Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Посмотрите новые поступления ... Обратите внимание!
 
  Наука >> Медицина | Рефераты
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
 См. также

Научные статьиПрименение локального пониженного давления для восстановления проходимости маточных труб: Литература

Fertility & Sterility 1998; Vol 69, N5

(Рефераты)

Ненаркотические седативные препараты в программе ЭКО

S. Trout и соавт.

Дан обзор различных методик и ненаркотических седативных препаратов, используемых при трансвагинальной аспирации ооцитов в программе ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение). На сегодняшний день данная методика является наиболее популярным способом обезболевания у пациенток программы ЭКО. Ненаркотические седативные препараты вводятся внутривенно. Наблюдается повышение порога болевой чувствительности, частичная антеградная амнезия без воздействия на жизненно важные функции организма и с сохранением сознания пациентки. Преимуществом этого метода, кроме хорошей переносимости пациентками, является отсутствие необходимости в специальном оборудовании и наличии анестезиолога. К наиболее часто используемым препаратам относятся опиоиды в комбинации с бензодиазепинами. Опиоиды дают хороший анальгетический эффект, вызывают сонливость и некоторое помутнение сознания. Для такой краткосрочной процедуры, как трансвагинальная аспирация ооцитов, лучше использовать опиоиды с быстрым началом действия и недлительным эффектом. К таким препаратам относятся фентанил, морфин и меперидин. При передозировке опиоидов в качестве антагониста лучше всего использовать налоксон. Бензодиазепины обладают седативным и амнезическим свойствами. Чаще всего в программе ЭКО используют такие бензодиазепины, как диазепам и мидазолам. При передозировке этих препаратов можно использовать флумазенил, который полностью или частично нивелирует их эффект. Токсикологические исследования препаратов не выявили их влияния на исходы процедуры ЭКО. Стр. 799.

Соногистерография как скрининговый метод диагностики патологии полости матки у кандидаток на ЭКО

A. Kim и соавт.

У 72 кандидаток на ЭКО была проведена оценка состояния полости матки методом соногистерографии (ультразвуковое исследование с предварительным введением в полость матки физиологического раствора). В 8 (11,1%) случаях была обнаружена патология, которая была подтверждена при гистероскопии. После оперативной коррекции патологии пациенткам проведена программа ЭКО. У 35 (48,6%) из 72 пациенток в результате ЭКО наступила беременность. Эти исходы статистически не отличаются от таковых у пациенток, которым перед вступлением в программу ЭКО проводилась оценка состояния полости матки при помощи гистеросальпинографии или гистероскопии. Соногистерография является высокоспецифичным и высокочувствительным методом диагностики таких патологий полости матки, как миоматозные узлы, полипы, синехии, перегородки, пороки развития и т.д., причем осматривается вся матка, а не только ее полость, как при других методах. Кроме того, соногистерография менее инвазивна (отсутствие радиационного воздействия) и легче переносится пациентками. Этот метод может быть легко введен в программу ЭКО без дополнительных расходов на оборудование и подготовку персонала. Авторы статьи рекомендуют включить соногистерографию в рутинный план предварительного обследования бесплодных пациенток перед включением в программу ЭКО. Стр. 841.

Роль яичников в избыточной секреции андрогенов надпочечниками у женщин с гиперандрогенией

R. Azziz и соавт.

С целью подтверждения гипотезы о влиянии гормонов яичников на стероидогенез коры надпочечников у 18 пациенток с гиперандрогенией определяли содержание гормонов до и после острой стимуляции надпочечников (0,25 мг АКТГ внутривенно) на фоне подавления функции яичников а-ГнРГ (агонисты гонадотропин-рилизинг-гормона). Девяти пациенткам на фоне супрессии а-ГнРГ проводилась заместительная терапия (0,625 мг/сут конъюгированных эстрогенов + 10 мг медроксипрогестерона ацетата с 1-го по 10-й день цикла).

На фоне супрессии агонистами отмечалось снижение на 15-30% уровня дегидроэпиандростерона сульфата (ДЭА-С), андростендиола и 11$\beta$-гидроксиандростендиона вне зависимости отналичия изначально избытка ДЭА-С. Однако только у пациенток с повышенным уровнем ДЭА-С отмечалось снижение базального уровня ДЭА на фоне супрессии. Не было отмечено статистически значимого изменения уровня какого-либо из андрогенных гормонов в ответ на стимуляцию АКТГ у пациенток с гиперандрогенией на фоне супрессии агонистами вне зависимости от первоначального уровня ДЭА-С или заместительной гормонотерапии. Следовательно, можно полагать, что гормоны яичников не влияют на стероидогенез надпочечников. Причем было отмечено, что чем выше у пациенток с гиперандрогенией уровень андрогенов, тем хуже ответ на супрессию агонистами. Эти данные поддерживают мнение об истинной и, возможно, первичной патологии стероидогенеза коры надпочечников у группы пациенток с гиперандрогенией, которая не зависит от патологии яичников. Стр. 851.

Новая методика оперативного лечения тяжелой формы синдрома Ашермана гистероскопическим доступом

A. Protopapas и соавт.

Описывается новая модификация удаления спаек в полости матки у пациенток с тяжелой формой синдрома Ашермана и сопутствующим вторичным бесплодием. Гистероскопическим доступом при помощи резектоскопа или электроножа Коллинза наносится от 6 до 8 продольных насечек на миометрии (4 мм в глубину) от дна матки до перешейка. Данная операция приводит к восстановлению нормальных размеров и формы полости матки и обнажению функционального слоя эндометрия. Операция была произведена 7 пациенткам с тяжелой формой синдрома Ашермана и сопутствующим вторичным бесплодием, олиго- или аменореей, которым уже была ранее проведена неудачная попытка удаления внутриматочных спаек традиционным способом. Из 7 пациенток 4 потребовалось провести повторное нанесение насечек в связи с тем, что по данным ультразвукового исследования отмечался очень тонкий эндометрий. Пациентки наблюдались в течение 12 мес. Характер менструальных кровотечений улучшился у всех пациенток. Так, у 2 женщин с аменореей наступили регулярные менструации, а у женщин с олигоменореей нормализовались менструальные кровотечения. Уменьшилась тазовая боль. Контрольная гистероскопия выявила нормальные размеры и форму полости матки у всех пациенток. В течение периода наблюдения у 3 пациенток наступило 4 беременности, одна из которых закончилась выкидышем, одна была трубной, а две - маточными. Стр. 860.

Частота кровотечений прорыва у женщин в постменопаузе, получающих заместительную гормональную терапмю (ЗГТ)

B. Ettinger и соавт.

Наблюдалось 590 женщин, получавших ЗГТ. Из них 284 находились на постоянном режиме ЗГТ, а 306 - на циклическом. Период наблюдения составил более 2 лет. В течение первых 2 лет у каждой третьей женщины наблюдались кровотечения прорыва, причем эта частота была схожей для обоих режимов ЗГТ. Только к 3-му году ЗГТ наблюдалось снижение частоты кровотечений прорыва, которая была ниже при постоянном режиме приема гормональных препаратов. Несмотря на высокую частоту кровотечений прорыва, патология эндометрия при этом наблюдалась очень редко, что определило консервативную тактику лечения и низкую частоту оперативного вмешательства. Так, частота гиперплазии эндометрия составила менее 1% за год ЗГТ.

Высокая частота кровотечений прорыва при ЗГТ является причиной ее отмены в течение первых 9 мес приема у 50% женщин. Однако данные исследования показывают, что длительная (более 2 лет) ЗГТ приводит к преодолению этого осложнения без повышения риска патологии эндометрия. Стр. 865.

Маммографические изменения у женщин, получающих заместительную гормонотерапию (ЗГТ) препаратом тиболон

C. Erel и соавт.

После применения в течение 24 мес препарата тиболон в дозе 2,5 мг/сут в качестве ЗГТ при климактерических симптомах у 25 женщин, находящихся в климактерическом или постменопаузальном периоде, была проведена контрольная маммография. Изменения после терапии тиболоном были обнаружены только у 2 (8%) женщин. У одной наблюдалось усиление на 10% плотности паренхимы молочных желез, а у второй - обнаружены микрокальцификаты. Гистологическое исследование ткани выявило у первой женщины фиброкистозные изменения, а у второй - дистрофическую кальцификацию ткани, кистозное расширение, фиброз протоков и умеренную пролиферацию эпителия. Женщины без маммографических изменений были объединены в I группу, а остальные - во II. Обнаружено, что уровень дегидроэпиандростерона сульфата (ДЭА-С) в крови у женщин в I группе после терапии тиболоном значительно выше (1900 нг/мл против 1000 нг/мл), а Е2 ниже (5,5 пкг/мл против 16 пкг/мл), чем во II группе.

Делается вывод, что ЗГТ тиболоном не вызывает значительных маммографических изменений, и, следовательно, этот препарат безопасен для применения у женщин в период постменопаузы. Уровень ДЭА-С может служить важным маркером маммографических изменений при ЗГТ тиболоном, однако причина этой взаимосвязи до конца не ясна и требует дальнейших исследований. Стр. 870.

Проблемы репродукции, N5-1998, с.83-86


Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования