Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Обратите внимание!
 
  Наука >> Медицина | Научные статьи
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
 См. также

Научные статьиКлинико-эпидемиологические аспекты некоторых видов урогенитальных микоплазмозов у больных c негонорейными мочеполовыми инфекциями : урогенитальные микоплазмозы, эпидемиология, клиника, патогенность.

Научные статьиАзитромицин (сумамед) основные свойства и особенности применения в терапии внебольничной пневмонии: tabfive

Научные статьиКомплаенс антибиотикотерапии инфекций дыхательных путей: Спектр действия препарата, соответствующий выделенному/предполагаемому возбудителю

Эпидемиологические аспекты хламидийной инфекции

Г.Э. Шинский, В.А. Мерзляков, С.Б. Тимофеева

Кафедра дерматовенерологии Ижевской медицинской академии; Республиканский кожно-венерологический диспансер, Ижевск

В начало...


Проводится анализ данных литературы последних лет по эпидемиологии хламидийной инфекции, свидетельствующих о высокой заболеваемости, значимости инфекции в патологии репродуктивной функции, беременности и родов, патологии раннего детского возраста. Выявлен ряд факторов, затрудняющих своевременную диагностику хламидиоза, что нередко приводит к неблагоприятным последствиям, имеющим важное социальное значение.

Ключевые слова:

хламидийная инфекция, эпидемиология, обзор.

Урогенитальная хламидийная инфекция привлекает серьезное внимание как практических врачей, так и ученых-исследователей уже в течение 25 лет, т.е. с начала 70-х годов, когда для изучения биологии хламидий была предложена техника культуры клеток, что послужило началом совершенно нового периода изучения хламидийных болезней человека [5]. С тех пор фундаментально изучена биология и морфология возбудителя, проведены обширные эпидемиологические, клинические, патогистологические исследования, разработаны достаточно чувствительные и специфичные методы диагностики, предлагаются новые антибактериальные препараты, схемы и методы лечения. Тем не менее заболеваемость продолжает повсеместно увеличиваться [1, 4, 5, 9, 12, 19, 20]. Последствия невыявленной и нелеченой инфекции наносят экономический и демографический ущерб обществу и оцениваются астрономическими суммами [5]. Несмотря на то что официально регистрируемая заболеваемость хламидиозом в общей популяции населения Земли не так уж высока (1,5 - 2% в 1995 г. [7]), она значительно выше заболеваемости гонореей и сифилисом соответственно в 1,7 и 7,4 раза [5].

Общепризнано, что распространение инфекционных заболеваний регулируется определенными механизмами: свойствами возбудителя заболевания (вирулентность), иммунной структурой населения (восприимчивость к заболеванию), особенностями механизма передачи возбудителя [2]. Каково же участие каждого из указанных механизмов в распространении хламидийной инфекции?

Хламидии - широко распространенные в природе микроорганизмы, поражающие человека и многих представителей животного мира. При этом они имеют ряд особенностей, затрудняющих бактериоскопическую и бактериологическую диагностику, это - малые размеры, внутриклеточное паразитирование, неспособность к росту на искусственных питательных средах [18]. Хламидии тропны к клеткам цилиндрического эпителия уретры, цервикального канала, конъюнктивы, прямой кишки, задней стенки глотки, поэтому первичными проявлениями заболевания являются чаще всего уретрит у мужчин, эндоцервицит или уретрит у женщин [8, 9, 11, 18]. При аногенитальных или орогенитальных контактах возможно возникновение хламидийного проктита или фарингита [9]. Большое эпидемиологическое значение имеет способность хламидий к внутриклеточному циклу развития, который включает в себя последовательную смену двух высокоспециализированных форм, адаптированных для внутри- и внеклеточного существования [18]. Внеклеточные формы - инфекционные метаболически неактивные элементарные тельца (ЭТ) - прикрепляются к чувствительным клеткам и поглощаются ими с формированием внутриклеточной вакуоли. ЭТ реорганизуются в метаболически активные неинфекционные внутриклеточные формы - ретикулярные тельца (РТ), проходя стадию промежуточных телец (ПТ) через 6-8 ч после инфицирования клетки-хозяина. РТ делятся бинарно внутри образующейся эндосомы, которая представляет собой микроколонию и выявляется при ПИФ как хламидийное включение [3, 9, 11, 18]. После периода роста и деления РТ подвергаются обратной трансформации через стадию ПТ в ЭТ. Цикл развития считается завершенным после выхода из клетки инфекционных ЭТ в результате лизиса клетки-хозяина или экзоцитоза, что позволяет ЭТ вступать в новый жизненный цикл, распространяя инфекцию в еще неинфицированные клетки.

Важным эпидемиологическим фактором хламидийной инфекции является способность возбудителя к персистирующему существованию, что подразумевает длительное сохранение хламидий без выраженного роста и размножения в состоянии равновесия с клеткой-хозяином [3]. Приостанавливаются метаболические процессы, возбудитель становится нечувствителен к антибактериальным препаратам. Считается, что при персистенции исключается передача инфекции половым путем [6, 11, 12]. Проблема состоит в том, что при реверсии в обычные формы у больного в любое время может развиться воспалительный процесс, и он станет контагиозным.

Таким образом, эпидемиологические особенности хламидиоза обусловлены в первую очередь уникальными свойствами возбудителя этой инфекции, что на фоне повсеместно изменившегося сексуального поведения, а также сниженного иммунного статуса населения позволяет заболеваемости принять угрожающие масштабы.

По статистике ВОЗ [7], ежегодно в мире появляется 333 млн новых случаев инфекций, передаваемых половым путем, - в это число не входят СПИД, герпетическая инфекция и заболевания, вызываемые вирусом папилломы человека. На долю генитального хламидиоза приходится 89 млн случаев (для сравнения: на долю трихомониаза - 170 млн, гонореи - 62 млн, сифилиса - 12 млн). Соотношение половых инфекций в разных странах имеет существенные отличия. Например, в Скандинавии и других промышленно развитых странах частота урогенитального хламидиоза в 5 - 6 раз превышает частоту гонореи [25] и в 7 - 8 раз превышает частоту сифилиса [7]. В России же, по итогам 1996 г. [20], частота хламидиоза в 1,4 раза ниже частоты гонореи и в 2,5 раза ниже частоты сифилиса. Основной причиной такой низкой, по сравнению с другими странами, заболеваемости хламидиозом является крайне слабо поставленная диагностика урогенитальных контактных инфекций в практической сети [19].

На выявление и учет хламидиоза влияет ряд факторов: отсутствие обязательной регистрации, крайне низкий показатель обследования половых партнеров [19, 20], низкая оснащенность лабораторной службы и уровень квалификации врачей лабораторий. Имеет значение недостаточная осведомленность населения о так называемых "новых" инфекциях, а также недоступность для части населения платных анализов [1].

На уровень диагностики влияет особенность хламидийной инфекции, течение которой чаще субъективно малосимптомное (40%) или бессимптомное (7%) [11, 13], а также то, что хламидиоз нередко протекает в ассоциации с другими урогенитальными инфекциями [11, 13, 18, 19]. По данным Л.К. Глазковой [5], лишь у 32,9% женщин воспалительный процесс гениталий обусловлен хламидийной моноинфекцией, у 67,1% хламидиоз протекает в сочетании с другим заболеванием. Чаще всего хламидии ассоциируют с уреаплазмами - 12,5%, гарднереллами -14,8%, уреаплазмами и гарднереллами - 13,6%. Сочетание четырех инфекций наблюдается в 4,5% случаев, пяти - в 2,4% [5]. Аналогичные результаты получены другими исследователями [19], а также сотрудниками нашей кафедры [13].

Несомненно, самым важным фактором, влияющим на выявление и учет хламидийной инфекции, является уровень диагностики в практической сети [11]. В России государственные органы недостаточно финансируют эту проблему [19]. Анализ заболеваемости хламидиозом по территориям Российской Федерации в 1996 г. [20] выявил значительные колебания показателей, так как они отражают не истинную заболеваемость, а являются косвенным показателем уровня диагностики в регионе. Например, в Ингушской республике заболеваемость хламидиозом составляет 0 на 100 000 населения, а в Мурманской области - 595,7 на 100 000 населения. Показателен высокий уровень заболеваемости в городах, являющихся научными центрами [19]. Например, в Челябинской области все кожно-венерологические диспансеры, а также большинство акушерско-гинекологических учреждений Челябинска проводят обследования на хламидиоз. Поэтому и заболеваемость в области - 351 на 100 000 населения [20], что соответствует 3-му месту по России.

Согласно данным отечественных и зарубежных исследований, касающихся эпидемиологии хламидиоза, заболеваемость особенно высока в группе людей активного трудоспособного и репродуктивного возраста [5, 10, 11, 13, 16, 26, 27]. По данным ВОЗ [7], частота хламидиоза в общей популяции составляет 1,5 - 2%, но результаты ряда целенаправленных исследований [23, 24, 26 - 28] позволяют говорить о более высоком уровне заболеваемости - инфицированность в популяции достигает 5% [27], инфицированность подростков -20% [27]. По данным сероэпидемиологического исследования в Новосибирске, инфицированность в популяции города составляет 30,1% [24], в Чехословакии выявлено наличие противохламидийных антител у 62% [29].

Эпидемиологические показатели, отражающие половой состав болеющих, зависят от источника получаемой информации. По данным целенаправленных научных исследований, заболеваемость среди мужчин и женщин одинаковая [26], а по данным статистических отчетов лечебных учреждений, у женщин хламидиоз выявляется в среднем в 2,3 раза чаще [13, 26], что отражает работу акушерско-гинекологической службы.

Анализ возрастного состава болеющих выявляет высокий уровень хламидиоза в группе сексуально активных молодых людей (15 - 30 лет) [10 - 13, 19, 22, 26, 27]. По данным эпидемиологического анализа в Санкт-Петербурге [10], заболеваемость мужчин и женщин в возрастной группе 20 - 29 лет вдвое выше, чем в возрастной группе 30 - 39 лет. Скрининговое исследование беременных женщин в Дании [28] выявило, что инфицированность женщин моложе 25 лет составляет 6,6%, это в 4 раза выше, чем в группе женщин старше 25 лет - 1,6%. Таким образом, возраст до 26 лет является установленным фактором риска хламидиоза [27].

Что касается источников заражения, то ими являются мужчины и женщины с урогенитальной, офтальмологической и суставной патологией хламидийной природы [3, 9, 11, 12, 14, 15, 18].

По данным литературы, 40 - 50% женщин с различными гинекологическими заболеваниями инфицированы хламидиями [11, 13]. При сальпингоофоритах хламидиоз диагностируется у 60 - 70%, при цервицитах - у 15 - 40%, при уретритах - у 20 - 30% [15, 18]. Большое социальное значение имеет патология репродуктивной функции, так как хламидии являются причиной более половины всех случаев сальпингитов [17, 18]. Среди инфицированных женщин у 50% развивается трубное бесплодие, среди неинфицированных - у 1% [11]. Среди пар с инфекцией, передаваемой половым путем, осложненной бесплодием, хламидии выявляются у 40,5%; смешанная хламидийно-уреаплазменная инфекция - у 17,2% [21]. Нашими сотрудниками установлена роль хламидий в патологии беременности и родов в 38,3% случаев [17].

Особенностью гинекологической патологии является длительное мало- или бессимптомное течение заболевания, выявляемого нередко при развитии осложнений [18]. Бессимптомный хламидиоз диагностируется у 25% бесплодных женщин [11]. Кроме того, имеются косвенные доказательства роли хламидий в развитии гиперпластических процессов в шейке матки. При неоплазии они обнаруживаются в 8% случаев, при цервикальном раке - в 18%, в контрольной группе здоровых женщин - в 1% [11].

У мужчин хламидии являются также наиболее частой причиной урогенитальной патологии: при негонококковом уретрите - в 25-60% случаев, при гонококковом уретрите - в 15 - 20%, при постгонококковом уретрите - в 65 - 80%, при хроническом простатите - до 10% [15, 18].

Заболевания глаз хламидийной природы имеют скудную симптоматику и зачастую не замечаются больными, проявляясь хроническим катаральным или фолликулярным конъюнктивитом, обостряющимся 3 - 4 раза в год и проходящим часто без всякого лечения. Офтальмохламидиоз у взрослых является следствием заноса хламидий из мочеполового тракта руками, поэтому его называют маркером урогенитальной хламидийной инфекции [9, 11].

Больные с заболеваниями суставов хламидийной этиологии, в частности с болезнью Рейтера и реактивным полиартритом, могут явиться источниками заражения, так как у них в 40 - 80% случаев в уретре обнаруживают хламидии [14], а у их половых партнеров - в 40% случаев [11].

Хламидийная инфекция распространяется в популяции тремя путями: половым, бытовым и вертикальным. Основным является половой путь передачи, поэтому хламидиозу присущи все признаки, характерные для инфекций, передающихся преимущественно половым путем.

Анализ публикаций [9, 11, 18] позволяет сделать вывод, что бытовой путь заражения очень редок и касается главным образом детей, в то время как вертикальному пути инфицирования придается важное эпидемиологическое значение. Хроническая вялотекущая хламидийная инфекция имеет место у 7 - 10% детей из семей, где родители больны урогенитальным хламидиозом [9]. Путь инфицирования в этом случае недостаточно изучен, но существуют косвенные доказательства того, что большая часть этих детей были инфицированы во время родов при прохождении через родовые пути больных матерей. Если матери страдают латентным или активным урогенитальным хламидиозом, чуть более половины детей оказываются инфицированными хламидиями [9]. Возможно и внутриутробное, трансплацентарное заражение плода - описаны хламидийный конъюнктивит и внутриутробная пневмония при родоразрешении путем кесарева сечения. По данным Московского НИИ акушерства и гинекологии, инфицированность амниона хламидиями наблюдается в 64,5% случаев. Трансплацентарное внедрение хламидий вызывает глубокие нарушения в дифференцировке и созревании нервной, альвеолярной ткани, а также гранулематозное воспаление в мозговых оболочках. Запаздывание развития альвеолярной ткани сопровождается недостаточной выработкой сурфактанта и развитием синдрома дыхательных расстройств. Кроме того, при внутриутробном инфицировании в 60% случаев развивается значительная недоношенность плода, которая может сочетаться с менингоэнцефалитом, врожденнным пороком сердца, кардитом. По данным исследований наших сотрудников, роль хламидий в мертворождении составляет 5,5% [17].

Таким образом, несмотря на большое количество работ, посвященных хламидийной инфекции, в частности эпидемиологическим особенностям этого заболевания, многое продолжает оставаться неясным. Поэтому представляется практически значимым продолжить изучение этой проблемы, имеющей большое социальное значение.


Вестник дерматологии и венерологии, N 1-1999, стр. 11-13.

Литература

1. Адлер М.В. Заболевания, передаваемые половым путем. М 1997;2:3 - 10.

2. Аковбян В.А., Резайкина А.В. Вестн дерматол 1998;1:4 - 6.

3. Брагина Е.Е., Орлова О.Е. Заболевания, передаваемые половым путем. М 1998;1:3 - 9.

4. Глазкова Л.К., Герасимова Н.М. Актуальные вопросы дерматологии и венерологии. Труды Свердловского НИИ. 1991;85 - 92.

5. Глазкова Л.К., Герасимова Н.М. Заболевания, передаваемые половым путем. М 1996;4:9 - 12.

6. Гомберг М.А. и др. Заболевания, передаваемые половым путем. М 1997;4:34 - 36.

7. Заболевания, передаваемые половым путем. Пресс-релиз. ВОЗ. 25.08.95. Заболевания, передаваемые половым путем. М 1995;5:81 - 82.

8. Ильин И.И. Негонококковые уретриты у мужчин. М 1991;3.

9. Ильин И.И., Лысенко О.В. Вестн дерматол 1993;4:32 - 36.

10. Изучение эпидемиологии хламидийной инфекции в Санкт-Петербурге. Заболевания, передаваемые половым путем. М 1996;8:21 - 22.

11. Козлова В.И., Пухнер А.Ф. Вирусные, хламидийные и микоплазменные заболевания гениталий. М 1995;37 - 38; 174 - 224.

12. Корелюк А.М., Нуралова И.В. Воен мед журн 1993;3:32 - 35.

13. Коробейникова Э.А. и др. К вопросу о частоте и клинических особенностях урогенитального хламидиоза. Труды ИГМИ 1995;33:166 - 168.

14. Лысенко О.В., Глазырина Г.А. Вестн дерматол 1995;2:53 - 54.

15. Неармедик (НИИ ЭМ им. Н.Ф. Гамалеи РАМН). Руководство для врачей. М 1996; 4-6.

16. Мерзляков В.А., Коробейникова Э.А. Опыт массового обследования беременных на хламидиоз. Тезисы Российской научно-практ. конференции дерматовенерологов. М 1997; 184 - 185.

17. Мерзляков В.А., Коробейникова Э.А. Труды ИГМА 1997; 35: 153 - 154.

18. Ориел Дж.Д., Риджуэй Д.А. Хламидиоз: Пер. с англ. М 1984.

19. Сырнева Т.А. и др. Актуальные вопросы дерматовенерологов. Труды Свердловского НИИ 1991;85 - 92.

20. Тихонова Л.И. Заболевания, передаваемые половым путем. М 1997;4:22 - 26.

21. Тиктинский О.Л. Урол и нефрол 1997;4:25 - 29.

22. VII Российский съезд дерматовенерологов: Тезисы. Казань 1996;2:103.

23. III Европейское совещание по хламидиям. Вестн дерматол 1997;1:75.

24. Хрянин А.А., Решетников О.В., Кривенчук Н.А. Заболевания, передаваемые половым путем. М 1998;2:9 - 11.

25. Шаткин А.А. Хламидии и хламидиозы (вчера, сегодня, завтра). Актуальные вопросы диагностики и лечения хламидийных инфекций: Материалы. М: Медицина 1990; 3 - 8.

26. Davies H.D., Wang E.E. Periodic health examination. 1996 update: Screening for Chlamydial infections. Can Med Ass J 1996;154: 1631-1644.

27. Douvier S., Sainte-Barbe C., Oudot C. et al. Department de Gynecologie et d'Obstetrique, CHRU, Dijon. Contracept Fertil Sex 1996;24:391 - 398.

28. Ottesen M., Sahe I., Herbstman M.M. et al. Gynaekologisk-obrtetrisk afdeling, Centraelsygehuset i Horbaek. Ugeskrift for Larger 1996;5:158:756 - 758.

29. Forsey T., Kazar J., Dines R.J., Darosiger S.A. Seroepidemiological survey of Chlamydial infections in Chechoslovakia. Chlamydia infections. Cambridge 1986;507 - 512.


Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования