Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Зарегистрируйтесь на нашем сервере и Вы сможете писать комментарии к сообщениям Обратите внимание!
 
  Наука >> Медицина >> Лабораторная и функциональная диагностика | Научные статьи
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение

Картирование ЭЭГ в выявлении признаков органического поражения головного мозга у больных с психическими заболеваниями

Т.В. Докукина, Н.Н. Мисюк

Минский медицинский институт, Республиканская клиническая психиатрическая больница, Минск, Беларусь

В начало...


Провели картирование ЭЭГ у 100 больных с неврозоподобными расстройствами, у которых при компьютерной томографии отмечались диффузные органические изменения головного мозга гидроцефально-атрофического характера, 100 больных с органическими психозами и 50 пациентов с болезнью Альцгеймера. Группу контроля составили 100 здоровых испытуемых. На ЭЭГ выявлены три информативных признака (частотно-пространственная инверсия $\alpha$-ритма, усиление $\beta$-ритма, снижение нормированной регулярности $\alpha$-ритма до пороговых величин),позволяющие диагностировать патогенетически значимое органическое поражение головного мозга у больных и отличить его от структурных изменений мозговой ткани у здоровых людей. Визуальная оценка ЭЭГ для решения этой задачи оказалась недостаточно эффективной. Точность диагностики методом картирования ЭЭГ в группах здоровых и больных с неврозоподобными расстройствами составила 92%.

В психиатрии врач постоянно сталкивается с необходимостью дифференциальной диагностики расстройств психической деятельности, возникающих на почве органического поражения головного мозга, и заболеваний, обусловленных эндогенными либо психогенными факторами. В этих случаях повышается роль дополнительных методов исследования, одним из которых является электроэнцефалография. Математическая обработка ЭЭГ успешно применялась в оценке функционального состояния головного мозга у больных с психическими заболеваниями [6, 8, 11]. Однако в последние годы электрофизиологи и клиницисты высказывают все большую неудовлетворенность эффективностью использования этого метода, поскольку при клинически диагностируемой патологии мозга и у здоровых людей на ЭЭГ часто выявляются сходные изменения либо изменений вовсе нет [3, 13, 14].

Цель настоящего исследования состояла в поиске дополнительных дифференциально-диагностических критериев органического поражения головного мозга с использованием таких современных методов анализа ЭЭГ как картирование [1, 2].

Для выявления признаков органического поражения головного мозга обследовали 100 больных с хронически протекавшими неврозоподобными расстройствами (НПР), развившимися на органической основе (F06.4-6 по МКБ-10), 100 больных с органическими психозами (F06.0-3) в возрасте от 20 до 50 лет и 50 пациентов с болезнью Альцгеймера (F00.0-00.9). Все обследованные находились на лечении в Республиканской клинической психиатрической больнице.

Обследование проводили до начала лечения либо после отмены транквилизаторов.

Группу контроля составили 100 практически здоровых испытуемых в возрасте от 22 до 50 лет. Картирование биопотенциалов головного мозга осуществляли с помощь 16-канального электроэнцефалографа фирмы "Medicor" и компьютерной системы "Brainscan", разработанной в Московском исследовательском центре <Нейротрон>, в режимах спектрального и периодометрического анализа. Порог дискриминации для периодометрического анализа составлял от 3 до 5 мкВ в зависимости от амплитуды основного фона. Компьютерную томографию (КТ) головного мозга проводили в Минском диагностическом центре и поликлинике N 6 Минска по общепринятой методике.

Для оценки значимости выявленных изменений в развитии неврозов КТ мозга была проведена у 10 здоровых, согласившихся на проведение этого исследования. У 6 из них на томограммах не было выявлено патологических изменений; у одного отмечено обызвествление мягкой оболочки полюса левой лобной доли, расширение борозд отсутствовало; у одного обнаружено расширение нижних рогов боковых желудочков, у двух - единичные кистоподобные расширения борозд лобных долей, что могло быть результатом перенесенной ранее нейроинфекции. Таким образом, в группе здоровых если на томограмме и выявлялись особенности, характерные для перенесенной нейроинфекции, они были мало выражены и, как правило, не сопровождались локальными либо диффузными атрофиями.

Из 70 больных с НПР, которым была проведена КТ, нормальная картина констатирована лишь у 8 (11%). В 62 случаях были выявлены достаточно четкие органические изменения: асимметричное и симметричное расширение разных отделов желудочковой системы у 40 больных, диффузное увеличение суб- и супратенториальных субарахноидальных пространств (борозды, цистерны) у 45, расширение сильвиевых щелей у 27, расширение борозд мозжечка у 6, наличие петрификатов у 14. Диффузное расширение и углубление борозд конвекса наблюдались у 51 больного. У 55 больных эти изменения были умеренными или легкими, а у 7 - значительными. В 1 случае на фоне выраженных наружных гидроцефальных проявлений была выявлена киста левой лобной доли, в 1 случае на фоне умеренных гидроцефальных проявлений - киста в области сильвиевой щели справа. Преимущественное поражение лобных долей зафиксировано у 16, височных - у 12, признаки конвекситального поражения выявлены у 28, базального - у 9, смешанной локализации - у 25 обследованных. У 53 (76%) больных обнаруженные изменения по компьютерно-томографическим морфологическим особенностям в большей степени соответствовали последствиям перенесенной нейроинфекции или черепно-мозговой травмы, у 12 (24%) - энцефалопатии сосудистого генеза. Для создания системы дифференциальной диагностики ЭЭГ здорового и больного с органическим поражением головного мозга в каждой группе определили среднестатистические значения частоты, индексов и регулярности $\alpha$-,$\beta$-,$\theta$- и $\delta$-ритмов.

Оказалось, что наиболее важным различием ЭЭГ здорового и больного с органическим поражением головного мозга являются изменения частотно-пространственной структуры $\alpha$-ритма (8-13,5 Гц). Если у здоровых высокочастотный $\alpha$-ритм доминирует в затылочных отделах, а низкочастотный - в лобных, то для больных с НПР характерны обратные отношения: низкочастотный $\alpha$-ритм преобладает в затылочной области, а высокочастотный - в передних отделах мозга с акцентом на лобные и височные отделы (рис.1,рис.2,рис.3), т.е. происходит своеобразная частотно-пространственная инверсия $\alpha$-ритма, которая носит стойкий характер. Последнее означает, что после гипервентиляции инверсия не исчезает, а если и исчезает, то появляются другие значимые патологические феномены - обычно это усиление $\beta$-активности, ее фокусирование в лобно-центральных отделах либо снижение нормированной регулярности $\alpha$-ритма (см. ниже).

Рис. 1. Частотно-пространственная структура $\alpha$-ритма больного С. (а) и здорового Б. (б).

Рис. 2. Частотно-пространственная структура $\alpha$-ритма больного С-го (а) и здорового В. (б).

Рис. 3. Частотно-пространственная структура $\alpha$-ритма больного П. (а) и здоровой Л. (б).

Высокая дифференциально-диагностическая значимость этого признака обусловлена двумя обстоятельствами. Во-первых, при НПР стойкая пространственная инверсия $\alpha$-ритма по частоте была выявлена у 59 из 100 больных, а в группе здоровых - ни у одного из обследованных. У 25 больных она являлась единственным информативным для дифференциальной диагностики признаком при организованном $\alpha$-типеЭЭГ. По мере утяжеления органической патологии возрастала и вероятность возникновения частотно-пространственной инверсии $\alpha$-ритма: в группе больных органическими психозами она имела место у 73%, а при болезни Альцгеймера - у 90% (для сравнения: при задержке психического развития ее частота составляет около 60%). Во-вторых, частотно-пространственная инверсия $\alpha$-ритма указывает на наличие патогенетически значимого органического поражения головного мозга (по данным КТ и клиники) независимо от особенностей визуальной оценки ЭЭГ.

Рассмотрим две ЭЭГ - больного С. с НПР (рис. 4) и здорового Б. (рис. 5). Обе они по классификации Е.А. Жирмунской [4] относятся к типу I (нормальная ЭЭГ) и визуально не отличаются друг от друга. После обработки ЭЭГ методом периодометрического анализа сходство утратилось: у больного С. выявлена инверсия $\alpha$-ритма (см. рис.1,а). На КТ больного С. визуализируются очажок повышенной R-плотности размером 1,5г1,5 мм в гипоталамической области слева и кистоподобный очаг величиной 5г5 мм в диэнцефальной области справа. Субарахноидальные пространства борозд конвекса визуализируются с кистоподобными расширениями до 7 мм.

Определить визуально принадлежность здоровому человеку или больному с НПР энцефалограмм десинхронного типа (так называемых <плоских>) не всегда возможно. Этому способен помочь анализ частотно-пространственной структуры $\alpha$-ритма. Так, у больного С-го с НПР при десинхронном типе ЭЭГ высокочастотный $\alpha$-ритм преобладает в лобных отделах мозга (см. рис.2,а), а у здорового В. - в затылочных (см. рис.2,б). На томограмме больного С-го (возраст 40 лет) в области ствола мозга слева имеется очажок пониженной R-плотности 5 мм в диаметре, в мягких тканях височной доли справа - кальцинат размером до 6-8 мм, сильвиевы щели значительно расширены (до 29 мм), субарахноидальные пространства конвекса расширены до 19 мм. Столь выраженные изменения развились в результате посттравматической энцефалопатии.

На рис.6 и рис.7 приведены ЭЭГ больного П. с НПР и здоровой Л., относящиеся к дезорганизованному типу (структурные изменения мозговой ткани). Несмотря на их внешнее сходство, периодометрический анализ выявляет у больного П. перемещение высокочастотного $\alpha$-ритма в затылочные отделы (см. рис.3,а),что указывает на патогенетическую значимость выявленных органических изменений, в то время как у здоровой Л. пространственно-частотная структура $\alpha$-ритма не нарушена (см. рис.3,б). На КТ у больного П. (26 лет) выявлены множественные кистоподобные расширения субарахноидальных пространств борозд конвекса размером 8 8, 7 12 мм.

Эти наблюдения показывают, что важно не только то, к какому типу относится рассматриваемая ЭЭГ, но также имеются ли нарушения в пространственно-частотной организации $\alpha$-ритма. Инверсия $\alpha$-ритма указывает на участие в патогенезе болезни органического поражения, причем это означает, что оно является не <молчаливым свидетелем>, а патогенетическим фактором и достигает той степени, когда уже может быть выявлено с помощью КТ. Это необходимо учитывать при выборе лечебной тактики и активно применять дегидратирующее или сосудорегулирующее лечение, ноотропы и др. - в зависимости от клинической картины заболевания.

Далее...


Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования