Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Обратите внимание!
 
  Наука >> Медицина | Научные статьи
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение

Опыт лечения экстенциллином хронической мигрирующей эритемы Афцелиуса-Липшютца

В.А. Самсонов, Г.Э. Шинский, М.Н. Шеклакова, Н.А. Ватутина

Центральный кожно-венерологический институт Минздрава РФ, Москва; Ижевская медицинская академия

В начало...


Сообщается о первом в России опыте лечения больных хронической мигрирующей эритемой Афцелиуса - Липшютца экстенциллином. Приведенное наблюдение свидетельствует о высокой эффективности дюрантных пенициллинов в терапии изолированных кожных форм хронической мигрирующей эритемы, не сопровождающихся изменениями со стороны нервной, мышечной, костно-суставной систем, а также других органов.

Ключевые слова:

экстенциллин, хроническая мигрирующая эритема Афцелиуса - Липшютца.

Прошло более 90 лет с момента описания Afzelius в 1908 г. дерматоза под названием"мигрирующая эритема". В 1913 г. Lipshutz для обозначения этого дерматоза предложил термин "хроническая мигрирующая эритема" (ХМЭ) [4].

Точки зрения на природу этого заболевания были довольно противоречивы. Однако в 50-х годах в литературе сформировалось устойчивое мнение относительно инфекционного характера этой болезни. Более того, высказывалось предположение об этиологической роли своеобразных спирохет в развитии дерматоза. Первое описание спирохетоидных образований, обнаруженных при гистологическом исследовании субстрата кожи, взятого из очага поражения больных ХМЭ, принадлежит S. Hellertroms [7].

Публиковались сообщения об одновременном обнаружении у одного больного ХМЭ и лимфоцитомы кожи, ХМЭ и хронического атрофирующего акродерматита. Приоритет в этом отношении принадлежит чешскому дерматологу V. Sedlacek [8], который впервые высказал предположение об этиологическом и патогенетическом единстве этих дерматозов. С учетом изложенного предлагаем в дальнейшем при обнаружении у одного больного сочетания ХМЭ с лимфоцитомой кожи или хроническим атрофирующим акродерматитом или при выявлении всех этих трех дерматозов использовать термин "синдром Sedlacek".

В настоящее время в литературе практически не дискутируется роль инфекции, в частности боррелиозной, в развитии ХМЭ, как и то, что лесной клещ (ixodes ricinus) является переносчиком боррелий. ХМЭ считается типичным трансмиссивным природно-очаговым зоонозом, доказательством чего являются обнаружение боррелий в очагах поражения, наличие диагностически значимых титров специфических антител в крови больных и положительные результаты лечения антибактериальными средствами. ХМЭ рассматривается как типичный ранний кожный маркер болезни Лайма (син.: лаймовская болезнь, иксодовый клещевой боррелиоз) в отличие от таких поздних кожных проявлений иксодового клещевого боррелиоза, как хронический атрофирующий акродерматит, анетодермия и др. [1, 2, 4 и др.].

С учетом инфекционного характера поражения вполне естественно, что базисными препаратами в лечении различных проявлений болезни Лайма, в том числе и ХМЭ, стали антибиотики. Чаще всего применяются препараты пенициллинового (бензилпенициллин, феноксиметилпенициллин и др.), тетрациклинового (тетрациклин, доксициклин и др.), фторхинолонового (цифран и др.) ряда и др. Препараты назначаются как внутрь, так и внутримышечно, внутривенно. Дозы разовые и курсовые используются самые различные, что свидетельствует об отсутствии единой методики лечения [3, 5, 6, 9 и др.].

В связи с изложенным хотелось бы поделиться опытом лечения больных ХМЭ экстенциллином. Подобных сообщений на эту тему в отечественной литературе нам не встретилось. Препарат достаточно хорошо известен дерматовенерологам, широко применяется при лечении больных сифилисом, его фармакокинетика в организме больных также хорошо известна. Приводим наши наблюдения.

Больная Т., 43 лет, инженер, обратилась с жалобами на появление на туловище высыпаний кольцевидных очертаний. 4 мес назад отдыхала в Тверской области, после прогулки заметила на коже плеча лесного клеща, который был удален пинцетом вместе с головкой. Место укуса было обработано йодом. Самочувствие оставалось хорошим. В течение 3 нед на месте внедрения клеща сохранялось небольшое пятно розоватого цвета, которое внезапно начало периферически расширяться, разрешаясь в центральной части. Постепенно очаг принял очертания кольца, занимая область правой лопатки, переходя в подмышечную и частично захватывая область правой молочной железы. Приблизительно через 3 мес после укуса больная стала жаловаться на сильную головную боль, ломоту и боли в суставах, общую слабость, ухудшение самочувствия, периодическое повышение температуры до 37,3-37,5њC. Проводимое лечение (супрастин по 0,025 г 2 раза в день в течение 2 нед, внутривенные инъекции тиосульфата натрия 30% по 10 мл, бруфен по 0,2 г 3 раза в день - 3 нед, кортикостероидные мази в качестве наружной терапии) видимого эффекта не дало.

При осмотре больная правильного телосложения, удовлетворительного питания, в легких жесткое дыхание, единичные сухие хрипы, тоны сердца ясные, пульс 84 в минуту, ритмичный. Живот мягкий, безболезненный. В периферической крови повышено количество лимфоцитов до 40%, СОЭ 26 мм/ч. Лимфоузлы не увеличены. На туловище в правой лопаточной области, переходя к средней аксиллярной линии и занимая почти всю область правой молочной железы, имеется очаг в виде замкнутого кольца, образованный воспалительной каймой синюшно-красного цвета, шириной около 0,5 см, без шелушения и отечности, нигде не прерывающейся. Субъективные ощущения в очаге отсутствовали.

В качестве монотерапии был использован экстенциллин, вводимый однократно в дозе 2 400 000 ЕД.

При повторном осмотре больной через неделю высыпания полностью регрессировали. Кожные покровы нормальной розовой окраски, пигментации на месте бывших высыпаний нет. Практически исчезли боли в суставах. При осмотре через следующие 7 дней больная полностью здорова, кожные покровы без высыпаний, самочувствие хорошее, восстановлена трудоспособность. Клинические анализы крови и мочи без патологии. Диагноз: хроническая мигрирующая эритема Афцелиуса - Липшютца.

Больная Ю., 63 лет, в августе 1997 г. отдыхала на даче в Подмосковье, через 2 дня по приезде в город обнаружила внизу живота лесного клеща, который внедрился в кожу. Попытка удалить клеща с помощью пинцета оказалась безуспешной, так как в коже осталась головка клеща. Через 5 - 7 дней на месте внедрения появилась болезненность, покраснение кожи, а затем сформировался пузырек с гнойным содержимым. Больная обрабатывала очаг раствором бриллиантовой зелени, пастой Лассара. После отторжения корочки сохранялось длительное время пятно синюшно-красного цвета, слегка зудящее. Через месяц после укуса пятно начало быстро увеличиваться в размерах, расширяясь по периферии и разрешаясь в центре. В результате в течение 3 - 5 нед очаг занял нижнюю поверхность живота, паховую область и спустился на правое бедро. Субъективных ощущений в зоне поражения не ощущалось. Самочувствие оставалось хорошим, высыпания вызывали тревогу больной только из косметических соображений.

При осмотре больная правильного телосложения, избыточного питания. Из перенесенных заболеваний в детстве болезнь Боткина, страдает рецидивирующим простым герпесом, обострения 4-5 раз в году, легкой формой сахарного диабета, по поводу которого состоит на учете у эндокринолога, однако противодиабетических препаратов не получает. В анализах периферической крови повышено содержание эозинофилов до 9%, СОЭ 4 мм/ч. Анализ мочи без особенностей. При аускультации в легких дыхание везикулярное, пульс 72 в минуту, ритмичный, живот мягкий, безболезненный. Лимфоузлы не увеличены. На коже в нижней части живота четко видна кайма ярко-красного цвета с синюшным оттенком без выраженных воспалительных явлений, без отечности и шелушения, которая, переходя на паховую область, спускаясь на правое бедро и занимая его верхнюю треть, образует неправильной формы замкнутое кольцо. В центре кольца внизу живота отчетливо виден след от укуса клеща - пигментированное пятно до 0,3-0,5 см в диаметре.

По поводу данного заболевания обратилась к дерматологу впервые и ранее лечения не получала. Учитывая в крови относительную эозинофилию (9%), перед началом лечения экстенциллином в течение 2 дней больная получала кларитин по 10 мг 1 раз в сутки. Экстенциллин был введен в дозе 2 400 000 ЕД. Побочных явлений при введении экстенциллина (тошнота, головокружение) не было. Однако вечером в день инъекции повысилась температура тела до 37,8њC, в дальнейшем повышение температуры не наблюдалось. Еще в течение 3 дней после инъекции больная продолжала получать кларитин, другой терапии не проводилось. При повторном осмотре через 5 дней эритематозная кайма едва заметна, розовато-буроватого цвета, через 12 дней высыпания полностью регрессировали, не оставив следа.

Диагноз: хроническая мигрирующая эритема Афцелиуса - Липшютца.

В приведенных выше двух наблюдениях, как и еще у 3 больных с аналогичной клинической картиной и терапевтическими результатами от назначения экстенциллина, какой-либо неврологической симптоматики ни до, ни после лечения экстенциллином (через 1-3 мес) невропатологом не выявлено.

Представленные описания свидетельствуют об удобстве этого метода лечения. Всего лишь одной инъекции препарата достаточно для получения положительного терапевтического эффекта. Исключается необходимость сравнительно длительного приема медикаментов внутрь или производства множества инъекций. Значительно снижается вероятность развития различных побочных эффектов от вводимых препаратов как местного, так и общего характера, включая и изменения со стороны желудочно-кишечного тракта.

И самое главное. Приведенные наблюдения свидетельствуют о высокой эффективности дюрантных пенициллинов, в частности экстенциллина, в терапии изолированных кожных форм ХМЭ, не сопровождающихся изменениями со стороны нервной, мышечной, костно-суставной систем, а также других органов.

При сочетанных поражениях кожи, т.е. при системном клещевом боррелиозе с вовлечением в процесс наряду с кожей других органов и систем, суммарные дозы экстенциллина увеличиваются, изменяется и кратность введения препарата. Однако об этих наблюдениях мы сообщим в последующих наших работах. Изложенное свидетельствует о необходимости соблюдения дифференцированного подхода при лечении больных, страдающих различными формами клещевого боррелиоза, и перспективности дальнейшего изучения эффективности антибиотиков пенициллинового ряда пролонгированного действия в лечении этой категории больных.


Вестник дерматологии и венерологии, N 1-1999, стр. 8-10.

Литература

1. Домасева Т.В., Козлов С.С., Шаршембиев Д.О. и др. Клиника и диагностика дерматозов боррелиозной природы, их отношение к болезни Лайма. Российский съезд дерматологов и венерологов, 7-й:Тезисы докладов. Казань 1996;2:36.

2. Коренберг Э.И. Иксодовые клещевые боррелиозы как группа заболеваний человека и главные итоги ее изучения в России. Журн инфекц патолог 1996;3:4:22-24.

3. Лобзин Ю.В. Болезнь Лайма - клещевой боррелиоз: Учебное пособие. Санкт-Петербург:ВМА 1996;3-27.

4. Машкиллейсон Л.Н. Хроническая мигрирующая эритема Афцелиуса-Липшютца. Частная дерматология. М 1965;252-256.

5. Dattwyler R.J., Halperin G.J., Pass H. Ceftriaxone as effective therapy in refractory Lime disease. J Infect Dis 1987;155:1322-1324.

6. Donald C. Abele, Kenya H. Andders. The many faces and phases of borreliosis Lime disease. J Am Acad Dermatol 1990;2:167-186.

7. Hellerstrцm S. Acta Dermatol 1951;31:227-234.

8. Sedlacek V. Cs Dermatol 1960;6:386-399.

9. Steigleder G.K. Ixodes-ricimes Spirochate wahrscheinlich Ursache der Acrodermatitis chronica atrophycans Herxheimer. Dtsch Med Wschr 1984;109:3-5.


Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования