Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Обратите внимание!
 
  Наука >> Медицина | Научные статьи
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение

Эффективность инстенона в начальном периоде становления ремиссии при алкоголизме

О.Ф. Ерышев, Г.Г. Цхомелидзе

Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева

В начало...


Начальный этап становления ремиссии особенно важен в решении диагностических и терапевтических задач [3, 13], поскольку именно в этом периоде создаются предпосылки для возвращения пациента к трезвому образу жизни, хотя во многих случаях сохраняются нарушения, обусловленные хронической алкогольной интоксикацией. Речь идет о комплексе вегетативных и психопатологических симптомов, затрудняющих формирование ремиссии и создающих прецеденты для рецидивов алкоголизма. Психические расстройства проявляются в этом периоде преимущественно аффективными и астеническими нарушениями, нередко оформляющимися в сложный симптомокомплекс патологического влечения к алкоголю (ПВА) [1]. Вегетативные расстройства на этом этапе ремиссии имеются у всех больных, хотя они не всегда выявляются клинически и могут быть зафиксированы только с помощью соответствующих лабораторных методов [2].

В связи со сказанным очевидно, что в период формирования ремиссии нужно назначать рациональную комплексную терапию, способную корригировать перечисленные болезненные нарушения и восстанавливать адаптационные ресурсы организма. В комплексе такого рода лечебных мероприятий важное место занимают лекарственные препараты, которые могут активировать психическую деятельность, улучшать мозговое кровообращение и обменные процессы. Для решения таких терапевтических задач достаточно широко используются препараты класса ноотропов (ноотропил, пиридитол, пикамилон, аминалон и т.п.) [4, 6]. В рассматриваемом аспекте привлекает к себе внимание комбинированный препарат инстенон, состоящий из трех компонентов - этамивана, гексобендина и этофиллина. Он зарекомендовал себя как активатор метаболизма нервных клеток и кровообращения головного мозга [11, 12]. Входящие в его состав средства, помимо улучшения клеточного метаболизма, активируют лимбико-ретикулярный комплекс и улучшают кровоснабжение мозга за счет стимуляции сердечной деятельности [10]. Эти свойства позволяют широко использовать препарат в неврологической и психиатрической практике при сосудистых заболеваниях головного мозга, психоорганическом синдроме в рамках различных заболеваний, депрессивных проявлений в инволюционном возрасте [7, 9]. Особенно эффективным препарат оказался при купировании цефалгий в рамках перечисленных патологических состояний [8]. В связи со сказанным достаточно обоснованным является предположение, что инстенон может стать важным компонентом в комплексе активного противоалкогольного лечения.

Задачей настоящего исследования была оценка эффективности инстенона при лечении больных алкоголизмом в самом начале формирования терапевтической ремиссии путем его сравнения с ноотропилом (пирацетамом), широко применяемым в наркологии для купирования остаточных явлений острой алкогольной интоксикации, сохраняющихся в рамках астенодепрессивных и астенических состояний [4, 6].

Наблюдали 37 больных мужчин со сформировавшейся алкогольной зависимостью, которые находились в стадии затухания острых абстинентных явлений. Это был 7-10-й день воздержания от приема алкоголя, когда больные получали традиционную дезинтоксикационную терапию [6]. Пациенты составили две группы, в которых при наличии соответствующих показаний с целью получения психостимулирующего, антиастенического и отчасти антидепрессивного эффектов применялись инстенон или ноотропил. В 1-ю группу - пациентов, которым был назначен инстенон, включили 17 человек. Их средний возраст составлял 47,5 года, срок появления алкогольного абстинентного синдрома (ААС) - 11,2 года. У 61,5% больных этой группы отмечались характерные для алкоголизма дисфорические проявления в опьянении, а в светлых промежутках - эмоциональная неустойчивость, истощаемость, головные боли, чувствительность к изменениям атмосферных условий, ослабление памяти, неврологическая микросимптоматика, что дало основание констатировать органическое поражение головного мозга. Инстенон-форте фирмы <Никомед> (Австрия) применяли в таблетках, покрытых оболочкой, по 1 таблетке 3 раза в день.

Во 2-й группе были 20 больных, лечившихся ноотропилом (капсулы по 400 мг) в средней суточной дозе 800 мг. Средний возраст больных составлял 37,5 года, срок появления ААС - 8 лет. Органическая симптоматика, аналогичная таковой у больных 1-й группы, имела место в 39% случаев.

Таким образом, пациенты 1-й группы в среднем были на 10 лет старше лиц, включенных во 2-ю группу, заболевание у них было более длительным, частота случаев органической отягощенности заметно превышала таковую во 2-й группе. Это свидетельствует о более выраженной патологии в 1-й группе. В то же время в степени прогредиентности болезни, судя по возрасту пациентов и длительности существования ААС, значимых различий между группами не было.

В зависимости от выраженности психопатологических проявлений некоторые пациенты как одной, так и другой группы эпизодически принимали нейролептики: тизерцин до 25 мг в сутки, сонапакс 30- 40 мг в сутки, финлепсин до 300 мг в сутки. Это диктовалось интересами оптимизации терапии и существенно не отражалось на характере интересующего нас в первую очередь ноотропного эффекта исследуемых препаратов.

При оценке состояния пациентов учитывали наиболее важные симптомы, имевшиеся после завершения дезинтоксикационной терапии: ПВА, аффективные нарушения (сниженное настроение, тревога, раздражительность), проявления астении (истощаемость, утомляемость), агрипнии, алгические проявления (цефалгии). Эти симптомы оценивали количественно с помощью специальной карты, в которой патологические проявления градуированы по степени их выраженности. При оценке динамики отдельных симптомов максимальная выраженность каждого из них в начале лечения была принята за 100%. В дальнейшем состояние оценивали еженедельно в процентах от исходного показателя данного признака, по суммарным показателям выраженности признака в каждый отрезок времени составляли графики (см. рис.1).

Динамика выраженности психических нарушений при лечении инстеноном (а) и ноотропилом (б).
По оси абсцисс - время лечения (нед); по оси ординат - выраженность симптома (%). Достоверность выявленных различий результатов лечения (в последней точке кривых) следующая: * - р<0,01; ** - <0,05; *** - p<0,01.

Перечисленные выше симптомы претерпевали отчетливую редукцию в первые 2 нед лечения, причем в 1-й группе (лечение инстеноном) эта динамика была более отчетливой. Если в 3-ю и 4-ю недели лечения редукция симптоматики под влиянием ноотропила замедлялась, то под воздействием инстенона выраженность симптомов продолжала снижаться.

Клинические проявления ПВА в наших случаях были легкими и средней тяжести. Под влиянием инстенона происходила полная редукция проявлений ПВА. При использовании же ноотропила они уменьшались медленнее и после 4 нед лечения редуцировались только наполовину. Следует отметить, что при оценке феномена ПВА принимался во внимание в основном его идеаторный компонент [1], но обращалось внимание также на вегетативные реакции, сновидения алкогольного характера и др.

Что касается аналгезирующего действия обоих препаратов, то цефалгии отчетливо редуцировались к концу лечебного курса с одинаковой в обеих группах интенсивностью и сохранялись к концу курса только у пациентов с отягощенностью алкогольной зависимости органической патологией.

Нарушения сна мы анализировали только в 1-й группе, так как достаточно хорошо известно, что ноотропил в ряде случаев может усиливать агрипнические расстройства [5]. Под действием же инстенона отмечались колебания выраженности этих расстройств с общей тенденцией к ее уменьшению: к концу 2-й недели лечения сон заметно нормализовался, на 3-й неделе отмечалось некоторое его ухудшение (трудность засыпания, поверхностный сон и др.). Заметный активирующий эффект инстенона проявлялся у ряда пациентов в феномене быстрого пробуждения с ощущением бодрости, <готовности к работе>, в то время как до лечения пробуждение было растянуто и приходилось <мобилизоваться> для выполнения обычного распорядка дня.

Субъективно при лечении инстеноном пациенты, как правило, отмечали ощущение бодрости, повышение работоспособности, улучшение памяти.

Каких-либо побочных эффектов препарата, в том числе головных болей, отмечаемых иногда при его внутривенных вливаниях [8], мы при назначении таблеток не отмечали.

Таким образом, инстенон оказался весьма эффективным при лечении больных с алкогольной зависимостью (алкоголизмом), поэтому его можно рекомендовать для лечения пациентов с астенодепрессивной и астенической симптоматикой как средство, вызывающее отчетливый ноотропный эффект. Поскольку подобная астеническая симптоматика чаще наблюдается в начальном периоде становления ремиссии, то в это время и должен использоваться инстенон. Средние терапевтические дозы инстенона оказались весьма действенными при купировании таких симптомов, как тревога, раздражительность, утомляемость, сниженное настроение и субъективно отчетливо переживаемое больными ПВА. Важной стороной действия инстенона является его хорошая переносимость.


Журнал неврологии и психиатрии N 5-2000, стр.36-38

Литература

1. Альтшулер В.Б. Патологическое влечение к алкоголю. М 1994.

2. Дубинина Л.А. Прогностическое значение психовегетативных расстройств у больных алкоголизмом при становлении ремиссии: Автореф. дис. ... канд. мед. наук. Ст-Петербург 1996.

3. Ерышев О.Ф. Профилактика редицивов при алкоголизме и наркоманиях. Л 1991; 7-14.

4. Иванец Н.Н., Игонин А.Л., Савченко Л.М., Небаракова Т.П. Антидепрессанты и ноотропы. Л 1982; 135-140.

5. Машковский М.Д. Лекарственные средства. М 1993; 1: 132-135.

6. Энтин Г.М. Лечение алкоголизма. М 1990.

7. Barolin G.S., Ruprecht F. Wien Klin Wschr 1967; 79: 37-39.

8. Barolin G.S., Schnabert G. Wien Klin Wschr 1972; 84: 126-130.

9. Barolin G.S. Fortschr Neurol Psychiat 1976; 44: 547-614.

10. Heiss W.D. Bull Schweiz Akad Med Wiss 1980; 36: 183-207.

11. Kraupp O., Nell G., Raberger G. Arzneimittel-Forsch 1969; 19: 1691- 1698.

12. Raberger G., Weissel M., Kraupp O. Arzneimittel-Forsch 1973; 23: 764-768.

13. Scholz H. Die Rehabilitation bei chronischen Alcoholismus. Stuttgart 1986.


Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования