; частью лишь слышал о нём, скорее положительные, хорошие отзывы.(7).
Таким образом при первоначальном ознакомлении образ и биография генерал-лейтенанта В.Г. Болдырева предстает достаточно цельно и понятно как стойкого антикоммуниста, офицера старой русской школы. Хотя безусловно есть некоторые странности, в частности, его тесное сотрудничество с коммунистами С.Г. Лазо, И.П. Уборевичем и др. Загадочна автобиография В.Г. Болдырева прилагаемая к прошению об амнистии во ВЦИК. В ней он в частности рассказывает о своих экспедициях по исследованию Якутского края, а также об участие в революционной работе и даже неоднократных арестах царским правительством, не упоминает он также факт своего участия в русско-японской войне. В частности Болдырев пишет, что после экспедиции по исследованию Верхоянского хребта вернувшись в Якутск в 1905 г. принял активное участие в революционной деятельности, за что был осужден и 8 месяцев содержался в заключении. Далее он рассказывает о так называемой Шантарской экспедиции предпринятой им в 1910 г.: ..Прошёл сухим путём от Якутска до Усть-Маи, оттуда по Мае до Нелькана. Из Нелькана через Становой хребёт до Аяна где пробыл половину лета, часть зимы 1911 года занимаясь обследованиями окрестностей Аяна и части Охотского побережья Вернувшись зимой 1911 г. в Якутск был арестован 13 ноября и направлен в Петроград, где заключен в Петропавловскую крепость, затем в тюрьму Кресты, освобождён без всяких условий 2 марта 1912 г... Складывается впечатление, что такая биография не может принадлежать одному из самых блестящих преподавателей Академии Генерального Штаба, хотя дальше текст, напечатанный на одной пишущей машинке, повествует безусловно о В.Г. Болдыреве его избрании членом Директории, поездке в Японии и др.(8) По видимому биография В.Г. Болдырева нуждается в дальнейшем изучении, изучение послужных списков и т.д., также требуется более тщательный источниковедческий анализ документов фонда В.Г. Болдырева. Возможно, что акцентирование Болдыревым своей революционной деятельности вызвано вполне понятными условиями содержания в заключении и стремлением избежать судьбы адмирала Колчака. Подобными причинами объясняется, по-видимому и его заявление во ВЦИК от 22.06.1923:
Внимательный анализ пережитых пяти лет привёл меня к убеждению: 1) что за весь период только Советская власть оказалась способной к организационной работе и государственному строительству среди хаоса и анархии, созданных разорительной европейской, а затем внутренней гражданской войнами, и в то же время оказалась властью твёрдой и устойчивой, опирающейся на рабоче-крестьянское большинство страны;
2) что всякая борьба против советской власти является безусловно вредной, ведущей лишь к новым испытаниям, дальнейшему экономическому разорению, возможному вмешательству иностранцев и потере всех революционных достижений трудового населения;
3) что всякое вооружённое посягновение извне на Советскую власть, как единственную власть, представляющую современную Россию и выражающую интересы рабочих и крестьян, является посягновением на права и достояние граждан Республики, почему защиту Советской России считаю своей обязанностью.
В связи с вышеизложенным не считаю себя врагом Советской России и желаю принять посильное участие в новом её строительстве, я ходатайствую (в порядке применения амнистии) о прекращении моего дела и освобождении меня из заключения. Если бы представилось возможным, я был рад вновь посвятить себя прежней профессорской деятельности.(9).
Безусловно, сейчас, уже многое зная, о методике получения таких признаний, трудно поверить, что оно было до конца искренним. После освобождения В.Г. Болдырев проживал в Новосибирске по адресу: ул. Трудовая 62а. Он состоял в переписке с проживающими в Югославии женой и сыновьями. В своих письмах Болдырев рассказывал о жизни в Новосибирске, делился советами личного плана и т.д. Примечательно, что первое письмо от жены Л.В. Болдыревой из Тяньзцина, генерал Болдырев, уже находясь в заключении во Владивостоке, получил через И.П. Уборевича.
В заключении хочется отметить, что фонд 10055 Болдыревы: Василий Георгиевичи и Константин Васильевич, хранящийся в ГАРФ будет безусловно интересен историкам Гражданской войны в Сибири, материалы К.В. Болдырева привлекут исследователей русской политической эмиграции второй половины XX века, российских эмигрантских политических партий.

Примечания

1. ГАРФ ф.10055,оп.2. д.1
2. Шалагинов В. Крах атамана Анненкова \\ Неотвратимое возмездие: По материалам судебных процессов над изменниками Родины, фашистскими палачами и агентами империалистических разведок. М.: Воениздат, 1979. с.79
3. ГАРФ ф.10055,оп.2.д.3
4. ГАРФ ф.10055,оп.2.д.4
5. ГАРФ ф.10055, оп.2.д.2
6. Там же
7. Арестант пятой камеры. М.: Политиздат, 1990. с.394-395
8. ГАРФ ф.10055, оп.2.д.1
9. Там же

Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования