Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Обратите внимание!
 
  Наука >> Медицина | Научные статьи
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
 См. также

Научные статьиПсихопатологические образования и расстройства личности (к проблеме динамики психопатий): (1)

Патологические реакции по типу эротической одержимости

А.В. Андрющенко, Е.В. Пинаева

Отдел по изучению пограничной психической патологии и психосоматических расстройств Научного центра психического здоровья, Москва

В начало...


(Окончание)

Обсуждение

Правомерность выделения патологических реакций с феноменом эротической одержимости подтверждается не только их особым местом среди психогений, но и оценкой характера предиспозиции к ним. При обсуждении механизмов реактивного синдромообразования сразу же следует сказать, что описанной нами патологии не свойственны стандартные корреляции между преморбидом и психогенией, выявляющиеся при психопатиях (параноические реакции у паранойяльной личности, депрессивные у дистимической и т.д.) или посттравматическом стрессовом расстройстве. Анализ литературы, посвященной изучению проблемы уязвимости к реакциям типа эротической одержимости, выявил значительный разброс данных, касающихся особенностей преморбида [55, 56]. К наиболее традиционному следует отнести мнение авторов, подчеркивающих значение гистрионных черт для формирования психогений с эротической одержимостью, хотя некоторые исследователи [37, 38, 53] предполагают, что речь идет об <истерофильной> конституции, обусловливающей лишь тенденцию к реагированию по истерическому типу при разных личностных аномалиях (нарциссической, пограничной, зависимой, selfdefeating). Затяжной характер психогенной симптоматики с эротической одержимостью, наиболее часто выявляющийся при психопатиях гипостенического полюса, коррелирует со степенью структурной целостности личностного расстройства (в частности, это отмечает O. Кernberg [55, 56] в отношении пограничного, нарциссического, мазохистического преморбида). Некоторые исследователи в качестве предиктора затяжных реакций с эротической одержимостью выделяют такой полиморфизм личностной патологии, который обеспечивает <пассивное носительство сверхценных идей> [4, 20]. Выявляемые ими в рамках реакций патологические представления имеют взаимосвязь со склонностью к одержимости разного рода, но в первую очередь к любовным построениям. В исследованиях M. Seeman [72] отмечается, что только <периоды ощущения любви со стороны объекта и ответные чувства к нему являются для них плодотворными>. Изучение пролонгированных форм реактивной эротической одержимости, включающих сходные с эротоманией черты (но имеющих надежные дифференциальные признаки, исключающие собственно эротоманический бред), показывает, что они формируются на фоне конституциональных особенностей: шизоидии [69], гиперсенcитивности [72] или параноической настроенности [68]. Косвенным подтверждением существования зависимостей между преморбидом и формированием реакций эротической одержимости является отмеченное в исследованиях сочетание таких личностных черт, как склонность к селекции психогенных факторов, имеющих отношение к несчастной любви, и недостаточность способности прогнозировать (антиципации) ситуацию утраты объекта любви, а также неблагоприятный ход событий в значимых областях, включая сферу объектных отношений, приводящие к исключению из вероятностного прогнозирования ключевого психотравмирующего события [14, 18].

В клинико-психологических исследованиях <пограничной эротомании> [67] важное значение придается особенностям самооценки в сочетании с проявлениями сексуальной активности и дефицитарности в сфере близких взаимоотношений (<частичности> объектных отношений). При более благоприятном варианте аномальной личности авторами отмечается амбициозность с уверенностью в талантах и достижениях, способность испытывать чувство соперничества, агрессивность (негодование, злость) в отношении привлекающих партнеров как проявление любви и возможность формирования изолированной эротической зависимости. В случаях неблагоприятного преморбида, по мнению исследователей, отмечается сниженная самооценка: больные считают себя неудачниками, обнаруживаются боязливость и интрапсихическая дезинтеграция, а также более существенные проявления эротической зависимости (в том числе в виде эротической реакции переноса).

В свете полученных нами данных необходимо подчеркнуть, что больным свойственна в первую очередь акцентуация на сфере любовных отношений. Даже если в преморбиде пациенту присущи гиперсенситивность и робость, которые сопровождаются ощущением дискомфорта, страхом выглядеть нелепым образом или быть осмеянным, стремлением к ограниченной узким кругом отношений и обязанностей жизнедеятельности, <осевые> нарушения выявляются только в любовной сфере. При общении с привлекательными для них лицами больные чувствуют себя даже излишне свободно, легко (независимо от обстановки) заводят интересующие их знакомства, выявляется тенденция к расширению круга лиц, причастных к любовной истории (они без стеснения втягивают в любовные коллизии родственников и друзей объекта привязанности, магов, экстрасенсов и других, кто может оказать помощь в реконструкции взаимоотношений).

Изучение особенностей эротической одержимости в двух группах позволяет предполагать существенную роль фактора <почвы>, а также выявляет корреляции между структурой преморбидных комплексов и общими особенностями личностной аномалии.

Преморбидный комплекс у пациентов первой группы соответствует традиционным представлениям о структуре кататимии - доминировании аффективно заряженных комплексов, влияющих на когнитивные процессы и мотивационную сферу [29, 38, 65]. По П.Б. Ганнушкину [4], речь идет об аномалиях из ряда <фанатиков чувств> (в части наблюдений это близко к патологическим личностям с чертами экстатической привязанности) [6]. С подросткового возраста у этих пациентов отмечается тенденция к поиску выдающейся любви. Они ищут сходство собственной судьбы с историей книжных героев. Стремясь к внешней привлекательности, такие пациенты берут на вооружение понравившиеся книжные и кинематографические образы или даже прибегают к косметической коррекции для воссоздания эталонной внешности. Выбор этими лицами объекта любви осуществляется по сходным закономерностям. В большинстве наблюдений происходит наделение партнера несвойственными ему позитивными качествами (отчасти за счет проекции на объект собственных черт) и не принимаются во внимание очевидные факты. Эти пациенты находят оправдание неблаговидным поступкам объекта любви, зачастую носящим противоправный характер. Таким же образом при выборе объекта любви пациентом игнорируется степень его дезадаптации (сопровождающей физическое уродство, алкоголизм, криминальный образ жизни и т.д.), что изначально свидетельствует о невозможности построения стабильных взаимоотношений. Анализируя способность этих лиц к установлению объектных отношений, следует отметить, что они реализуются недостаточно, принимая незрелые и дисгармоничные формы. При этом патопсихологический механизм, лежащий в основе формирования психогении первого типа, связан не столько с нарушением социально-коммуникативной функции у пациентов, сколько с недостаточной реализацией интегративного потенциала Я в рамках реакции. Это нарушение не позволяет восстанавливать отношения с объектом любви (до <полного единства>) на новых основаниях, диктуемых психотравмирующей ситуацией. Согласно современной классификации, личностная патология в данных случаях представлена преимущественно пограничными расстройствами - 11 наблюдений, истерическими - 9, <множественной личностью> - 2, проявляющимися в преморбиде <размытостью> самоидентификации, избыточностью аффективной сферы и трудностями контроля аффекта. Таким образом, при первом типе феномен эротической одержимости формируется на основе преморбидных особенностей, определяющихся субъективной потребностью в <выходе> за пределы собственной личности в сочетании с тенденцией к субъективно окрашенным особой привязанностью отношениям, при условиях воздействия реально существующего психогенного фактора, который нарушает способность к восстановлению личностно значимых диодных отношений у данного лица.

Преморбидный комплекс у больных второй группы соответствует традиционным представлениям о структуре сверхценного фантазирования - доминировании аутистических идей, влияющих на аффективную составляющую [3, 5, 15]. Он определяется в рамках конституциональных аномалий, описанных в группе <страстных идеалистов> M. Dide и P. Guiraud [41] (в части наблюдений приближающихся к <мечтателям> [4]). С юношества эти пациенты предпочитают общению с противоположным полом чтение романтической литературы. Предаваясь мечтам о необыкновенных взаимоотношениях с избранным, как правило, <с первого взгляда>, объектом любви, в действительности они ничем не обнаруживают своих чувств, не делают попыток к сближению (аутистическое фантазирование по типу <платонической влюбленности>) [26]. Эти пациенты, существуя двойной жизнью - воображаемой и реальной, склонны создавать сложные системы взаимоотношений с объектом любви, в которых любые противоречия находят свое разрешение. Во многом благодаря этому механизму восприятия действительности даже такие факторы, как низкое социальное положение, тяжелые условия существования, неквалифицированный труд и малопривлекательная внешность, не становятся препятствием на пути воображаемых встречи и последующей счастливой жизни пациента с избранником (как правило, известным бизнесменом, знаменитым киноактером и пр.). Выбор этими лицами объекта любви сопровождается стремлением установления с ним виртуальной аутистической псевдокоммуникации и <присвоения> качеств идеального объекта. Анализ способности этих лиц к объектным отношениям показывает значительные затруднения при реализации взаимоотношений и выраженную дефицитарность социально-коммуникативной функции. Патопсихологический механизм, лежащий в основе формирования психогении этого типа, связан с нарушением защитного механизма (обозначаемого E. Auchincloss и R. Weiss [34] кaк <фантазии объединения>), вне реакции способного выполнять адаптивную функцию за счет уверенности в том, что размышления о любви взаимны. Согласно современной классификации, личностная патология в данных случаях представлена преимущественно расстройствами, относимыми к шизоидному спектру (шизоидными - 3 наблюдения, шизотипальными - 4, нарциссическими - 2), проявляющимися в преморбиде сегрегированностью Я-структур, недостаточностью эмпатии и склонностью к гипертрофии воображения. Таким образом, при втором типе феномен эротической одержимости формируется на основе преморбидных особенностей, определяющихся потребностью в сохранении автономии Я в сочетании с тенденцией к идеализированным (нереалистичным) отношениям, при условиях воздействия значимого только для этих личностей патогенного фактора, который приводит к нарушению свойственной им защитной конструкции.

Основываясь на полученных в ходе настоящего исследования данных можно высказать предположение о влиянии конституционального фактора на процесс формирования патологических реакций по типу эротической одержимости. В пользу такого утверждения свидетельствуют следующие факты: 1) акцентуация у больных изученной выборки на сфере любовных взаимоотношений; 2) существование ведущего механизма развития реакций эротической одержимости - по типу <ключевого переживания>; 3) конституциональная основа типологической дифференциации психогений по типу эротической одержимости.


Журнал неврологии и психиатрии N 9-2000, стр.26-31

Литература

1. Белокрылов И.В. Реактивные мании: Автореф. дис. ... канд. мед. наук. М 1996.

2. Воскресенский Б.А. Журн невропатол и психиатр 1979; 79: 6: 1191-1195.

3. Вроно М.Ш. Шизофрения у детей и подростков. М 1971; 72-96.

4. Ганнушкин П.Б. Клиника психопатий. Их статика, динамика, систематика. М 1933.

5. Голик А.Н. Журн невропатол и психиатр 1991; 91: 8: 39-42.

6. Дубницкая Э.Б. Малопрогредиентная шизофрения с преобладанием истерических расстройств: Автореф. дис. ... канд. мед. наук. М 1979.

7. Дубницкий Л.Б. Журн невропатол и психиатр 1980; 80: 8: 1179- 1187.

8. Зорин В.Ю. Журн неврол и психиатр 1996; 96: 6: 23-27.

9. Ильина Н.А. Деперсонализационные депрессии: Автореф. дис. ... канд. мед. наук. М 1999.

10. Калачев Б.П. Клинические особенности повторных реактивных состояний: Автореф. дис. ... канд. мед. наук. М 1967.

11. Качина Т.П. Дифференциальная диагностика психогенных депрессий: Автореф. дис. ... канд. мед. наук. М 1988.

12. Колесина Н.Ю. Реактивные депрессии у больных малопрогреогении на фоне шизофрении: Труды психиатрической клиники им. С.С. Корсакова. М 1937; 2: 6: 37-69.

14. Ломов Б.Ф. Вопросы общей, педагогической и инженерной психологии. М 1991; 296.

15. Мамцева В.Н. Всесоюзный съезд невропатологов и психиатров, 4-й: Труды. М 1963; 1: 443-451.

16. Маньян В. Клинические лекции о психических болезнях. Пер. с франц. Париж 1897; 263.

17. Международная классификация болезней (10-й пересмотр). Ст-Петербург 1994.

18. Менделевич В.Д. Актуальные проблемы психиатрии и нарколо-гии: Сборник. Уфа 1994; 123-126.

19. Молодецких В.А. Пограничные нервно-психические расстрой-ства: Материалы к конф. (18-19.05.82). М 1982; 140-142.

20. Морозов В.М. Всесоюзный съезд невропатологов и психиатров, 6-й: Тезисы докладов. М 1975; 3: 88-87.

21. Розе Г.К. Психиатрия, психосоматика, психотерапия. Пер. с нем. М 1999; 328-335.

22. Смулевич А.Б. Малопрогредиентная шизофрения и погранич-ные состояния. М 1987; 240.

23. Смулевич А.Б., Фильц О. Синапс 1992; 2: 57-63.

24. Снежневский А.В. Руководство по психиатрии в 2 томах. М 1983; 1: 26.

25. Сухарева Г.Е. Клинические лекции по психиатрии детского возраста. М 1955; 1: 456.

26. Тиганов А.С. Психопатология и клиника маниакальных состояний при шизофрении: Автореф. дис. ... д-ра мед. наук. М 1969.

27. Фелинская Т.А. Реактивные состояния в судебно-психиатрической клинике. М 1968; 291.

28. Фрумкин Я.П. Труды психиатрической клиники. Под ред. П.Б. Ганнушкина. М 1925; 138-143.

29. Чахава В.О. Преморбид больных при циклотимии: Автореф. дис. ... канд. мед. наук. М 1993.

30. Шостакович Б.В., Пелипас В.Е. Журн невропатол и психиатр 1984; 84: 11: 1695-1700.

31. Akiskal H.S. et al. Arch Gen Psychiat 1980; 37: 777-783.

32. American Psychiatric Association. DSM-III-R: Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders (3d ed. Revised). Washington DC 1987.

33. American Psychiatric Association. DSM-IV: Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders (4th ed.). Washington DC 1994.

34. Auchincloss E.L., Weiss R.W. J Am Psychoanal Ass 1992; 40: 4: 1013- 1037.

35. Barthes R. Fragments d'un discours amoureux. Paris 1977; 432. 36. Bianchi L. A Textbook of Psychiatry 1906; 607.

37. Birnbaum K. Mschr Psychiat Neurol 1917; 61: 339-373. 38. Bleuler E. Lehrbuch der Psychiatrie. Berlin 1920; 539.

39. Campbell R.J. Psychiatric dictionary. Oxford University Press. London 1989; 102-103. 40. Clerambault G.G. Oeuvre Psychiatrique. Paris 1942.

41. Dide M., Guiraud P. Psychiatrie du medecin practicien. Paris 1929.

42. Dremen S. J Traumatic Stress 1991; 4: 1: 113-121.

43. Ellis P., Mellsop G. Br J Psychiat 1985; 146: 90-95.

44. Enoch M.D., Trethowan W.H. Uncommon Psychiatric Syndromes. Chicago 1979.

45. Freud S. Observations on transference-love. SE 1915a; 5: 12: 157- 171.

46. Hayes M., O'Shea B. Br J Psychiat 1985; 146: 661-663.

47. Hetherrington E.M. et al. Am Psychol 1989; 44: 303-312.

48. Hollender M.H., Calahan A.S. Arch Gen Psychiat 1975; 32: 1574- 1576.

49. Jahrreiss W. Arch Psychiat Nervenkr 1930; 92: 686-823.

50. Janet P. Неврозы. Пер. с франц. М 1911; 16-17.

51. Jaspers K. Allgemeine Psychopathologie. S Aufl. Berlin, Heidelberg 1946; 748.

52. Jordan H., Howe G. J Nat Med Ass 1980; 72: 979-998.

53. Kahn E. Zeitschr Neurol Psychiat 1921; 66: 273-282.

54. Kaplan H.S. Am J Psychiat 1996; 153: 7 Supplement: 30-41.

55. Kernberg O.F. J Am Psychoanal Ass 1974; 22: 486-510.

56. Kernberg O.F. Love relations. Yale University Press, New Haven, London 1992; 256.

57. Klein M. Int J Psychoanal 1946; 27: 99-110.

58. Kraepelin E. Psychiatrie. 8 Aufl Leipzig 1915; 4: 3.

59. Kraft-Ebing R.V. Учебник психиатрии, 5-е изд. Пер. с нем. М 1897; 562-568.

60. Kretschmer E. Der sensitive Beziehungswahn. Ein Beitrag zur Paranoiafrage und zur psychiatrischen Charakterlehte. Berlin 1927.

61. Leibowitz M.R., Klein D.F. Psychiat Clin North Am 1981; 4: 67-87.

62. Leonhard K. Aurteilung der Endogenen Psychosen. Berlin 1957.

63. Loenwenfeld L. Die psychischen Zwangserscheinungen 1904: 387- 396.

64. Lovett J., Christie H. Social Sci Med 1978; 12: 99-106.

65. Maier H.W. Z ges Neurol Psychiat 1912; 134: 555-610.

66. Masselon R. Ann Med Psychol 1912; 1: 641.

67. Meloy J.R. Am J Psychiat 1990; 147: 820-821.

68. Mullen P., Pathe M. Br J Psychiat 1994; 165: 614-623.

69. Munro A. et al. Canad J Psychiat 1985; 13: 619-622.

70. Putman F. Dissociation 1988; 1: 24-32.

71. Rudden M. et al. Am J Psychiat 1990; 147: 5: 625-628.

72. Seeman M.V. Arch Gen Psychiat 1978; 35: 1265-1267.

73. Soloff P.H. et al. J Clin Psychiat 1987; 48: 4: 155-157.

74. Tyson Ph., Tyson R. Психоаналитические теории развития. Под ред. М.В. Ромашкевича. Пер. с англ. Екатеринбург 1998; 83-173.

75. Wallerstein J.S., Kelly J. Surviving the Breakup: How Children and Parents Cope with Divorce. New York 1980.

76. Westen D. et al. Am J Psychiat 1990; 147: 1061-1068.


Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования