Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Посмотрите новые поступления ... Обратите внимание!
 
  Наука >> Медицина >> Биохимия | Научные статьи
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение

Нейротрансмиттеры и цитокины, имеющие ключевое значение в механизмах связи между нервной и иммунной системами, исследованы в крови и спинномозговой жидкости 195 больных рассеянным склерозом. Полученные результаты свидетельствуют о связи нейротрансмиттеров и цитокинов с патогенетическими механизмами болезни, а также о преимущественном вовлечении в развитие некоторых неврологических симптомов определенных нейротрансмиттерных систем. Предполагается роль эксайтотоксических механизмов в патогенезе повреждения нервной ткани, а также гибели олигодендроглии при рассеянном склерозе. Обнаруженные изменения уровня норадреналина и показателей серотонинергической системы тромбоцитов крови могут служить проявлением компенсаторных защитных механизмов, приводящих к активации в первую очередь супрессорных Т-лимфоцитов. Показано участие провоспалительных цитокинов - интерферона-$\gamma$ и фактора некроза опухоли-$\alpha$ в механизмах активации патологического процесса и формировании прогредиентного течения заболевания. В отличие от этого на основании полученных данных предполагается роль интерферона-$\alpha$ в развитии ремиссий, а также в механизмах благоприятного течения рассеянного склероза, что свидетельствует о необходимости дифференцированной иммунокоррекции на разных стадиях развития болезни.

Механизмы нарушения нейроиммунного взаимодействия, очевидно, играющего ключевую роль в патогенезе рассеянного склероза (РС) - аутоиммунного заболевания, характерным признаком которого является поражение нервной системы, сложны и окончательно не выяснены. Требует решения и вопрос о первичности поражения нервной или иммунной системы при РС. Как известно, существуют две в равной степени обоснованные гипотезы развития заболевания. Согласно одной из них, у генетически предрасположенных лиц периодически реактивирующаяся вирусная или другая инфекция наряду с прямым повреждением глиальных и других нервных клеток может запускать специфические клеточно-опосредованные иммунные реакции в белом веществе головного мозга, что приводит к селективной деструкции олигодендроцитов и миелина. Альтернативная гипотеза предполагает первичное вовлечение в патологический процесс иммунной системы, что связано с вызванным инфекционным агентом высвобождением специфических церебральных аутоантигенов или с механизмами молекулярной мимикрии [12]. Аутоиммунные процессы в свою очередь задействуют чрезвычайно сложные и многообразные эффекторные механизмы, лежащие в основе нарушения нейроиммунного взаимодействия и развития характерного для РС неврологического дефицита. Изучение этих механизмов, вероятно, имеет ключевое значение для выяснения патогенеза болезни и разработки эффективных методов ее лечения.

По современным представлениям, нервная и иммунная системы, которые играют важную роль в процессах гомеостаза, адаптации и защиты организма от вредных факторов окружающей среды, характеризуются высокой степенью автономии и при этом тесным и сложным двусторонним взаимодействием. Показано, что это взаимодействие опосредуется различными механизмами, которые включают действие нейрогормонов, в первую очередь мелатонина и гормонов гипофиза, нейротрансмиттеров и иммунотрансмиттеров, функции которых, как известно, выполняют цитокины [2, 3, 6, 10, 16]. Следует отметить важную роль в регуляции иммунных реакций наряду с гипоталамусом и структурами лимбической системы основных нейрональных образований церебральных нейротрансмиттерных систем - холинергических, норадренергических, дофаминергических, серотонинергических, ГАМК-ергических. Показано, что иммунокомпетентные органы - костный мозг, тимус, селезенка, лимфатические узлы - имеют разную нейротрансмиттерную иннервацию. На клетках иммунной системы идентифицированы адренергические, пептидергические и другие нейротрансмиттерные рецепторы, очевидно, участвующие в регуляции иммунного ответа. Согласно данным, полученным в результате многочисленных исследований последних лет, наряду с нейротрансмиттерами важную роль в механизмах связи между нервной и иммунной системами играют цитокины, которые обозначаются как мессенджеры нейроиммунного взаимодействия. Показано, что эти иммунотрансмиттеры имеют ведущее значение в патогенезе РС: регулируют аутоиммунные реакции и опосредуют повреждение миелина, а также активируют адгезивные молекулы и непосредственно участвуют в адгезии, влияя тем самым на проницаемость гематоэнцефалического барьера. Цитокины являются также медиаторами сложного взаимодействия между глией, нейронами и клетками крови, проникающими в ЦНС при развитии патологического процесса, тормозят или опосредуют воспалительные и дегенеративные изменения или процессы восстановления в нервной ткани. На основании имеющихся данных можно полагать, что ключевое значение в механизмах связи нервной и иммунной систем имеет чрезвычайно сложное и еще недостаточно выясненное взаимодействие цитокинов с нейротрансмиттерами, а также с другими нейропептидами и оксидом азота (NO), который, по современным представлениям, выполняет в организме многообразные функции, являясь важным медиатором гомеостаза физиологических процессов и защитных механизмов. Вопросы нарушения различных звеньев этого взаимодействия при РС и их патогенетическая значимость нуждаются в дальнейшем изучении.

Исходя из сказанного, а также с учетом важной роли нейротрансмиттеров и цитокинов в развитии неврологических симптомов вследствие нарушения синаптической трансмиссии, отека мозговой ткани и гибели миелина, задачей данной работы была оценка у больных РС уровня нейротрансмиттеров и цитокинов в крови и спинномозговой жидкости (СМЖ). Исследовали катехоламины (адреналин, норадреналин, дофамин), медиаторные аминокислоты (глутамат, аспартат, глутамин, аспарагин, глицин и таурин), серотонинергическую систему тромбоцитов крови, а также ЦК -$\alpha$- и $\gamma$-интерфероны (ИФ) и факторa некроза опухоли (ФНО-$\alpha$).

Биохимические исследования проведены у 195 больных РС, которые находились на обследовании и лечении в НИИ неврологии РАМН. Диагноз во всех случаях был установлен на основании характерных для РС клинической картины и течения заболевания. При необходимости для подтверждения клинического диагноза наряду с нейроофтальмологическим и отоневрологическим обследованием использовали нейрофизиологические, иммунологические и рентгенографические методы исследования, включавшие регистрацию вызванных потенциалов мозга, компьютерную и магнитно-резонансную томографию. Для объективизации тяжести неврологического дефицита применяли шкалу J. Kurtzke (1970 г.).

В качестве контроля биохимические исследования проведены у 38 здоровых людей соответствующего пола и возраста. СМЖ для контрольных исследований взяли у 20 пациентов также аналогичного возраста и пола без неврологических заболеваний, которым проводилась спинномозговая анестезия при оперативных вмешательствах по поводу разного рода хирургической патологии.

Для определения катехоламинов применяли метод высокоэффективной жидкостной хроматографии с электрохимической детекцией [7]. Использовали жидкостный хроматограф LC-304 ("Bioanalytical Systems") с амперометрическим детектором LC-4B, детекторную окислительную камеру (модель LC-17) с работающим электродом Ag/Agcl, хроматографическую колонку "Ultrasphere ODS" (250г4,6) сосредним размером частиц 5 мкм.

Аминокислоты крови и СМЖ определяли с помощью высокоэффективной жидкостной хроматографии с флуорометрической детекцией. Применяли хроматограф "Altex", модель 334, детектор "Schoeffel GM970", колонку "Serva": Silica Si 100-polyol-Rp-8, 250г4,6 мм (5 мкм).

Серотонинергическую систему тромбоцитов исследовали радиолигандными методами совместно с лабораторией молекулярной биологии Научного центра психического здоровья РАМН [5]. Определяли содержание серотонина в тромбоцитах, скорость захвата серотонина - основной кинетический параметр серотонинтранспортной системы, а также число мест захвата имипрамина - показатель плотности переносчиков серотонина.

Исследование цитокинов в крови и СМЖ проводили в лаборатории интерферонов НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф. Гамалеи РАМН [8]. Наряду со спонтанной активностью цитокинов в крови и СМЖ определяли продукцию их лейкоцитами крови in vitro в ответ на специфическую индукцию. В качестве индуктора для ИФ-$\alpha$ использовали вирус болезни Ньюкасла, для ИФ-$\gamma$ - фитогемагглютинин. Активность ФНО-$\alpha$ определяли по цитотоксическому действию разведений биологических жидкостей на чувствительные клетки L-929, обработанные актиномицином D.

У больных РС отмечено достоверное повышение уровня норадреналина в СМЖ (136,1 8,82% пг/мл; в контроле 110,85 8,95 пг/мл; р<0,05). В плазме крови увеличение содержания норадреналина отмечалось в дебюте заболевания и при его обострении по сравнению с периодом ремиссии. При сопоставлении данных в группах больных с прогредиентным и с ремиттирующим течением болезни достоверно более высокий уровень норадреналина как в крови, так и в СМЖ наблюдался при прогредиентном течении (рис. 1). Отмечено также, что у больных с легким неврологическим дефицитом (1-3 балла по шкале Kurtzke) уровень норадреналина в крови и СМЖ был выше, чем при выраженной неврологической симптоматике (4 - 8 баллов): p<0,01 и <0,05 соответственно.

Рис. 1. Содержание норадреналина в крови и СМЖ (пг/мл) у больных с разным характером течения РС.

При исследовании серотонинергической системы [5] выявлено достоверное снижение скорости захвата (поглощения) серотонина тромбоцитами крови - Vmax (89,13 2,27 пмоль/109 кл. в 1 мин, в контроле 136,9 14,6 пмоль/109 кл. в 1 мин; р<0,001) наряду с повышением в них уровня серотонина (3,38 0,07 пмоль/106 кл.; контроль 2,5 0,4 пмоль/106 кл.; р<0,001). Снижение Vmax, которое может отражать повышение уровня серотонина в синаптической щели и соответственно усиление его нейротрансмиттерных функций, так же как и повышение содержания норадреналина в крови и СМЖ, были более выражены у больных с небольшим неврологическим дефицитом (табл. 1). В отличие от этого повышение показателя плотности переносчиков серотонина (Bmax) наряду со снижением их функциональной активности (Vmax/Bmax) отмечено у больных с длительностью заболевания свыше 5 лет и грубым неврологическим дефицитом (см. табл. 1 и табл.2).

Таблица 1. Состояние серотонинтранспортной системы тромбоцитов у больных РС в зависимости от степени неврологического дефицита (М m)
Больные РС Vmax, пмоль серотонина/109 кл. в 1 мин Вmax, фмольIMI/109кл. Vmax/Bmax Cеротонин, пмоль/106 кл.
Группа в целом; n=52 (1) 89,13 2,27 1,51 0,02 102,19 8,22 3,38 0,07
Больные с неврологическим дефицитом:  
легким и умеренным (1-3 балла);n=27 (2) 81,04 3,18 1,45 0,04 127,88 16,05 2,97 0,11
грубым (4-8 баллов); n=25 (3) 98,82 3,39 1,58 0,03 76,64 4,02 3,71 0,10
р1-2 >0,05 >0,05 >0,05 <0,01
р1-3 <0,05 >0,05 <0,05 <0,01
р2-3 lt;0,005 <0,05 lt;0,01 lt;0,001

Таблица 2. Состояние серотонинтранспортной системы тромбоцитов у больных РС в зависимости от его длительности (M m)
Длительность РС Vmax, пмоль серотонина/109 кл. в 1 мин Вmax, фмольIMI/109кл. Vmax/Bmax Cеротонин, пмоль/106 кл.
До 1 года; n=15 (1) 73,3 3,27 1,43 0,05 152,56 22,6 3,02 0,15
1-5 лет; n=15 (2) 90,66 4,75 1,39 0,04 72,86 4,32 3,93 0,17
Более 5 лет; n=22 (3) 99,33 3,71 1,65 0,03 75,01 2,89 3,25 0,09
р1-2 <0,001 >0,05 <0,005 <0,005
р1-3 <0,001 <0,005 <0,005 >0,05
р2-3 >0,05 <0,001 >0,05 <0,005

Далее...


Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования