Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Обратите внимание!
 
  Наука >> Медицина >> Нормальная физиология | Научные статьи
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение

Изучение динамики интерферонообразования в организме белых мышей при разных путях введения индуктора интерферона ридостина

Л.Е. Булычев, Е.П. Гончарова, А.Б. Рыжиков, В.И. Масычева, О.Г. Пьянкова, И.В. Плясунов, В.Д. Порываев, Л.А. Котляров, Н.Г. Колесникова

НИИ аэробиологии, НИКТИ БАВ ГНЦ вирусологии и биотехнологии "Вектор" Минздрава РФ, п. Кольцово, Новосибирская область

В начало...


Изучена динамика интерферонообразования в крови, тканях респираторного тракта, головного мозга и ольфакторного тракта мышей BALB/c при разных путях введения индуктора интерферона - ридостина. При внутрибрюшинном введении ридостина (доза 5 мг/кг) интенсивное накопление интерферона в сыворотке крови с пиком продукции через 8 ч (2560 ед/0,2 мл) не приводило к его распространению в респираторный тракт и ЦНС белых мышей. При интрацеребральном введении индуктора (доза 5 мг/кг) происходило накопление интерферона как в тканях головного мозга (максимум 160 ед/0,2 мл через 24 ч), так и в крови животных (максимум 1280 ед/0,2 мл через 8 ч). При введении ридостина в респираторный тракт интерферон регистрировали только в месте введения в тканях верхних дыхательных путей и легких мышей.

Ключевые слова:

интерферон, ридостин.

Среди индукторов интерферона значительное место занимают природные двуспиральные РНК (дсРНК). К числу высокомолекулярных индукторов данного типа относится и ридостин - лекарственная форма дсРНК, продуцируемая киллерным штаммом дрожжей Saccharomyces cerevisiae. Ридостин производит НИКТИ БАВ ГНЦ ВБ "Вектор" (г. Бердск, Новосибирская обл.) и в настоящее время его применяют для лечения и профилактики герпесвирусных инфекций при парентеральном (подкожном и внутримышечном) введении. Кроме того, препарат оказывал определенный лечебно-профилактический эффект при ряде других экспериментальных инфекций [1, 2] и был эффективен при терапевтической схеме применения при клещевом энцефалите у мышей [3].

Вместе с тем при расширении сферы применения препарата для лечения и профилактики вирусных заболеваний представляется важным учитывать наряду с особенностями патогенеза инфекционного процесса и уровень индуцируемого ридостином интерферона не только в крови, но и в тканях органов мишеней, в частности, для респираторных инфекций - в тканях дыхательного тракта, а для нейровирусных - в тканях головного мозга и обонятельного тракта, как одного из возможных путей распространения возбудителя в ЦНС [4, 5]. Ранее было показано, что уровень индуцируемого интерферона в том или ином органе существенно зависит от способа введения индукторов [6].

Цель данной работы состояла в изучении динамики интерферонообразования в крови, тканях респираторного тракта, головного мозга и ольфакторного тракта белых мышей при разных путях введения индуктора интерферона - ридостина.

Материал и методы

Эксперименты проводили на мышах BALB/c с массой 18-20 г.

Индуктор интерферона - ридостин (лекарственная форма дсРНК, продуцируемая штаммом дрожжей Saccharomyces cerevisiae), был получен из НИКТИ БАВ ГНЦ ВБ "Вектор" в лиофильно высушенном виде.

Ридостин разводили в растворе Хэнкса и вводили белым мышам внутрибрюшинно (0,2 мл), интраназально (0,04 мл), интрацеребрально (0,04 мл), на слизистую носовой полости с помощью катетера (2-3 мкл) и аэрогенно.

Аэрогенное введение ридостина проводили в малой динамической камере. Рабочий расход воздуха через камеру составлял 20 л/мин. Во внутреннем объеме камеры одновременно можно было разместить до 20 мышей, изолированных друг от друга разграничительными сетками. Диспергирование проводили распылителем БГ-2 с расходом воздуха 17 л/мин при избыточном давлении 100 кПа. В распылитель заливали 10 мл раствора Хэнкса с ридостином (концентрация 10-15 мг/мл), 10% (по объему) глицерина и уранин (концентрация 0,001 мг/мл). Концентрацию аэрозоля определяли с помощью 2-х импинджеров (МЦ-2), соединяемых с выходом камеры. Объемная скорость отбора проб аэрозоля в импинджере составляла 10 0,5 л/мин, объем сорбирующей жидкости (0,1 М раствор гидроокиси натрия) - 10 мл. Дисперсный состав аэрозоля был определен 4-каскадным импактором БП-35/25-4. Выход импактора соединяли с фильтром АФА-БА(3). Импактор подключали к выходу камеры вместо импинджеров после экспонирования животных и проводили отбор аэрозоля в течение 5 мин. Интенсивность флуоресценции проб из импинджеров, смывов со ступеней импактора и фильтра АФА-БА(3) измеряли на фотометре флуоресцентном ФЛ. За дозу или количество ридостина, вдыхаемого животными, принимали величину C*T*W,получаемую расчетным путем на основании измерения концентрации аэрозоля в камере (С), времени экспонирования (Т) и объема воздуха, вдыхаемого животными за 1 мин (W).

Концентрацию интерферона определяли в сыворотке крови и биопробах органов мышей через разное время после введения индуктора. Стерильно извлеченные органы тщательно гомогенизировали, гомогенат суспензировали в растворе Хэнкса, содержащего 100 ЕД/мл пенициллина, 100 мкг/мл стрептомицина и 20 ЕД/мл гепарина. Гомогенат легких и головного мозга суспензировали в 3 мл, а обонятельных луковиц и верхних дыхательных путей в 1,5 мл раствора. Пробы инкубировали при 4њС в течение 1 ч и затем отделяли растворимую часть от клеточных обломков низкоскоростным центрифугированием.

Титрование интерферона проводили на культуре клеток L-929 c использованием микрометода на полистироловых 96-луночных панелях [7]. За единицу активности интерферона принимали величину, обратную конечному разведению интерферона, при котором наблюдается защита 50% клеток от 100 ТЦД50 вируса энцефаломиокардита мышей (ЕМС).

На основании не менее четырех независимых определений титра интерферона, выраженного через log2, вычисляли среднее арифметическое результатов наблюдений и среднее квадратическое отклонение [8].

Результаты и обсуждение

Нами была изучена фармакокинетика образования интерферона в организме мышей после введения препарата ридостина разными способами. На основании данных, представленных на рис. 1, можно заключить, что при внутрибрюшинном введении индуктора (доза 5 мг/кг) интерферон регистрировали в основном в крови с максимальным уровнем через 8 ч после введения ридостина. Появление незначительного количества интерферона в верхних дыхательных путях и в легких через 8-12 ч после введния индуктора может быть связано с присутствием в пробах данных органов определенного количества крови. Отсутствие достоверно регистрируемого уровня интерферона в головном мозге и обонятельных луковицах даже на максимуме пика продукции в крови может быть связано с низкой проникающей способностью интерферона через гематоэнцефалический барьер. Последнее согласуется с данными других авторов, показавших, что интерферон плохо проникает через гематоэнцефалический барьер [9].

Рис. 1. Динамика накопления интерферона в крови и органах мышей после внутрибрюшинного введения ридостина (доза 5 мг/кг).
Здесь и на рис. 2, 3: по оси абсцисс - время после введения индуктора, ч; по оси ординат - концентрация интерферона, ед/0,2 мл.
Интрацеребральный метод введения был испытан нами с целью ответа на вопрос о возможности индуцирования интерферона тканями мозга мышей в ответ на введение ридостина. На основании данных, приведенных на рис. 2, можно заключить, что интерферон в головном мозге мышей регистрировали с 8 до 36 ч после введения ридостина (доза 5 мг/кг). Пик продукции интерферона в головном мозге наступал через 24 ч. Высокие уровни интерферона в крови мышей при интрацеребральном введении индуктора, причем на более ранние сроки, чем в головном мозге, возможно, связаны с тем, что часть индуктора поступает непосредственно в кровь за счет повреждения кровеносных капилляров в момент инъекции, либо ридостин легко преодолевает гематоэнцефалический барьер в направлении ЦНС - кровоток.

На основании данных, представленных на рис. 3, можно заключить, что при интраназальном введении ридостина (доза 15 мг/кг) достоверные уровни интерферона были зарегистрированы в месте введения индуктора в тканях верхних дыхательных путей и легких мышей с 2 до 48 ч с максимумом через 12 ч после введения ридостина. В крови интерферон обнаруживали в незначительных количествах через 12-24 ч после введния. В других исследованных органах интерферон не обнаруживали.

Рис. 2. Динамика накопления интерферона в крови и органах мышей после интрацеребрального введения ридостина (доза 5 мг/кг). Рис. 3. Динамика накопления интерферона в крови и органах мышей после интраназального введения ридостина (доза 15 мг/кг).

При введении микроколичеств ридостина (2-3 мкл, доза 2 мг/кг) на слизистую носа с помощью катетера интерферон был зарегистрирован только в тканях верхних дыхательных путей с концентрацией в биопробах 10-20 ед/0,2 мл через 6-12 ч и 20-80 ед/0,2 мл через 18-24 ч после введения индуктора.

Аэрогенное введение препарата проводили в малой динамической камере. Медианно-массовый аэродинамический диаметр аэрозольных частиц, содержащих ридостин, составил 1,1 мкм (бg = 2,1). При аэрозольном введении ридостина незначительные уровни интерферона были зарегистрированы в верхних дыхательных путях через 12-24 ч (10-40 ед/0,2 мл) и в легких через 12-24 ч (10-20 ед/0,2 мл). Низкое интерферонообразование в этом случае, очевидно, было связано в первую очередь с низкой дозой препарата (0,4-0,6 мг/кг), получаемой животными при экспозиции в аэрозоле в течение 30-60 мин.

Таким образом, в результате проведенных исследований было показано, что при внутрибрюшинном введении ридостина интенсивное накопление интерферона в сыворотке крови не приводило к его распространению в респираторный тракт и ЦНС белых мышей. При интрацеребральном введении индуктора происходило накопление интерферона как в тканях головного мозга, так и в крови животных. При введении ридостина разными способами в респираторный тракт происходило накопление интерферона в месте введения в тканях верхних дыхательных путей и легких мышей.

АНТИБИОТИКИ И ХИМИОТЕРАПИЯ, 1998-N4, стр. 20-23.

ЛИТЕРАТУРА

1. Булычев Л.Е., Сергеев А.Н., Рыжиков А.Б. и др. Антибиотики и химиотер 1995; 5: 28-31.

2. Сергеев А.Н., Луб М.Ю., Пьянков О.В. и др. Там же 24-27.

3. Баринский И.Ф., Давыдова А.А., Грибенча С.В., Лазаренко А.А. Вопр вирусол 1996; 3: 133-135.

4. Рыжиков А.Б., Сергеев А.Н., Котляров Л.А. Там же 1995; 4: 146-150.

5. Ryzhikov A.B., Ryabchikova E.I., Sergeev A.N., Tkacheva N.V. Arch Virol 1995; 140: 2243-2254.

6. Тазулахова Э.Б. Индукторы интерферона и другие иммуномодуляторы в радиологии и онкологии. Обнинск 1989; 17-24.

7. Носик Н.Н., Лаврухина Л.А., Ершов Ф.И. Бюлл экспер биол и мед 1984; 4: 446-448.

8. Основополагающие стандарты в области метрологического обеспечения. М 1983; 150-156.

9. Ueda Y., Sakurai T., Kasama K. et al. J Vet Med Sci 1993; 1: 1-6.


Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования