Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Обратите внимание!
 
  Наука >> Медицина | Научные статьи
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение

Ультраструктурные нарушения эпидермиса при дерматозах с симптомокомплексом эпидермолитического гиперкератоза

Е.К. Захарова, З.М. Гетлинг, А.М. Вавилов, В.Н. Мордовцев

Центральный кожно-венерологический институт Минздрава РФ, Москва

В начало...


Эпидермолитический гиперкератоз - морфологический симптомокомплекс, составляющий морфологическую основу многих заболеваний. Проведена оценка ультраструктурных нарушений эпидермиса при буллезной врожденной эритродермии без поражения кожи ладоней и подошв и с сопутствующей кератодермией и при системном эпидермальном невусе. Главный ультраструктурный признак - гомогенизация и комкование тонофиламентов в супрабазальном слое выявлен во всех случаях. Это сопровождалось неспецифическими деструктивными изменениями в цитоплазме клеток на протяжении всех слоев эпидермиса и изменениями гранул кератогиалина в зернистом слое. Ультраструктурных маркеров гетерогенности в данной нозологической группе не выявлено.

Ключевые слова:

дерматозы, эпидермолитический гиперкератоз, эпидермис.

Эпидермолитический гиперкератоз (ЭГ) - морфологический симптомокомплекс, отличительными признаками которого являются правильное строение базального слоя и разрывы межклеточных соединений в шиповатом слое, сопровождающиеся появлением базофильных включений в цитоплазме; гранулярная дегенерация, проявляющаяся расширением зернистого слоя и увеличением количества кератогиалиноподобных телец различного размера и формы в цитоплазме кератиноцитов; утолщение рогового слоя (компактный гиперкератоз) с элементами паракератоза [1] (рис.1).

Рис.1. Эпидермолитический гиперкератоз. Окраска гематоксилином и эозином. Б - базальный слой; Ш - ши-поватый слой; З - зернистый слой; Р - роговой слой.

ЭГ составляет морфологическую основу буллезной врожденной ихтиозиформной эритродермии (БВИЭ), эпидермолитического невуса, опоясывающего эпидермального невуса, врожденной кератодермии ладоней и подошв (тип Voerner), приобретенного множественного и солитарного кератоза (невус Унны, изолированная эпидермолитическая акантома), невоидного состояния по типу иглистого ихтиоза (ichthyosis hystrix) [2, 10, 14].

Сходные гистологические изменения подразумевают этиологическую близость перечисленных выше дерматозов, а различия в течении и клинической картине побуждают ученых к более четкому их разграничению на основании поиска ультраструктурных и генетических маркеров [3, 4, 9, 11]. Группоспецифичным признаком на ультраструктурном уровне, за исключением ichthyosis hystrix, является нарушение агрегации тонофиламентов супрабазального слоя, образующих комки и глыбки различного размера и формы, беспорядочно располагающиеся в цитоплазме клеток [3, 4, 9, 11, 14].

Известно, что тонофиламенты шиповатого и зернистого слоев строятся из кератинов 1 и 10, синтез которых кодируется хромосомами 12 и 17 [9, 12]. Идентифицированы мутации в стержневых доменах К1 и/или К10 при БВИЭ, причем у пациентов, страдающих этим заболеванием без поражения кожи ладоней и подошв, имеет место мутация К1, а с сопутствующей кератодермией - К10 [5, 7, 8]. Шиповатый слой в области ладоней и подошв экспрессирует К9, синтез которого кодируется соответствующим регионом хромосомы 17. Картирована мутация в этом регионе при ладонноподошвенной кератодермии, тип Voerner [6]. При других заболеваниях генетические дефекты не установлены, но имеются косвенные свидетельства в пользу этиологической близости этих дерматозов (наблюдения эпидермального невуса и БВИЭ в одной семье) [13].

Целью наших исследований явилось изучение ультраструктурных нарушений у пациентов с различными дерматозами, морфологическую основу которых составляет ЭГ. Мы проанализировали биоптаты кожи от пациентов с БВИЭ без поражения кожи ладоней и подошв и с сопутствующей кератодермией, а также от пациента с клиническими проявлениями системного эпидермального невуса.

Основной ультраструктурный маркер - комкование тонофиламентов в шиповатом слое эпидермиса, выявлен во всех случаях (рис.2).

Рис.2. Электронограмма эпидермоцита шиповатого слоя x10500. Гомогенизация и комкование тонофиламентов (ТФ) в цитоплазме; вакуолизация (В); разреженные участки лизиса.

Деструктивные изменения в цитоплазме клеток эпидермиса и дермы имели наибольшую выраженность в случаях БВИЭ без вовлечения кожи ладоней и подошв и системного эпидермального невуса. Они выражались вакуолизацией цитоплазмы, участками лизиса в цитоплазме (см. рис.2) и полным лизисом некоторых клеток. Часто эти изменения опережали изменения агрегации тонофиламентов и выявлялись на уровне базального слоя, постепенно нарастая по направлению снизу вверх и достигая максимума на границе шиповатого и зернистого слоев. Степень литических изменений соответствовала количеству тонофиламентов, вовлеченных в патологический процесс. При комковании всех тонофиламентов внутриклеточная деструкция была максимальной. При изучении срезов, полученных от пациента с поражением кожи ладоней и подошв, выявлено некоторое количество переходных форм клеток в шиповатом слое. Не все тонофиламенты претерпевали процесс комкования и неправильной агрегации. В цитоплазме выявлялись тонофиламенты нормального строения, образующие комплексы с десмосомами, а в зернистом слое - гранулы кератогиалина разветвленной формы, взаимодействующие с сохранными тонофиламентами. Это наблюдалось при более благоприятном клиническом течении процесса и малой площади пораженного кожного покрова.

При исследовании зоны дермоэпидермального контакта обнаружена повышенная извилистость дермальной поверхности базальных эпидермоцитов (феномен <бахромки>) (рис.3). Этот признак представлен во всех препаратах и сочетается с колебаниями толщины базальной мембраны и сохранными полудесмосомами. Ретикулиновые, крепящие и коллагеновые фибриллы иногда имели признаки разволокнения и гомогенизации на фоне резкого подэпидермального отека. Не отмечено корреляции между степенями извилистости дермальной поверхности базальных эпидермоцитов и выраженностью деструктивных изменений в шиповатых и зернистых клетках.

Рис.3. Электронограмма дермальной поверхности базальных эпидермоцитов x8400. ФБ - феномен <бахромки>; БМ - базальная мембрана; РФ - рети-кулиновые фибриллы.

При исследовании срезов нижних отделов шиповатого слоя выявлено, что внутриклеточный отек начинается перинуклеарно с формирования крупной вакуоли (см. рис.4), которая постепенно замыкается вокруг ядра, образуя подобие <ореола> и оттесняя все органеллы к периферии. Нарастание внутриклеточного отека сопровождается расширением межклеточных промежутков, но разрыва десмосом не происходит.

Рис.4. Электронограмма эпидермоцита нижней части шиповатого слоя x12600. В - перинуклеарная вакуоль; МП - межклеточные промежутки.

В случае БВИЭ с поражением кожи ладоней и подошв отмечено укорочение десмосом между шиповатыми клетками.

При изучении межклеточных соединений верхней части шиповатого слоя обнаружено, что расширение межклеточных промежутков иногда сопровождается разрывом десмосом. Привлекает внимание тот факт, что в этих же клетках определялись нормальные тонофиламенты, образующие комплексы с десмосомами.

Во всех случаях выявлено изменение гранул кератогиалина в зернистом слое. Они крупные, со сглаженными контурами, не образуют комплексов с глыбками тонофиламентов. Фактически, их трудно отличить друг от друга. Предполагается, что изменение кератогиалиновых гранул вторично по отношению к дефекту в системе тонофиламентов [12]. Это подтверждается нашими исследованиями: в клетках, содержащих тонофиламенты нормального строения, обнаруживаются кератогиалиновые гранулы разветвленной формы, образующие комплексы с тонофиламентами.

При изучении рогового слоя в одном случае обнаружены следы ядер в роговых чешуйках. Во всех препаратах гиперкератоз имел компактный или сетчатый характер, иногда он менялся в пределах одного препарата. Липидных включений не выявлено. Признаков корреляции между интенсивностью деструктивных изменений в зернистом и шиповатом слоях и характером гиперкератоза не обнаружено.

Таким образом, нарушение агрегации тонофиламентов в супрабазальном слое эпидермиса при ЭГ вызывает широкий диапазон отклонений от нормального состояния вплоть до полной деструкции или отсутствия клеточных компонентов. Наличие нескольких клинических фенотипов, морфологическую основу которых составляет ЭГ, свидетельствует в пользу этиологической (генетической) гетерогенности этой группы заболеваний, однако выявленные нами отклонения в большей или меньшей степени характерны для всех исследованных случаев. По всей вероятности, они вторичны по отношению к дефекту в системе тонофиламентов и также являются группоспецифическими признаками. Эти изменения в целом можно определить как транслокацию внутриклеточных элементов (смещение ядра и органелл вследствие отека); ремоделирование процессов (гомогенизация и овоидность гранул кератогиалина, неспособность взаимодействовать с тонофиламентами) и повреждение механизмов репарации (участки лизиса в клетках). Ультраструктурных маркеров генетической гетерогенности при исследовании этой нозологической группы не выявлено. Главной задачей в дальнейшем является изучение генотип-фенотипной корреляции при различных клинических вариантах ЭГ.


Вестник дерматологии и венерологии, N 6-1998, стр. 4-6.

Литература

1. Alkerman A.B. Histopathologic Concept of Epidermolytic Hyperkeratosis. Arch Dermatol 1970;2:253 - 259.

2. Anton-Lamprecht I. Electron microscopy in the early diagnosis of genetic disorders of the skin. Dermatologica 1978;157:65 - 85.

3. Anton-Lamprecht I. Genetically induced abnormalities of epidermal differentiation and ultrastructure in ichthyoses and epidermolyses: pathogenesis, heterogenety, fetal manifestation, and prenatal diagnosis. J Invest Dermatol 1983;81:149 - 156.

4. Anton-Lamprecht I. Ultrastructural identification of basic abnormalities as clues to genetic disorders of the epidermis. J Invest Dermatol 1994;Suppl 5:68 - 128.

5. Bonifas J.M., Bare J.W., Chen M.A. et al. Linkage of the epidermolytic hyperkeratosis phenotype and the region of the type II keratine gene cluster on chromosome 12. J Invest Dermatol 1992;5:524 - 527.

6. Bonifas J.M., Matsumara K., Chen M.A. et al. Mutation of keratine 9 in two families with palmoplantar epidermolytic hyperkeratosis. J Invest Dermatol 1994;4:474 - 477.

7. Chen J., Snyder A.J., Yu Q.C. et al. The genetic basis of epidermolytic hyperkeratosis: a disorder of differentiation - specific epidermal keratin genes. Cell 1992;70:5:811 - 819.

8. Chipev C.C., Korge B.P., Markova N. et al. A leucine-proline mutation in the H1 subdomein of keratine 1 causes epidermolytic hyperkeratosis. Cell 1992;70:5:821 - 828.

9. DiGiovanna J.J., Bale S.J. Epidermolytic hyperkeratosis: applied molecular genetics. J Invest Dermatol 1994;3:390 - 394.

10. DiGiovanna J.J., Bale S.J. Clinical heterogenety in epidermolytic hyperkeratosis. Arch Dermatol 1994;8:1026 - 1035.

11. Hohl D. Inherited abnormalities of the epidermis causes by mutation of keratines. Am Dermatol 1995;4:162 - 166.

12. Ishida-Yamamoto A., Izuka H., Manebe H. et al. Altered distribution of keratinisation markers in epidermolytic hyperkeratosis. Arch Dermatol Res 1995;8:705 - 711.

13. Nazzaro V., Ermacova E.,Santucci B., Caputo R. Epidermolytic hyperkeratosis: generalized form in children from parents with systematized linear form. Br J Dermatol 1990;122:417 - 422.

14. Traupe H. The Ichthyoses: A Guide to Clinical Diagnosis, Genetic Counseling, and Therapy. Berlin - Heidelberg: Springer Verlag 1989;128 - 144.


Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования