Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Обратите внимание!
 
  Наука >> Медицина >> Медицинская генетика | Научные статьи
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
 См. также

Научные статьиАдренолейкодистрофия у детей: Рекомбинантный гормон роста <Биосома> в лечении детей с наследственными заболеваниями и синдромами, сопровождающимися низкорослостью

Научные статьиАдренолейкодистрофия у детей: (1)

Рекомбинантный гормон роста <Биосома> в лечении детей с наследственными заболеваниями и синдромами, сопровождающимися низкорослостью

А.Д. Царегородцев, Л.З. Казанцева, П.В. Новиков, А.Н. Семячкина, Н.А. Белова

Московский НИИ педиатрии и детской хирургии Минздрава РФ

В начало...


(Окончание)

В группе детей с нарушениями роста при первичных и вторичных поражениях соединительной ткани (5 больных) были представлены следующие нозологические формы: несовершенный остеогенез (у 1), ахондроплазия (у 2), гипохондроплазия (у 1), метафизарная дисплазия (у 1). Все генетически гетерогенные заболевания, составляющие эту группу, объединял общий клинический признак - резкая задержка роста детей. У всех больных показатели роста были ниже 3-го центиля.

В клинической картине наблюдавшейся нами 4-летней девочки с унаследованной формой несовершенного остеогенеза обращали на себя внимание очень низкие гармоничные показатели физического развития (рост и масса тела были ниже 3-го центиля), небольшие саблевидные деформации голеней, голубые склеры, остеопороз. В анамнезе ребенка - 6 переломов, последствия которых ограничивали двигательную активность больной. Интеллект девочки соответствовал возрастной норме (IQ 87 ед.). Исследования соматотропного гормона обнаружили снижение его показателей: базальный уровень - 0,2 нг/мл, после нагрузочной пробы с клофелином - 1,2 нг/мл.

Обследованы 2 детей с ахондроплазией (мальчик и девочка 5 и 12 лет). У обоих детей физическое развитие было дисгармоничным - рост ниже 3-го центиля, масса тела - между 90-м и 97-м центилем. Обращали на себя внимание типичные внешние признаки болезни: макроцефалия, <седловидный> нос, укорочение проксимальных отделов конечностей, поясничный лордоз. Интеллект детей соответствовал норме. Уровень соматотропного гормона сыворотки крови (базальный и после нагрузочных проб) свидетельствовал о его секреторной недостаточности у обоих детей (2,5 и 5,5 нг/мл - у мальчика; 1,3 и 2,1 нг/мл у девочки соответственно).

Гипохондроплазия наблюдалась у мальчика 12 лет. В клинической картине заболевания преобладали дисгармоничные показатели физического развития. Его рост - ниже 3-го центиля, масса тела - выше 97-го центиля. Отмечены диспропорциональная карликовость, отсутствие изменений лицевого скелета и отклонений со стороны внутренних органов, нормальный интеллект. Исследование содержания соматотропного гормона сыворотки крови выявило недостаточный выброс соматотропина после нагрузочной пробы с клофелином (3,5 нг/мл), в то время как базальный уровень соответствовал нормальным значениям - 2 нг/мл.

Метафизарная дисплазия - одна из форм генетически обусловленной низкорослости у детей, была у девочки 4 лет. Физическое развитие ребенка было дисгармоничным: при очень низких показателях роста (ниже 3-го центиля) отмечалась высокая масса тела - выше 90-го центиля. Наблюдались типичные клинико-рентгенологические изменения скелета: умеренная варусная деформация голеней, поясничный лордоз, неровность и бахромчатость метафизов трубчатых костей, преимущественно нижних конечностей. Интеллект ребенка соответствовал норме (IQ 92 ед.). Уровень соматотропного гормона сыворотки крови свидетельствовал о недостаточном его выбросе после нагрузки клофелином (2 нг/мл до и 2,8 нг/мл - после нагрузки).

Наследственные моногенные дефекты обмена были представлены витамин-D-резистентным рахитом - тяжелой патологией опорно-двигательного аппарата, проявляющейся рахитоподобными изменениями скелета и резкой задержкой роста детей. Развитие клинической симптоматики обусловлено дефицитом фосфатов в организме, вследствие нарушения их реабсорбции в почечных канальцах и кишечнике.

В отделе клинической генетики обследовано 5 девочек в возрасте 10-12 лет с витамин-D-резистентным рахитом. Физическое развитие всех детей было дисгармоничным: рост - ниже 3-го центиля; масса тела - у 3 соответствовала средним значениям (25-75 центилям), у 2 девочек отмечались очень высокие показатели (выше 97-го центиля). IQ у всех детей был равен 90-105 ед. (при норме 85-115 ед.). У всех 5 детей обнаруживались типичные для витамин-D-резистентного рахита нарушения фосфорно-кальциевого обмена: низкий уровень неорганических фосфатов сыворотки крови (до 0,56 ммоль/л при норме 0,7-1,6 ммоль/л) и повышение активности щелочной фосфатазы крови (до 500-700 ед/л при норме 30-400 ед/л). Определялось высокое содержание неорганических фосфатов в моче (до 50-55 ммоль/сут при норме 19-31 ммоль/сут) и низкая экскреция общего кальция с мочой (0,7-1 ммоль/сут при норме 1,5-4 ммоль/сут).

Содержание соматотропного гормона в сыворотке крови (базальный уровень и после нагрузки клофелином) не превышало 1,5-2 и 4-7,5 нг/мл соответственно, что могло свидетельствовать о парциальном дефиците гормона роста у детей с витамин-D-резистентным рахитом. Показатели общего белка, белковых фракций, общих липидов, холестерина, глюкозы, калия, натрия в сыворотке крови были в пределах нормальных значений.

Таким образом, низкие гармоничные показатели физического развития отмечались из 17 детей у 6 (у 3 - с синдромом Сильвера - Рассела, у 2 - с синдромом Дубовица, у 1 - с несовершенным остеогенезом). Массоростовые параметры 11 больных расценены как дисгармоничные. Тенденцию к высокой массе тела имели дети с костными дисплазиями и витамин-D-резистентным рахитом.

Анализ результатов использования рекомбинантного гормона роста человека - биосомы в лечении детей с задержкой роста, обусловленной генетическими причинами, показал высокую клиническую эффективность этого препарата.

Динамика параметров роста у всех 17 детей с различными нозологическими формами наследственной патологии объективно показала выраженный ростостимулирующий эффект биосомы (см. табл. 1). Наибольшая прибавка в росте (7-8 см) отмечена у детей с синдромами Сильвера - Рассела, Дубовица и метафизарной дисплазией. Увеличение длины тела на 3-4 см зарегистрировано у больных с синдромом Клоустона, несовершенным остеогенезом, гипо- и ахондроплазией и синдромом Шерешевского - Тернера. Дети с витамин-D-резистентным рахитом выросли под воздействием биосомы в среднем на 2- 2,5 см.

Таблица 1. Динамика роста и массы тела у больных с наследственной патологией на фоне лечения биосомой
Нозологическая форма Общее число детей Число детей с увеличением роста Число детей с увеличением массы
на 7-8 см на 3-4 см на 2-2,5 см на 3-4 кг на 1,5-2 кг нет увеличения
Генетически детерминированные моногенные синдромы: Дубовица, Сильвера-Рассела, Kлоустона 6 5 1 0 5 1 0
Хромосомная патология - синдром Шерешевского - Тернера 1 0 1 0 0 1 0
Первичные и вторичные поражения соединительной ткани: несовершенный остеогенез, ахондроплазия, гипохондроплазия, метафизарная дисплазия 5 1 4 0 0 5  
Наследственные моногенные дефекты обмена - витамин-D-резистентный рахит 5 0 0 5 0 0 5

Наряду с увеличением роста больных у некоторых пробандов имела место прибавка массы тела (см. табл. 1). Наибольшее нарастание массы (3-4 кг) было характерно для детей с синдромами Сильвера - Рассела и Дубовица, у которых масса тела до лечения была ниже 3-го центиля. Пробанды с витамин-D-резистентным рахитом, имевшие среднюю и избыточную массу, не увеличивали свою массу под влиянием биосомы. Дети с другими нозологическими формами прибавили в массе 1,5-2 кг.

Следует подчеркнуть, что у 2 больных с синдромом Дубовица, у которых до лечения выявлялась микроцефалия, под влиянием биосомы отмечено увеличение окружности головы на 2 и 2,5 см. Существенно, что отмечались положительные сдвиги в поведении детей (уменьшение расторможенности, более спокойное и адекватное поведение, повышение интереса к окружающему), улучшение ряда показателей психической деятельности (расширение словарного запаса, улучшение памяти и логического мышления, повышение внимания и работоспособности).

Биохимические показатели, отражающие состояние основных видов обмена, а также клинические анализы крови и мочи не претерпевали изменений.

Ни у одного из 17 детей, получавших биосому, не было зарегистрировано побочных эффектов - аллергических реакций, рвоты, расстройства стула, ухудшения аппетита, самочувствия и поведения. Полученные данные свидетельствуют о высокой терапевтической эффективности рекомбинантного гормона роста человека <Биосома> и позволяют рекомендовать этот препарат для широкого использования в клинической практике при лечении детей с различными наследственными формами задержки роста.

Российский вестник перинатологии и педиатрии, N3-2000, с.43-46

Литература

1. Вельтищев Ю.Е. Рост ребенка: закономерности, отклонения, патология и превентивная терапия. Рос вестн перинатол и педиатр 1994; Приложение 80.

2. Goldstein S.J., Shprintzen R.J., Wu R.H. et al. Achondroplasia and obstructive sleep apnea: correction of apnea and abnormal sleepentrained growth hormone release by tracheostomy. Birth Defects Orig Artic Ser 1985; 21: 2: 93-101.

3. Galasso C., Scire G., Boscherini B. Growth hormone and dysmorphic syndromes. Horm Res 1995; 44: Suppl 3: 42-48.

4. Seikaly M., Brown R., Baum M. The Effects of Recombinant Human Growth Hormone in Children With X-Linked Hypophosphatemia. Pediatrics 1997; 100: 5: 879-884.

5. Municchi G., Pasquino A.M., Pucarelli I. et al. Growth hormone treatment in Noonan syndrome: report of four cases who reached final height. Horm Res 1995; 44: 4: 164-167.

6. Hirano T., Izumi I., Tamura K. Growth hormone deficiency in Dubowitz syndrome. Acta Paediatr J 1996; 38: 3: 267-269.

7. Cara J.F., Johanson A.J. Growth hormone deficiency in a girl with the Cohen syndrome. J Med Genet 1991; 28: 1: 48-50.

8. Massa G. Growth hormone deficiency in the Rothmund-Thomson syndrome. Am J Med Genet 1986; 23: 4: 861-868.

9. Kaufman S. Growth hormone deficiency in the Rothmund-Thomson syndrome. Am J Med Genet 1986; 23: 4: 861-868.

10. Stanhope R., Albanese A., Azcona C. Growth hormone treatment of russel-silver syndrome. Horm Res 1998; 49: (Suppl 2): 37-40.

11. Azcona C., Albanese A., Bareille P., Stanhope R. Growth hormone treatment in growth hormone-sufficient and -insufficient children with intrauterine growth retardation. Russell Silver syndrome. Horm Res 1998; 50: 1: 22-27.

12. Azcona C., Stanhope R. Absence of Catch-Down Growth in Russell-Silver Syndrome after Short-Term Growth Hormone Treatment. Horm Res 1999; 51: 1: 47-49.


Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования