Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Посмотрите новые поступления ... Обратите внимание!
 
  Наука >> Медицина | Научные статьи
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
Приведен сравнительный анализ результатов применения рекомбинантного ФСГ (препарат пурегон) и человеческого менопаузального гонадотропина (препарат меногон) для лечения ановуляторного женского бесплодия. Выявлены особенности фолликулогенеза при индукции овуляции рекомбинантным ФСГ, характеризующиеся большей физиологичностью и приближенностью к параметрам спонтанного менструального цикла. Показаны преимущества рекомбинантного ФСГ перед мочевыми гонадотропинами, заключающиеся в снижении частоты осложнений - синдрома гиперстимуляции яичников, многоплодной и неразвивающейся беременности, что повышает фактическую эффективность и безопасность лечения бесплодия.

Ключевые слова:

ановуляторное бесплодие, рекомбинантный фолликулостимулирующий гормон, человеческие менопаузальные гонадотропины, индукция овуляции.

Разработка и совершенствование современных методов лечения бесплодия, связанного с нарушением процесса овуляции, попрежнему остается одной из актуальных задач гинекологической практики. В последние десятилетия ведущую роль в лечении ановуляторного женского бесплодия заняли гонадотропины, обладающие достаточно высокой клинической эффективностью - 30-80% беременностей на леченую женщину [1-3, 6]. В то же время применение мочевых менопаузальных гонадотропинов часто сопряжено с риском развития таких осложнений, как синдром гиперстимуляции яичников (СГЯ), многоплодная и неразвивающаяся беременности [4-7], особенно у больных с синдромом поликистозных яичников (СПКЯ), составляющих наиболее многочисленную группу среди пациенток с ановуляцией.

Перечисленные осложнения явились клиническими предпосылками для создания более совершенных индукторов овуляции. Такими препаратами нового поколения стали рекомбинантные гонадотропины. Традиционная технология получения препаратов гонадотропинов из мочи менопаузальных женщин имеет ряд недостатков: низкая чистота, низкая удельная активность, отсутствие полного контроля за источником лекарственного вещества, наличие некоторой примеси лютеинизирующего гормона (ЛГ) даже в "чистом" фолликулостимулирующем гормоне (ФСГ) [9]. Этих недостатков полностью лишен рекомбинантный ФСГ, полученный в результате применения принципиально новых молекулярных технологий [10,11].

Вместе с тем данные литературы об эффективности и преимуществах рекомбинантного ФСГ по сравнению с мочевыми гонадотропинами весьма разноречивы. Некоторые исследователи отмечают несомненное преимущество рекомбинантного ФСГ [12-15, 19, 20], другие - не находят существенных различий в эффективности этих двух групп препаратов и ставят под сомнение возможность широкого клинического применения рекомбинантных гонадотропинов ввиду их высокой стоимости [3], третьи - отдают предпочтение мочевым гонадотропинам, подчеркивая роль ЛГ в синтезе эстрогенов [16-18].

Целью настоящего исследования явилось сравнительное изучение применения препарата рекомбинантного ФСГ и человеческого менопаузального гонадотропина (чМГ) для лечения ановуляторного женского бесплодия.

Материалы и методы

Под наблюдением находилось 50 женщин с ановуляторным бесплодием. Ановуляция была подтверждена при обследовании по тестам функциональной диагностики и при исследовании уровня прогестерона (Прог) в плазме крови в середину предполагаемой лютеиновой фазы цикла. У всех женщин при предварительном обследовании были исключены трубно-перитонеальный, шеечный и мужской факторы бесплодия. В исследование не были включены пациентки с гиперпролактинемией, нарушениями функции щитовидной железы, выраженной надпочечниковой гиперандрогенией, гонадотропной недостаточностью гипофиза и первичной яичниковой недостаточностью.

При исследовании гормонального профиля в плазме крови методом радиоиммунологического анализа (РИА) на 5-й день менструального цикла или менструально-подобной реакции (МПР) выявлены нормальный или повышенный уровень ЛГ, нормальный уровень ФСГ, пролактина (ПРЛ), кортизола (К), эстрадиола (Е2), повышенный уровень тестостерона (Т), у части женщин - умеренно выраженная надпочечниковая гиперандрогения (по данным экскреции 17-кетостероидов в суточной моче).

Средний возраст пациенток составил 28,3 0,9 года. Большинство женщин (82%) имели нарушения менструального цикла по типу олигоменореи, длительность нарушений составила в среднем 10,2 0,8 года, длительность бесплодия - 3,5 0,5 года. Большинство женщин (75%) имели первичное бесплодие, у 20% в анамнезе были самопроизвольные выкидыши, у 5% - искусственные аборты. Все женщины ранее получали лечение, направленное на реализацию генеративной функции: консервативное - индукция овуляции кломифеном или сочетанное - клиновидная резекция яичников эндоскопическим методом с последующей стимуляцией овуляции.

Методом случайного выбора пациентки были разделены на 2 группы. 20 женщинам 1-й группы были проведены 24 цикла индукции овуляции с помощью рекомбинантного ФСГ (препарат пурегон, <Органон>, Голландия) и 30 женщинам 2-й группы проведено 35 циклов стимуляции овуляции чМГ (препарат меногон, <Ферринг>, Германия). Индукция овуляции проводилась под динамическим эхографическим и гормональным контролем. Лечение начиналось с 3-5-го дня менструального цикла или МПР. Начальная доза препаратов подбиралась индивидуально и составляла обычно 2-3 ампулы (100-150 МЕ пурегона и 150-225 МЕ меногона) ежедневно в течение 5- 7 дней с последующей коррекцией дозы и продолжительности введения в зависимости от ответной реакции яичников. Ответная реакция оценивалась по данным ультразвукового исследования фолликулов с использованием вагинального датчика и уровню Е2 в плазме крови экспресс-методом РИА. При получении периовуляторного фолликула вводилась овуляторная доза хорионического гонадотропина (ХГ - препарат хорагон, <Ферринг>, Германия 10 000 ЕД). Поддержка лютеиновой фазы осуществлялась гестагенами (дуфастон, прогестерон 10-20 мг). При наличии исходной умеренно выраженной надпочечниковой гиперандрогении индукция овуляции проводилась на фоне ежедневного приема глюкокортикоидов (метипред, преднизолон 2,5-10 мг). Диагностика беременности проводилась на 14-й день лютеиновой фазы методом исследования $\beta$-субъединицы ХГ в плазме крови и на 20-21-й день методом вагинальной эхографии плодного яйца в полости матки.

Результаты исследования

Как видно из табл. 1, исходные клинико-гормональные параметры пациенток 2 групп практически не различались.

Таблица 1. Клинико-гормональная характеристика пациенток, применявших рекомбинантный ФСГ (1-я группа) и чМГ (2-я группа).
Параметр 1-я группа (n=20) 2-я группа (n=30)
Возраст, годы 28,4 0,7 27,9 0,8
Длительность нарушений цикла, годы 10,8 0,4 10,2 0,5
Длительность бесплодия, годы 3,7 0,3 3,4 0,6
ЛГ, МЕ/л 12,8 (10,2-16,5) 12,4 (9,9-16,1)
ФСГ, МЕ/л 5,0 (4,3-6,1) 5,2 (4,4-6,2)
ПРЛ, мМЕ/л 269 (237-389) 293 (206-391)
Е2, пмоль/л 158 (121-258) 169 (118-263)
Т, нмоль/л 2,6 (2,1-3,2) 2,5 (2,0-3,3)
K, нмоль/л 286 (220-360) 312 (236-389)
Прог, нмоль/л 1,4 (0,6-2,2) 1,6 (0,9-2,0)
Примечание. В скобках - пределы колебаний; p > 0,05 (различия недостоверны).

В результате лечения пурегоном у 9 женщин 1-й группы наступила беременность, в том числе у 5 - в 1-м цикле стимуляции, у 4 - во 2-м цикле. Эффективность лечения бесплодия при применении рекомбинантного ФСГ составила 45% беременностей на женщину и 37,5% - на цикл стимуляции. Длительность введения препарата в цикле лечения составила в среднем 10,5 0,3 дня, суммарная доза на курс - 21,1 1,6 ампулы (1055 80 МЕ пурегона). В цикле, индуцированном пурегоном, отмечено в среднем 3,8 0,3 периовуляторных фолликула; средний уровень Е2 перед введением овуляторной дозы ХГ составил 1240 105 пмоль/л; у 5 (25%) женщин получено 1-2 доминантных фолликула, а уровень Е2 в периовуляторный период не превышал 600 пмоль/л. У 3 пациенток произошла спонтанная овуляция без введения экзогенного ХГ, причем в 2 случаях циклы оказались фертильными.

В процессе индукции овуляции отмечены хорошая переносимость препарата, отсутствие жалоб, общих и локальных реакций. У 3 женщин во 2-м цикле стимуляции имели место умеренно выраженные признаки гиперстимуляции яичников, характеризующиеся двусторонним увеличением яичников до 8 см с образованием множества лютеиновых кист без явлений асцита, гиповолемии, биохимических нарушений, присущих СГЯ. Все беременности, наступившие в результате лечения рекомбинантным ФСГ, прогрессировали, одна из них - двойней.

В результате индукции овуляции чМГ беременность наступила у 13 женщин 2-й группы, в том числе у 6 - в 1-м цикле, у 7 - во 2-м цикле лечения. Эффективность лечения бесплодия во 2-й группе составила 43,3% беременностей на женщину и 37,1 % - на цикл стимуляции. Длительность лечения до введения овуляторной дозы ХГ составила в среднем 10,8 0,6 дня; среднее количество использованного меногона - 22,2 1,3 ампулы (1672,5 97,5 МЕ). Достигнуто в среднем 5,7 0,6 зрелых ооцита; пик Е2 составил 2965 86,2 пмоль/л.

В процессе индукции овуляции меногоном половина женщин предъявляли жалобы на тянущие боли внизу живота; у 2 пациенток отмечалась общая реакция в виде озноба, гипертермии, головной боли. Локальных реакций в месте инъекций не отмечено. У 1/3 женщин на 4-5-й день после введения овуляторной дозы ХГ развился СГЯ, причем у 4 (13,3%) - тяжелые формы, потребовавшие экстренной госпитализации и интенсивной терапии. Многоплодные беременности имели место у 3 женщин: у 2 - двойней, у 1 - тройней. Невынашивание индуцированной меногоном беременности отмечено в 3 случаях: в 2 - не развивались на ранних сроках и в 1 (тройня) - закончилась самопроизвольным выкидышем во II триместре беременности.

Далее...


Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования