Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Обратите внимание!
 
  Наука >> Биология >> Ботаника | Популярные статьи
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение

Первый исследователь горы Сохондо - Никита Петрович Соколов

А.К.Сытин.
Опубликовано в журнале "Природа", N 4, 1999 г.
В начало

Андрей Кириллович Сытин, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник отдела "Гербарий высших растений" Ботанического института им.В.Л.Комарова РАН, систематик растений, монограф рода Astragalus (Fabaceae).

Область научных интересов - историография ботаники, в частности судьба ботанических коллекций и коллекторов.

Ты хочешь в бесконечное шагнуть...
И.В.Гете

ПО давнему российскому обыкновению мы принимаем плоды интеллектуальных достижений Запада с благоговением, но выпалываем, словно злостные сорняки, ростки самостоятельной мысли соотечественников. Случалось, что эти побеги развивались сильнее и лучше в чужеземном климате. Пестуемые благожелательными профессорами Европы, прививавшими им культуру и систематичность, эти молодые и гибкие ветви крепли и вплетались в крону общего дерева мировой науки. Но так бывало не всегда.

3 (14) августа 1772 г. Никита Петрович Соколов, 24-летний студент Петербургской академии наук поднялся на голец Сохондо - одну из высочайших вершин Хэнтэй- Чикойского нагорья (2508 м над ур. м.) в южном Забайкалье. Этот горный массив сложен плоскими гольцовыми террасами, восходящими к небу, подобно исполинским ступеням. Соколов называл их ярусами и "насчитал их числом шесть", включая вершину. "Достигши высочайшего сего места, вдруг чудное и купно весьма приятное поражает очи видение. Тут представляются пред очи не только вся вообще Даурия, но и все смежные Китайского государства места, сколько зрение проникать может", - писал о незабываемом впечатлении молодых лет петербургский академик Н.П.Соколов в небольшой заметке1, увидевшей свет в 1793 г. "В здешней стороне живущие Тунгусы по своему суеверию мнят, что гора Чеконда людям совсем есть неприступна, по причине <...> живущего на ней некоторого Бурхана, то есть бога, который творит громы, пущает молнии и тучи наводит, ибо гора сия в году большою частию облаками покрыта бывает. По их мнению, мы были первые от века, которые всходили на верх Чеконды-горы и с оной опять благополучно возвратились"2.

Опьяненный восхождением удачливый первопроходец не подозревал тогда, что ступив на священную вершину Сохондо достиг зенита своего изыскательского поприща и прожил более половины отмеренного ему судьбой срока. Тень, поднимавшаяся от подножия горы навстречу студенту, спешившему вернуться к стану до заката, едва ли казалась ему предвестницей грядущих невзгод и непризнания.

Несколько публикаций Соколова, затерявшихся в периодических изданиях конца XVIII в., ныне почти забыты. Чаще обращаются к ученым трудам более известных его коллег и современников: академика Н.Я.Озерецковского, с которым семинаристами они воспитывались в стенах Троице-Сергиевой лавры, или академика В.Ф.Зуева - спутника и товарища по Академической физической экспедиции 1768 - 1774 гг. Студенты Никита Соколов и Василий Зуев путешествовали в отряде академика П.С.Палласа. Великий естествоиспытатель доверил им ряд самостоятельных маршрутов, а по возвращении в Петербург ходатайствовал перед Академией о продолжении их образования в университетах Европы. Паллас, уважая достоинство и настойчивость Никиты, ценил и его литературный слог, и знание французского языка и латыни, но особенно - редкий дар наблюдателя: "Многие есть причины благодарить сего прилежного студента за его труды. <...> имел он случай приметить многих зверей, птиц, насекомых и произрастений, каких мне во время моей поездки учинить не удалось"3. Паллас великодушно признавал, что остротой наблюдения ученик превосходил самого учителя: "В первой части "Путешествия" моего сообщил я весьма несовершенное и несколько ошибочное описание о лежащих в Киргизской степи, восточно от устья Яика, соленых озерах. Теперь пополняю оное обстоятельными известиями из записок студента Соколова"4.

По поручению Палласа Соколов изучал Прикаспийскую низменность и рыболовство в низовьях Волги, описывал соленые озера Южного Урала и "продирался" к высокогорьям Тигирецкого хребта на Алтае, преодолевал цепи гор Восточной Сибири на границе с Монголией "от Аргунского острога до Чикоя" и одним из первых "дал очерк Калмыцкой и Моздокским степям", где уже в самом конце путешествия, с возвышенности, при слиянии рек Калауса и Маныча, "увидел не только Куму, но и в большем расстоянии находящийся, снегом покрытый и как будто в облаках свою вершину скрывающий Кавказ, который по ту сторону Терека возвышается"5. Кавказские хребты остались недоступными для Соколова, одержимого поиском истоков горных рек, как позже - изучением элементов и познанием процессов превращения веществ.

"Тут каждой день дожжик, и воздух в беспрестанном движении, и большая часть времени проходит вокруг горы в штурмах и волнениях"6, - описывает Соколов процесс коденсации паров атмосферного воздуха над поверхностью гольцовых террас близ вершины Сохондо. Терминология русской науки только рождалась в это время, и скудость языковых средств заставляла Соколова искать образ величия наблюдаемых природных процессов, сочетая пафос церковной риторики с просторечием. Усилия его не были тщетными - страницы его описаний, включенные Палласом в "Путешествие", живописнее и эмоциональнее суховатого стиля самого профессора.

На Сохондо студент наблюдал курумы - крупноглыбовые развалы, которые в гольцовом поясе гор Восточной Сибири образовали каменные поля, нередко превращающиеся в каменные потоки. Здесь, в условиях контрастного климата высокогорий, течение геологических процессов определяют смены фазовых состояний воды, переход которых совершается при температуре, колеблющейся близ точки замерзания. Соколов отметил две особенности сохондинских курумов - увеличение содержания песчаного материала в трещинах между глыбами и незначительное участие глин, а также - явственно слышимое журчание невидимых вод.

Пытливый исследователь пристально наблюдал различные состояния превращений воды - замерзание тумана, образование инея, слоистую структуру снежников-перелетков: "В толщине снега приметить можно было различные, разной толстоты слои, из которых, думать надобно, каждой от особливого своего происходит года, ибо как лето в гористых сих местах недолговременно, то и летняя теплота не достаточна для стопления всего снега"7.

Сток воды по горным склонам Соколов описал в виде ошеломляющего разнообразия водяных потоков, то сливающихся в снеговые водосборные воронки, то невидимых глазу и глухо шумящих "внутри горы позади каменьев", то вырывающихся на поверхность шумными ручьями, то затихающих и образующих водоемы - озерки и болотца, словно зеркала в оправе редчайших прекрасных трав, - то вновь текущих и исчезающих в нагромождении каменных глыб, чтобы низвергнуться с высот водопадом.

Открытие истоков рек Агуцы, Агуцакана, Киркуна и Ингоды, которые студент признал притоками Онона, а Чикой - притоком впадающей в Байкал Селенги, позволило ему определить положение Сохондо как важного водораздельного массива, составляющего часть Яблонового хребта.

Соколов был превосходным коллектором, и собранные им образцы хранятся в гербарии нашего института, в том числе и типовые образцы описанных Палласом видов.

Это - найденная Соколовым на вершине Сохондо ива барбарисолистная (Salix berberifolia) - ее "листочки изукрашены жилками наподобие сетки, жесткие, остроколючие <..> зимою хотя обезсоченные, однако не опадают, но мало-помалу изгнивают, а другие под снегом зеленеют, которые сидят близко к зимней, наливающейся, шарообразной почке"8; примула снежная (Primula nivalis), которая "растет около снегов и самых студеных ручьев с Даурских снежных гор текущих"9. Здесь была найдена и красивейшая горечавка (Gentiana algida) с крупным, молочнобелого цвета венчиком, испещренным сине-голубыми мелкими пятнами, которая обитает "по хладнейшим горам в Даурии около вершин рек Чикоя и Витима и также на высочайшей горе Сохонде, подле снегов в великом множестве"10.

Для восьми собранных Соколовым видов растений Сохондо - "locus classicus", т.е. географическая точка, указываемое место сбора образцов, послуживших для первоописания вида. Подобные территории исключительно ценны для науки, они - желанная цель для систематиков. В разные годы Сохондо посетили И.Сиверс, Н.С.Турчанинов, Г.И.Радде, М.Г.Пименов, В.Н.Сипливинский и многие другие. Побывал здесь и автор этих строк, убедившийся в достоинствах оригинального описания Соколовым природы Сохондо. Сохранив стиль студента, Паллас, к сожалению, пренебрег рядом метких и чрезвычайно важных его замечаний. В частности, не упомянуто отмеченное Соколовым в рукописном отчете массовое растение гольцовотундрового пояса Сохондо дриада (Dryas octopetala), а правильно употребленное студентом в его дневнике название рода Lagothis, действительно обнародованное И.Гертнером в 1770 г., вопреки правилу приоритета заменено в книге палласовским названием Gymnandra11.

Замечательным фактом для еще не родившейся тогда ботанической географии была находка на Сохондо растения из семейства толстянковых, уже известного по сборам Зуева на Полярном Урале в 1770 г. Описанное Палласом как Sedum quadrifidum, теперь оно называется родиолой четырехраздельной (Rhodiola quadrifida). Этот азиатский высокогорный вид проникает в Арктику, но эта дизъюнкция не получила интерпретации ни тогда, ни годы спустя, когда, переоценивая значимость давних наблюдений на Сохондо, Соколов перечислил самые достопамятные природные явления.

Рис.1 Ива барбарисолистная среди крупноглыбовых скоплений на гольцовых террасах горы Сохондо (июль 1997г.) и гравированное изображение этой же ивы к первоописанию П.С.Палласа (из книги: Pallas P.S. Reise durch verschiedene Provizen des Russischen Reichs. St.Petersburg, 1776.).
Рис.2 Золотисто-желтые соцветия родиолы четырехраздельной в сочетании с серебристо-белыми соцветиями лаготиса северного - характерных растений горно-тундровых сообществ гольцового пояса - и гравированное изображение лаготиса, исполненное Палласом, который вопреки правилу приоритета изменил его родовое название (Pallas P.S., 1776).
Рис.3 Лютик серный и примула снежная - красочные представители прирусловых лугово-нивальных сообществ, обитающие на перенасыщенных влагой субстратах, и гравированное изображение примулы (Pallas P.S., 1776).


1 Соколов Н. П. Описание горы Чеконды на китайской границе // Собр. соч. выбранных из месяцословов на разные годы. СПб., 1793. Ч.10. С.337.
2 Там же. С. 340. О названии топонима: "Гора славнейшая и высочайшая изо всех Даурских гор, которую русские Чокондою называют, или лучше по-тунгусски Сохондо..." (Паллас П.С. Путешествие по разным провинциям Российского государства. СПб, 1788. Т.3. Ч.1. С.609).
3 См.: Сухомлинов М. И. История Российской академии. СПб., 1876. Вып.3. С.139.
4 Сухомлинов М. И. Цит. соч. С.142.
5 Паллас П.С. Цит. соч. Кн.2. Ч.3. С.198.
6 Там же. Кн.1. Ч.3. С.610.
7 Соколов Н. П. Цит. соч. С. 335.
8 Паллас П. С. Цит. соч. Кн.2. Ч.3. С.477.
9 Там же. С.408.
10 Там же. С.410.
11 Сытин А. К. Петр Симон Паллас - ботаник. М., 1997. С.51-56. Рукописный дневник Н.П.Соколова хранится в Санкт-Петербургском филиале архива РАН (ПФА РАН) Ф.3. Оп.10. Д.144.

Вперед


Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования