Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Посмотрите новые поступления ... Обратите внимание!
 
  Наука >> Биология >> Зоология >> Зоология позвоночных | Популярные статьи
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение

Ольга, Лена, Наташа и другие... тигры

Смирнов Е. Н., кандидат биологических наук,
ведущий научный сотрудник Сихотэ-Алинского заповедника.
Опубликовано в журнале "Природа", N 6, 1999 г.
В начало

Все начали сами тигры. В начале 80-х годов они, мягко говоря, повадились в поселки, на фермы и даже в города. Дождем посыпались горячие газетные материалы о кровожадности полосатых хищников. Пришлось принимать так называемые адекватные меры. Тогда и родились большие железные клетки для отлова наиболее "назойливых" зверей, для этого были организованы специальные группы при краевых управлениях охотничьего хозяйства во Владивостоке и Хабаровске. В некоторые годы только по специальным разрешениям в поселках убивали до 20 тигров. А шкуры и туши загубленных зверей пропадали, как правило, на свалках, так как никому не были нужны.

Именно в те годы пришла идея организовать межведомственный и международный орган по изучению и сохранению амурского тигра. Мои доклады во Владивостоке и Москве, письма в Академию наук СССР, в министерства и научно-исследовательские институты ничего не дали. Все осталось на прежних позициях: изучением хищников занимались единицы зоологов- фанатиков, а охраной - охотничьи ведомства.

В 1987 г. я представил свои предложения в фонд Сороса "Культурная инициатива", в которых изложил необходимость срочных международных усилий по сохранению на Дальнем Востоке популяций тигра и леопарда. Ответ был краток: "Нет средств".

Пришлось просить друзей поискать коллег в США, желающих заниматься русскими дикими кошками. И наконец, повезло. Нашелся специалист, директор Института по изучению диких животных (Hornocker Wildlife Institute - HWI), доктор М.Хорнокер, который давно мечтал заняться изучением амурского тигра методом радиослежения. За плечами Хорнокера - огромный опыт подобного рода, в институте - штат высококлассных специалистов, большие связи в научных и деловых кругах. Оказывается, он давным-давно обращался в АН СССР с предложением заняться изучением амурского тигра методом радиослежения на паритетных началах с русскими зоологами, но получил мягкий отказ.

И вдруг, сидя у костра в национальном парке США, один из известных русских зоологов, Ю.Г.Пузаченко, предлагает ему надеть радиоошейники на амурских тигров и понаблюдать за ними в заповеднике Приморья. Уже через пару месяцев сам М.Хорнокер и сотрудник его института Х.Квигли на вертолете МИ-8 облетели Сихотэ-Алинский заповедник, дабы убедиться в том, что там есть и лес, и тигры, и их жертвы. И есть русские люди, которые знают, любят и изучают этих зверей.

А через год американцы подписали тройственный контракт: HWI, Сихотэ-Алинский биосферный заповедник и, в качестве посредника, Научно-технический центр "Экология" при АН России. В то время посредник, к сожалению, был необходим, поскольку заповедник не имел ни опыта заключения международных договоров, ни валютного счета. Нам еще предстояло всему научиться. На ходу.

И работа закипела.

Каждый занялся своим делом. Сотрудники HWI искали финансы, готовили специалистов и радиоаппаратуру, в заповеднике в авральном порядке ставили деревянные и металлические ловушки для отлова тигров, а посредник тратил отпускаемые доллары. Все было бы отлично, если бы полученные доллары пошли на пользу намеченной программе. Но уже через полгода стало ясно, что посредник, мягко говоря, нечестен. С большим трудом, общими силами, мы таки сумели перейти на вариант работы без посредников: только HWI и наш заповедник. И в таком составе действуем бесконфликтно вот уже шесть лет. Административная работа, финансовые вопросы, прилет-отлет, служба перевода - все отлажено.

Исследования по тигру ведут три-четыре наших и три американских специалиста. Приезжающие из США зоологи работали (и работают) с полной отдачей сил, с удовольствием, быстро находят контакт с русскими коллегами, а через год-два довольно хорошо говорят по- русски.

Конечно, не сразу начинают они понимать наш порядок (вернее, беспорядок). Почему такие безобразные автодороги, таежные избушки? Почему товары некачественные, нет света в поселке, а на АЗС - бензина? Почему никто не хочет починить их автомобиль? Почему так дорого стоит час полета на вертолете и летает он раз в месяц?

На эти и множество других вопросов не знает ответа и большинство русских. Наш быт рядом с американцами, разговоры о культуре и политике - это один пласт нашей совместной работы. Лично меня радует то, что у нас много общего. Во всем. И в быту, и в культуре, а главное - в отношении к работе и тиграм, в частности. Какая-то фанатичная преданность идее сохранения и тигров, и леопардов, и всего живого на Земле. Это уже интернациональная "песня". Я полагаю, именно она и есть стержень всех наших действий и взаимоотношений. Все остальное человеческое нам также не чуждо, но работе не мешает, а даже наоборот, разнообразит и украшает жизнь. Мы вместе отмечаем праздники - и американские, и русские, дни рождения участников проекта, вместе едим борщ, добавляя в него американский соус (с перцем!). Вместе кормим комаров, мошек и клещей, сидим у таежного костра и засыпаем в американских спальниках. А холостяки-американцы без особых проблем находят прекрасных во всех отношениях русских девушек и... - одна свадьба, вторая, третья; и уже есть дети! Дай Бог им всем счастья и здоровья!

Поймать живого тигра, чтобы потом надеть на него радиоошейник и следить за жизнью хищника, - дело не простое. В начале мы надеялись на русский опыт отлова хищников в железные ловушки, которые состояли из двух отделений: в одном сидит собака-приманка, а другое предназначено для тигра. Как только он входит в клетку и наступает на приподнятую доску, дверь сзади него захлопывается. Собака отгорожена и остается живой. В 1985-1986 гг. в такие ловушки попались более десятка тигров, бродивших возле поселков, нападавших на собак и коров и пугавших людей.

К сожалению, в 1992 г. (с января по апрель) ни в шесть железных клеток, ни в восемь деревянных не удалось завлечь ни одного зверя. К каждой клетке тигры подходили, к некоторым по нескольку раз, но не ближе чем на семь метров. Ни один в клетку не пошел. Более того, мы много раз привязывали к дереву и собак, и козленка, и поросенка и оставляли их в лесу на ночь. Тигры обходили их стороной. Вывод очевиден: поведение тигров-резидентов, имеющих свой охотничий участок и закрепленные формы охоты, резко отличается от поведения "бродяг" (молодых, больных, старых), покинувших участок по тем или иным причинам и вынужденных кормиться возле человека. Последние довольно часто идут в клетку на любую приманку, первые - никогда.

Американские коллеги предложили отлавливать тигров петлей Олдрича, которую они успешно используют для поимки многих видов крупных хищников.

И 11 февраля 1992 г. мы поймали в петлю первого тигра. Это оказалась молодая, 13- месячная самка, которая вместе с матерью пришла доедать убитого ими изюбра. Тигрицу нарекли Ольгой, и наша общая любимица до сего времени ежедневно выдает нам радиоинформацию. Вот некоторые страницы ее жизни.

Итак, в феврале ей было всего 13 месяцев. И жила она еще вместе с мамой на участке, расположенном вдоль побережья Японского моря, в дубняках. Им нравилось бродить по краю обрывистых сопок и любоваться скалами, сопками и морем. Красота, тишина, покой, комфорт! В марте мы нашли задавленного и съеденного ими горала. Это редчайший вид горной антилопы. Краснокнижный хищник убивает краснокнижное копытное... Кого охранять? В августе мы решили попробовать по радиосигналу Ольги застать ее вместе с мамой "на жертве", чтобы отловить и пометить маму. Однако обнаружилось, что теперь они ходят чаще всего врозь и что Ольга научилась самостоятельно охотиться. Во всяком случае одну косулю она убила и съела одна. На второй мы нашли их вместе, но кто убил косулю, не узнали. Два зоолога - американец Дейл Микэл и наш Дмитрий Пикунов, - взяв ружье и фальшфейер, смело пошли вперед, а мне поручили наблюдать за происходящим в бинокль со скалы, поскольку им в густой траве и в метре ничего не видно. Опасность на каждом шагу! Но работа наша такая, что надо рисковать. Шли они, громко разговаривая, ближе к жертве стали кричать, шуметь, бросать камни и палки. Вдруг я увидел, что по траве мелькнуло несколько раз что-то рыжее размером с тигра и скрылось в лесу. Они, естественно, об этом не знали. Затем я понял, что они нашли следы тигра - примятую траву и волок. Идут очень медленно, шумят, бросают камни. Дима с ружьем наготове, Дейл - с фальшфейером. Туда-сюда, распутывают следы. Все и всё в напряжении. Вышли к ключу, перешли его и повернули в кусты. Дейл - в одно "окно" между деревьями, Дима - в другое, но рядом. И вдруг такой рык, что гром среди ясного неба! Дейл попятился, поскользнулся на камне и упал в ключ. Дима мгновенно приложил ружье к плечу. Прицелился и... увидел медведя! Дейл лежит. Зажигает фальшфейер! Медведь пулей пролетел возле Дейла и, как конь, помчался вверх по ключу. О-о-о! Слава Богу! Все хорошо, что хорошо кончается.

Дейл вылез на крутой берег, Дима спрашивает: "Где шапка?" - "А! Пошли!" И они молча подались к морю, купаться (хотя было совсем не жарко). Потом мы втроем сходили туда еще раз. Оказывается, медведь уже давно все доел, ставить петли было некуда. Нашли шапку Дейла.

В январе 1993 г. мы последний раз отметили на снегу следы Ольгиной матери. Куда она пропала, один Бог знает, да и по размерам пятки различать тигриц стало трудно. Возможно, мать переместилась на другой участок, оставив этот дочери, а может, ее убили, что вполне вероятно, поскольку их охотничья территория проходит через несколько фермерских хозяйств и лесные угодья, закрепленные за охотниками. Лишь на самом юге тигры могли отдохнуть в заповеднике.

В апреле 1994 г. впервые в практике мы попытались обездвижить тигра с вертолета. Было очень сложно, но благодаря высоким профессиональным качествам экипажа и зоологов все завершилось удачно. Это была победа нового метода. С тех пор перемечено уже семь тигров, некоторые - по два раза.

А в июле мы обнаружили, что у Ольги появились тигрята. Примерное место выводка мы знали. Слушая Ольгу, мы дождались, когда она ушла, и отправились посмотреть место, где она долго находилась. Совершенно случайно, под шум дождя, Коля вдруг услышал, как кто-то шипит под камнем. Осветили фонариком - тигренок! (В первом помете у тигриц очень часто бывает один котенок.) У Коли есть дочка Даша, вот и прозвали тигренка Дашей. Через неделю ее снимали операторы из Голливуда. Прима!

Четыре голливудских специалиста кормили мокрецов, мошек, комаров и клещей в ожидании, когда же уйдет Ольга, чтобы хоть пять минут поснимать месячную Дашу. Посчитайте, во что это обошлось спонсорам! А условия действительно таежные: и дождь, и гнус, пища из пакетиков, ни душа, ни туалета. Один чудак привез с собой из Америки даже стульчак и с ним гордо удалялся в лес, не боясь ни тигров, ни комаров. Но когда он свалился с этого предмета, угодив в собственные отходы, а потом, долго ругаясь, отмывался в холодном ключе, его коллеги тут же дали ему прозвище: "Человек, который упал в г...". Однако он не обижался и по-прежнему был самым веселым человеком в нашем обществе.

Наконец, ночью Ольга ушла, и мы тут же отправились с фонариками на поиски Даши, но не нашли. Решили вернуться, взять команду киношников и вместе искать дочку, пока гуляет мама. Ночь, у каждого фонарь, тяжелый рюкзак с мощной голливудской аппаратурой, через пни-колоды, по кустам и высокой траве, запинаясь и ежеминутно падая, мы в итоге потеряли тропу. Двое зоологов пошли ее искать, все прочие остались ждать. Вдруг один из американцев громко зовет меня. Подхожу - он в яме. Поднимаю его и в свете фонаря отчетливо вижу много свежайших следов маленького тигра... И прозвище американца тут же переделали: "Человек, который упал в г... и в логово тигра". Да, это было логово Даши, под огромным выворотнем могучего кедра.

Чтобы поймать ее, туда залез сначала зоолог, потом кинооператор с камерой, а у меня торчали снаружи только пятки. Поймали тигренка, взвесили, надели ушные метки, пять минут поснимали и поспешили убраться восвояси, потому что радиосигнал Ольги был уже близко. Надеемся, что отснятые кадры Даши с лихвой окупили вложенные нами силы и средства спонсоров.

А в конце ноября следующего года у Ольги появились сразу три тигренка. Но зиму пережили только два, гибель молодых - дело в тайге обычное, тем более родившихся зимой, а не летом или осенью. Повзрослев, тигрята отделились от матери, и один из них повадился на ферму за телятами и жеребятами. За месяц задавил как минимум пять животных. Фермеры возмущены до предела, требуют отстрелить этого "бандита". А что с ним еще сделать? Отловить и увезти? Куда? Ареал и так насыщен. И какой тигр уступит ему свой участок? В зоопарк? Их там более тысячи. Проблема была, есть и сходу ее не решить. Тем более что хищник - уже "порченый". Весной 1997 г. Ольге вторично поменяли ошейник. Будем держать с ней контакт и дальше. Ей пошел седьмой год. Сколько она принесет котят, куда они уйдут, сколько она проживет среди фермеров и охотников? Вопросы, вопросы, вопросы...

Второго тигра мы отловили лишь через четыре с половиной месяца - 22 июня 1992 г. Это тоже была взрослая самка - крупная и исключительно красивая. Назвали ее Леной, в честь великой русской реки. Судя по следам на участке ее обитания зимой, она имела трех маленьких тигрят, но в апреле на дороге машина сбила последнего... Ей тоже досталось по носу, она долго кровила на снегу, но выжила. И к нашей великой радости в начале сентября опять окотилась. Наши недолгие поиски тигрят (мы очень старались ее не беспокоить) результатов не дали. Лишь 21 ноября мы нашли следы аж четырех тигрят и в этот же день увидели их на откосе дороги, которую они пытались перескочить. Маленькие, худенькие и до смерти напуганные. Маму Лену убили в 1997 г. браконьеры - прямо у дороги, не выходя из машины. Снег засыпал все следы преступления. Мы нашли в кустах лишь радиоошейник. Безжалостные убийцы не обнаружены до сих пор. Возможно, они продали и шкуру, и кости Лены и получили свои 5-10 тыс. долларов и живут себе припеваючи. Ни жалость, ни благоразумие таким людям не свойственны.

Конечно, тигрят пришлось отловить. При передержке два из них сдохли. Они были обречены: ветврач поставил диагноз - врожденная грыжа диафрагмы. Два других и по сей день живут в зоопарках США и только во сне вспоминают свою мать и вольную жизнь на Благодатном... Грустная история, но она как бы обострила проблему сохранения тигров на нашей планете.

Еще через четыре месяца - 17 октября 1992 г. - была поймана молодая неполовозрелая самка (по нашим оценкам, двухлетняя) Наташа. Мы тщательно изучали ее индивидуальный участок и с нетерпением ждали потомства. В декабре следующего года по снегу вытропили "свадьбу" Наташи. Прошли зима, весна, лето, и лишь по новому снегу, в ноябре 1994 г., мы обнаружили тигрицу с двумя примерно трехмесячными тигрятами. Тигрица носит детей три с половиной месяца, и, значит, "свадьба" в декабре не состоялась.

Следующей зимой мы поймали сигналы сразу трех тигров: Наташи и двух самцов. Видимо, она приучала своих отпрысков к самостоятельной жизни. Летом 1996 г. у нее появился второй помет - три тигренка.

В июне 1997 г. мы пытались отловить тигрят Наташи. Повезет, не повезет? Участок у нее огромный - бассейны двух больших рек, - а мы в состоянии ловить лишь на ограниченной площади в 30-40 км2. Нам очень хотелось узнать, кто же папа Наташиных тигрят, поскольку на "свадьбе" были два самца. Осенью 1998 г. Наташа принесла четырех котят. Один уже погиб. Попробуй, выкорми четверню, а тут еще и болезни...

Но вернемся в 1992 г. Он был сказочно "урожайным" в смысле отлова тигров. 7 ноября я случайно заметил двух мелькнувших в кустах хищников и обнаружил там недавно задавленного ими изюбра. Мы поставили петли и на следующее утро обнаружили трех попавшихся зверей - тигрицу и двух 13-месячных тигрят, нареченных соответственно Марией Ивановной, Катей и Колей. Потрясающая удача!

К нашему великому огорчению, через месяц радиоошейник Кати замолчал. Мы предполагаем, что виноват в этом ее братец Коля. Как все маленькие дети, тигрята очень любят играть (об этом красноречиво рассказывают следы на снегу). Хватать зубами шею и загривок - одно из любимых развлечений. Коля в свои 13 месяцев был уже размером с маму (ширина его пятки даже больше, чем у матери). Что стоило этому зубастому полосатому прокусить такой важный для нас источник информации? Когда Коле было год и шесть месяцев, он отправился путешествовать по уссурийской тайге и за полтора года обошел весь заповедник и прилегающие к нему территории, охватив площадь более 4000 км2. Потом мы его потеряли. Или источник питания иссяк, или... Через два года нашли череп и истлевший и разбитый радиоошейник недалеко от того места, где его сигнал был зафиксирован последний раз.

Мария Ивановна в августе 1993 г. принесла еще двух тигрят, а через два года - одного. В октябре 1996 г. мы их обоих поймали в петли и пометили дочку Таню. В 1997 г. сигнал Марии Ивановны бесследно исчез, а Танин радиоошейник продолжает работать. В 1993 г. нам удалось поймать трех тигров.

В апреле попалась Галя, приблизительно двухлетняя самка. Судьба ее трагична: в августе она погибла под упавшим на нее деревом. Большинство таежников к нашим рассказам о гибели Гали относятся недоверчиво. Но с фактами не поспоришь. Мы нашли ее останки, придавленные сушиной, на которую упала другая сухостоина. И кой леший занес ее на эту непролазную гарь? Тигрицу обнаружили через две-три недели после гибели, остался лишь скелет и радиоошейник. И не было признаков других хищников. И браконьерства тоже.

За десять дней (конец октября - начало ноября) нам удалось поймать взрослых тигрицу и тигра. Как выяснилось позже, они оказались счастливой семейной парой. Самец Женя питает нежные чувства к своей подруге Кате-2, лишь изредка и недалеко он уходит с их общего участка. За три года мы всего один раз слышали Женю рядом с другой самкой - Наташей. На участке соседки Нади он не появлялся пока ни разу.

Вперед


Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования