Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Обратите внимание!
 
  Наука >> Медицина >> История медицины | Популярные статьи
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
 См. также

Популярные заметкиФилософия как веселая наука: (1)

Курсы лекцийПетр Алексеевич Николаев, Курс лекций "Введение в литературоведение"

Курсы лекцийПетр Алексеевич Николаев, Курс лекций "Введение в литературоведение": Искусство как эстетическое явление (автономность художественного творчества)

КнигиГде ты, моя Родина?: КРУГОСВЕТНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

Популярные статьиО музее русского зарубежья

КнигиГде ты, моя Родина?: НАЧАЛО ШКОЛЬНЫХ ДНЕЙ

Популярные статьиПоследний энциклопедист

Обзорные статьиДмитрий Мережковский: от литературы к религии: (1)

КнигиП.А.Николаев "Культура как фактор национальной безопасности": Культура и власть

НовостиКеннеди не любил космос

КнигиСофронова Е.И. Где ты моя Родина?

Популярные статьиТайна Шекспира

Аннотации книгДуховная культура русской эмиграции в Китае

Популярные статьиОльга, Лена, Наташа и другие... тигры

НовостиХХ век. История одной семьи

НовостиМировая линия Гамова

"Человек, которого любили все..."

(Заметки о Карле Фуксе, немецком враче, почетном гражданине Казани)
О.А.Гомазков, доктор биологических наук,
Институт биомедицинской химии РАМН, Москва
Опубликовано в журнале "Природа", N 6, 1999 г.

В начало


Этнограф и литератор

Карл Фукс был далеко не единственным немцем, приехавшим на службу в Казань. В начале XIX в. в Казанской гимназии, а затем в университете работало около двух десятков выходцев из Германии. Востоковед Х.-М.Френ, правовед И.Нейман, астроном И.Литтров, математик М.Бартельс, медики И.Эрдман и И.Браун и др. По приезде в Россию многие из иностранцев испытывали серьезные трудности. Как правило, они не знали русского языка; были людьми иного ментального склада; плохо переносили непривычный климат. Иные оставляли о себе нелучшую память: относились к своим обязанностям формально, демонстрировали снобизм и амбициозность. Фукс явился счастливым исключением. Немецкая привычка к организованности и упорядоченности дела сочеталась с натурой искренней и страстной. По многочисленным признаниям современников этот любознательный и доброжелательный человек, веселый и остроумный, легко общался с людьми разных социальных уровней. Это помогало Фуксу-врачу и способствовало реализации его как литератора и этнографа.

Возникали курьезы. Однажды Фукс лечил богатую татарку. Когда он вошел в спальню, больная лежала на постели, закрытая плотной занавеской. "Я по-татарски попросил, чтобы она позволила пощупать пульс. Она из-под занавеса выставила мне руку, которая была унизана золотыми браслетами. Так как украшения препятствовали найти пульс, пришлось, с большим трудом, уговорить ее снять украшения. Но посмотреть у больной язык, что мне было нужнее всего, и увидеть через это ее красивое личико сопровождавшая старуха мне ни под каким видом не позволила". Тем не менее такие случаи Фукс использовал для подробного описания быта, обстановки и обычаев татарской семьи, что со множеством других наблюдений вошло в его замечательную книгу "Казанские татары в статистическом и этнографическом отношении".

С 1815 года, в течение тридцати с лишним лет, он живет в доме на Поперечно-Тихвинской улице, в двухэтажном каменном особняке. Здесь он женится на умной и образованной женщине, будущей матери его единственной дочери, потеряет четверых новорожденных детей, переживет эпидемию холеры и два больших казанских пожара, будет издавать литературный журнал с милым названием "Заволжский муравей", напишет уникальные книги по истории Казани и казанских татар. Отсюда весной 1846 года на другой конец города, к Арскому кладбищу, пойдет многолюдная процессия проводить "нашего Фукса" в последний путь.

За два года до кончины он перенес инсульт, ослабел и потерял былую подвижность. Однако больные приходили к нему за консультацией, он ежедневно продолжал работать с многочисленными коллекциями. В ночь на 24 апреля он, врач, прекрасно осознававший свое состояние, вдруг сказал: "Сейчас в доме начнется тревога... я буду сейчас умирать". (Почти через сто лет подобное скажет Иван Петрович Павлов: "Не мешайте работать: Павлов умирает").

Фукса отпевали в лютеранской церкви. "При погребении бренных останков по улицам не было ни одного дома, в котором бы не знали, кого хоронят", - так писал очевидец в "Казанских губернских ведомостях".

Дом, где жил Фукс, стоит и по сей день на оживленной улице недалеко от городского рынка и Галеевской мечети. На доме - мемориальная доска, свидетельствующая о том, что в сентябре 1833 года его гостем был Александр Сергеевич Пушкин.

Другая доска, установленная уже недавно, на русском, татарском и немецком языках гласит: "В этом доме жил и творил почетный гражданин Казани, ученый, врач и этнограф Карл Фукс". Бывшая Поперечно-Тихвинская улица выходит к широкому Проспекту Татарстана, плавно нисходящему к Волге.

Дом Карла Фукса в течение трех десятилетий был своеобразным культурным клубом: коллекция рукописей, старинных монет, умело собранные гербарии, огромная библиотека привлекали многих. Атмосферу литературного салона, где бывали поэт Е.А.Боратынский, писатель и поэт М.Д.Деларю, математик Н.И.Лобачевский, умело поддерживала супруга - Александра Фукс (Апехтина), которая сама писала стихи и прозу, вела переписку с Пушкиным и другими российскими литераторами. Е.Боратынский легким росчерком обрисовал ее портрет:
Вы дочерь Евы, как другая:
Как перед зеркалом своим
Власы роскошные
вседневно убирая,
Их блеском шелковым
любуяся пред ним1 ...

Перечень гостей дома на Поперечно-Тихвинской велик и разнообразен: от выдающихся современников до гимназистов и монахинь из староверческих скитов.

В "Казанском вестнике" и "Казанских губернских ведомостях" периода 1814-1844 годы осталось множество статей К.Фукса. Он описывает национальные обычаи и праздники, откликается на приезды в город знатных гостей, пишет о золотосодержащих песках в Пермской губернии, об уральских лесах и минералах Златоуста, публикует медицинские заметки.

После смерти Карла Фукса, с годами, культурное богатство его дома оказалось распроданным или потерянным. Семейная судьба дочери, единственной наследницы, сложилась неудачно. Время как бы стирало память о выдающемся человеке. Затерялась и его могила на лютеранском кладбище. Жена и дочь, православные, похоронены отдельно, возле могилы Лобачевского. Драматургия истории "расцвечена" еще одним событием: в советское время в здании лютеранской кирхи, где отпевали К.Фукса, был организован спортивный клуб НКВД. Бога тогда не чтили: ни немецкого, ни русского, ни татарского...

Хранители памяти Карла Фукса

В 1996 году, в годовщину со дня рождения Фукса, современная Казань чествовала своего знаменитого горожанина. Торжества в университете, открытие его выставки в Музее истории и Фуксовские чтения в Актовом зале. Приветствие главы городской администрации, прием гостей из университета Марбурга и концерт немецкой музыки. Сооружение памятника Карлу Фуксу в парке его имени и вручение городскими властями ключей от здания лютеранской церкви представителям Казанского немецкого общества им.Карла Фукса.

На углу ул.Горького - одноэтажный деревянный особняк времен середины прошлого века. Аккуратное здание, выкрашенное в светло-голубой тон. Здесь в усадьбе-музее русского поэта Евгения Боратынского "имеет быть проведение литературно-исторического и музыкального салона: Карл Фукс - человек, которого любили все".

При входе на Арское кладбище - новая мраморная стела с датами жизни и смерти Фукса. На портрете, что смотрит с обновленного барельефа, полноватый человек, в форменном сюртуке с орденами, с глазами умными и насмешливыми. Почетный гражданин города Казани, врач, литератор, гуманист.

Послесловие: мостик между Казанкой и Диллем

Фотографии, сделанные в Казани, я послал через моего немецкого друга, профессора медицины П.Оэме, в Герборн. Мне предстояла научная командировка в Германию, и я хотел совместить ее с посещением городка, где родился и провел первые двадцать лет жизни Карл Фукс. В ответ пришло приглашение от бургомистра Герборна сделать доклад о Фуксе и казанском периоде его жизни. Я ехал с массивной папкой: фотографии, слайды, купленные в Казани буклеты и книга самого Фукса "Казанские татары", переиздания его этнографических публикаций.

Город, где родился Карл Фукс, стоит в долине небольшой реки Дилль. В 2001 г. Герборну будет 750 лет. Однако точную дату определить непросто: в документах, датированных 1048 г., упоминается "Herborne Mark" ("Герборнская провинция"), средоточие интересов церкви, французских и немецких королей. В окрестностях много лесов, долина р.Дилль - настоящий ботанический заповедник. Нынешний Герборн - городок с 20-тысячным населением, к которому примыкают поселки- пригороды с современной электронной и обрабатывающей промышленностью. Центральная часть Герборна - "пятачок" рыночной площади, с ратушей и зеленым фонтаном, откуда веером расходятся пять красочных улочек. Праздничная шкатулка, "город ваших каникул", как написано в рекламном буклете, - дома с традиционными перекрестиями фахверков, крытые черепицей серого сланца, крупная брусчатка мостовых, множество цветов.

Главная примечательность Герборна - замок, стоящий, как водится, в самой высокой части города. Три островерхие башни, стены в зелени плюща. В этом замке 222 года назад (своеобразная круглая дата!), в служебной квартире профессора местной Высшей школы, родился Карл Фукс. Рядом - евангелическая церковь; белый камень, золоченые часы на башне. Здесь, под самой крышей, ежедневно поднимаясь на костылях по крутым каменным ступеням, работал профессор анатомии Иоганн Адам Хоффман, дед Карла Фукса. Современники помнили его как реформатора медицины; он внес вклад в улучшение общественного здравоохранения, боролся с шарлатанством и требовал регулярного контроля аптек.

Карл Фукс никогда не возвращался в эти края, никогда не был на могиле родителей или в замке, где он родился. Это одна из немногих загадок его жизни. Он прочно принял в себя корни волжской, казанской земли, оставив о себе долгую и добрую память.

Как, почему, зачем уехал Фукс от этой удивительной природы, почти идиллической красоты Герборна и его окрестий? Что повлекло его в даль российскую, страну неизвестности, сурового климата, непривычного быта, чужих языков и обычаев?

Видно, живут в какой-то части человеческой популяции гены искателя, открывателя, первопроходца. Видно, одно из важнейших свойств человеческой натуры - поиск нового, новой информации, говоря языком нынешним, необходимой для жизни будущих поколений...

1 Боратынский Е.А. Стихотворения. Поэмы. Проза. Письма. М., 1951. С.245.

Назад


Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования