Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   BOAI: наука должна быть открытой Обратите внимание!
 
  Наука >> Медицина >> Лабораторная и функциональная диагностика | Научные статьи
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
 См. также

Научные статьиНейровизуализация при инсульте: достижения и преимущества: (1)

Диагностика опухолей задней черепной ямки у детей является наиболее важным вопросом детской неврологии и нейрохирургии. Сложность их раннего обнаружения обусловлена анатомо-физиологическими особенностями черепа и мозга ребенка. Зачастую дети поступают в неврологический и нейрохирургический стационар в поздней стадии заболевания, опухоли имеют большие размеры, занимают червь и полушария мозжечка, IV желудочек, ствол мозга. В раннем периоде заболевания диагностические трудности обусловлены затушеванностью характерных очаговых неврологических симптомов, наличием висцеральных синдромов. Такие дети до поступления в специализированный стационар обследуются в соматических лечебных учреждениях по поводу гастрита, гепатита, глистной инвазии, рахита, гидроцефалии, менингоэнцефалита. Нередко ранние проявления опухоли провоцируются травмой или инфекцией [1].

Диагностика опухолей мозжечка и IV желудочка у детей в раннем периоде развития заболевания должна основываться на данных неврологического и комплексного клинического исследований, в том числе компьютерной томографии (КТ) головного мозга. Применявшиеся до внедрения КТ инвазивные диагностические методы исследования головного мозга у детей, так же как вентрикулография с воздухом или контрастным веществом, не давали достаточно полной информации о наличии опухоли [2, 4]. КТ головного мозга позволяет более точно и обоснованно дифференцировать опухоли и другие заболевания ЦНС, определять их распространенность, она открывает широкие перспективы для исследовательской работы [2-9].

Настоящая работа основана на данных клинического обследования 324 детей с опухолями задней черепной ямки в возрасте от 1 года до 14 лет. Всем им проводилось комплексное клинико-неврологическое обследование, включавшее КТ головного мозга. Чаще всего опухоли встречались у детей 3-7 лет, преимущественно у мальчиков. Гистологически установлены диагнозы медуллобластомы (50%), астроцитомы (33,2%) и эпендимомы (16,8%).

КТ проведена 191 больному с опухолями задней черепной ямки на аппарате "Somotom".

Использовалась программа в системе единиц Hounsfild (ед. Н), где плотность воды равняется нулю. Оценку полученных данных проводили двумя методами: 1) визуальная оценка КТ-срезов с характеристикой патологических изменений вещества мозжечка, полушарий и желудочков мозга. Выявленную зону патологического очага рассматривали с точки зрения ее плотности по сравнению с анатомическими структурами задней черепной ямки. Оценивали влияние очага на окружающую ткань мозга, смещение структур, расширение желудочковой системы; 2) денситометрическая оценка изучаемых зон патологического очага и мозжечка. Полученные данные обрабатывали методами описательной и вариационной статистики с вычислением средних величин и ошибки среднего показателя.

В клинической картине опухолей задней черепной ямки независимо от их гистологического строения выявлены общие черты. 1. В поздней стадии заболевания в нейрохирургический стационар поступили 80,6% детей. В 7,8% случаев первые клинические симптомы опухоли мозжечка или IV желудочка были выявлены после черепно-мозговой травмы, в 12,7% - после перенесенной инфекции. 2. Общемозговые симптомы преобладали над очаговыми. 3. 6,9% больных с прогрессирующей вторичной водянкой головного мозга длительное время лечились по поводу гидроцефалии или рахита у педиатров по месту жительства. 4. Клиническое течение заболевания у детей раннего и младшего возраста характеризовалось сочетанием гипертензионных и очаговых симптомов с явлениями общей интоксикации, усугубляющей тяжесть состояния. 5. Диагностика затруднялась наличием симптомокомплексов, характерных для глистной инвазии (4,9% наблюдений), гастрита, гастроэнтерита или гепатохолецистита (4,5%), язвенной болезни (1,2%), аппендицита (0,43%). Эти дети в раннем периоде развития заболевания поступали в соматические стационары.

Медуллобластомы. 19,6% детей раннего и младшего возраста в раннем периоде заболевания лечились в неврологических или инфекционных стационарах по поводу менингита либо менингоэнцефалита. Длительность периода до верификации диагноза составляла 4 0,44 мес, длительность заболевания - 21,9 1,5 мес.

При астроцитомах течение заболевания в отличие от медуллобластом было более длительным, в 53% случаев - ремиттирующим. Длительность периода до верификации диагноза была равна 18 1,4 мес, длительность заболевания - 56 1,8 мес.

Ведущим симптомом эпендимом, помимо признаков поражения IV желудочка, было быстро нарастающее повышение внутричерепного давления, обусловленное окклюзией ликворных путей. Длительность периода до верификации диагноза составила 11 2,6 мес, длительность заболевания - 24,5 0,83 мес.

Нами были определены прямые и косвенные компьютерно-томографические признаки опухолей задней черепной ямки, в частности медуллобластом, астроцитом и эпендимом, позволяющие не только выявить опухоли у детей в раннем периоде развития заболевания, но и провести дифференциальную диагностику с другой патологией ЦНС.

Из прямых компьютерно-диагностических признаков наибольшее значение имеет плотность опухоли в единицах Hounsfild.

До контрастирования плотность опухолей задней черепной ямки у детей составляла в среднем 40,0 0,8 ед.Н, после контрастирования - 52,9 0,77 ед.Н: медуллобластом - соответственно 45,6 0,59 и 54,6 0,58 ед.Н, астроцитом - 30,3 0,97 и 41,3 0,77 ед.Н, эпендимом - 52,8 0,67 и 62,8 0,74 ед.Н. Опухоли мозжечка и IV желудочка в зависимости от плотности были разделены на гиперденсивные - 52 0,56 ед.Н (35,1%), гиподенсивные - 20,7 0,7 ед.Н (18,7%), изоденсивные - 36,4 0,83 ед.Н (17,1%) и смешанные - 50,9 1,2 ед.Н (29,1%).

Для медуллобластом были характерны гиперденсивность с плотностью ткани опухоли 52,1 0,68 ед.Н (45,2%), не меняющаяся после контрастного усиления, изоденсивность - 38,6 0,29 ед.Н (16,4%) с непостоянными четкими границами и значительным повышением плотности ткани после контрастирования. В отличие от эпендимом границы медуллобластом были неровными, с нечетким перифокальным отеком. Варианты медуллобластом с плотностью ткани 46,6 1,77 ед.Н (38,4%), не меняющейся после контрастирования, имели в структуре очаги низкой плотности, соответствующие кистам и участкам некроза (положительный симптом <корона-эффект>).

Из астроцитом 67,5% были гиподенсивными (20,7 0,7 ед.Н), после контрастирования плотность ткани не менялась, но граница опухоли становилась более подчеркнутой; 8,1% - изоденсивными (31,7 1,2 ед.Н); 23,4% имели промежуточную плотность (38,6 1,5 ед.Н).

Для 58,3% эпендимом была характерна гиперденсивность (52 0,52 ед.Н); для 33,4% - изоденсивность (38,9 1,0 ед.Н). В 8,3% случаев плотность ткани составляла 67,5 0,5 ед.Н за счет наличия петрифицированных очагов. В отличие от медуллобластом эпендимомы имели форму узла. Для атипичных эпендимом было характерно неравномерное повышение плотности с зонами распада, некроза с нечеткими краями.

На основании вышеизложенного нами выделены компьютерно-томографические признаки медуллобластом, астроцитом и эпендимом.

Медуллобластома: гиперденсивная или изоденсивная опухоль, меняющаяся при контрастировании: расширение, сдавление, смещение IV желудочка или наличие остатка расширенной полости IV желудочка вокруг опухоли в виде каймы, указывающее на прорастание медуллобластомы из червя мозжечка в полость IV желудочка; наличие перифокального отека; расширение III и боковых желудочков с выраженным перивентрикулярным отеком; положительный симптом <корона-эффект>, указывающий на злокачественность опухоли.

Астроцитома: опухоль пониженной плотности, не меняющаяся при контрастировании; наличие кист разных размеров; наличие <масс-эффекта>, что говорит о смещении срединных структур задней черепной ямки за счет большого размера опухоли; смещение и деформация каудального отдела III желудочка, сильвиева водопровода; приподнятость и развернутость задних рогов бокового желудочка.

Эпендимома: гиперденсивная или изоденсивная опухоль, меняющаяся при контрастировании; резкое расширение IV желудочка; расширение III и боковых желудочков с менее выраженным перивентрикулярным отеком, чем при медуллобластомах; смещение и деформация каудального отдела III желудочка, сильвиева водопровода; приподнятость и развернутость задних рогов бокового желудочка и сужение или расширение большой цистерны.


Журнал неврологии и психиатрии N 11-2000, стр.50-51

Литература

1. Артарян А.А. Опухоли мозжечка. М 1979.

2. Верещагин Н.В. и др. Компьютерная томография. М 1986.

3. Коновалов А.Н., Корниенко В.Н. Компьютерная томография в нейрохирургической клинике. М 1985.

4. Корниенко В.Н., Озерова В.И. Детская нейрорентгенология. М 1993; 210-222.

5. Ambrose J. Computrizid X-ray scaning of the brain. J Neurosurg 1974; 40: 679-695.

6. Baker H. Computed tomography in the diagnosis of posterior fossa lesions Radiol. Clin N Am 1976; 14: 129-147.

7. Bock W.J., Clas H.E., Weichert H.C. et al. Follow-up studies in the posterior fossa in children osing computerised tomography. Neuro-chirurgia 1981; 24: 2: 5-7.

8. Fitz C., Rao K. Primary tumors in children. Cranial computed tomography. Eds. S. Lee, K. Rao. New York 1882; 295-343.

9. Hounsfild L. Computrizid transverse axial scaning. Part 1 describtion of system. Br J Radiol 1973; 46: 552: 1016-1022.


Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования