Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Посетите Сервер по Физике Обратите внимание!
 
  Наука >> Физика >> Основы технологии | Новости
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
Наноструктуры 2001 - вести с конференций
6.08.2001 19:34 | Русский Переплет
    

В известном пригороде Санкт-Петербурга - поселке Репино, 18-22 июня с.г., в пик белых ночей состоялся уже 9 международный симпозиум "Физика и технология наноструктур". Открытие конференции проходило за пределами Репино, в новом Научно-образовательном центре Физико- технического института. И праздничная атмосфера открытия симпозиума казалась - а отчасти и была - как бы продолжением недавно прошедших Нобелевских торжеств.

Симпозиум открывали два Нобелевских лауреата. Одним из двух, как легко догадаться, был директор ФТИ РАН Жорес Иванович Алферов, другим - сопредседатель симпозиума, известный японо-американский физик - профессор Лео Есаки. Лауреаты, не сговариваясь, ударились в воспоминания, и дотянулись даже до Кеплера и Леонардо да Винчи (Жорес Иванович тут, правда, несколько уступил гостю, упомянув лишь Иоффе и Рентгена). При этом, рассказывая об истории развития полупроводниковых технологий, каждый, по существу, говорил о другом - об интернациональном характере науки и научного познания, о духе мирного соревнования между институтами и лабораториями по разные стороны от железного занавеса, независимо от него и даже вопреки ему.

Но и полупроводниковая тематика, разумеется, не была забыта. Дуэт лауреатов развил тему перехода техники от "God made materials" к "Man made materials", однако на завершающем этапе выступления Жорес Иванович со всей диалектической мощью еще раз повернул течение сюжета и уравновесил человеческое и божественное начало, убежденно заявив, что дальнейший прогресс возможен лишь с использованием технологий, использующих самоорганизацию материала.

Третий "титульный" доклад был не менее примечательный, хотя в совершенно ином роде. Прежде всего, этот мультимедийный доклад отсутствовавшего профессора Фредерико Капаччо наглядно продемонстрировал прогресс информационных технологий, достигнутый в значительной мере благодаря прогрессу в наноэлектронике. С другой стороны, он наглядно показал, что наука о наноструктурах не собирается останавливаться на достигнутом. Доклад был посвящен исследованию сил Казимира - области, относящейся к основам квантовой механики и до недавних пор остававшейся весьма умозрительной. Однако, с появлением возможности контролировать смещения в субнанометровом масштабе, и примерно в том же масштабе контролировать формат взаимодействующих поверхностей, стал возможен прямой эксперимент по детектированию и исследованию этих капризных сил. И хотя в ближайшее время эти силы не окажут прямого влияния на что-либо в макроскопическом мире, это еще один тип сил в распоряжении конструкторов и технологов, а значит - и новое поле возможностей, которое когда-то будет востребовано.

Основная часть симпозиума проходила в пасторальной атмосфере фешенебельного дачного пригорода северной столицы и затрагивала практически все разделы науки о наноразмерных материалах и объектах.

Существенная часть докладов на симпозиуме была посвящена вопросам и свершениям технологии получения полупроводниковых наноструктур. Здесь в полной мере проявилась тенденция к ориентации на "man-made materials", провозглашенная во вступительном докладе одним из сопредседателей. Значительным числом докладов было представлено по-прежнему актуальное направление создания наноструктур на основе материалов A3B5; однако все более популярными становятся и новые системы; в первую очередь, это слои и включения в системе Ge-Si. Растущая, отчасти в связи с квантово-компьютерными ожиданиями, популярность последних типов систем была подчеркнута тем, что наноструктуры на основе кремния были выделены в отдельный раздел симпозиума.

Совершенно новое технологическое направление, пока еще не нано-машиностроение, но, как минимум, трехмерное нано- "деталестроение" было представлено двумя докладами. В этом методе, за счет вытравливания в многослойной структуре нижележащих, т.н. "жертвенных" слоев, получают консольно выступающие моно- или бислои различных материалов, которые, естественно, не желают оставаться плоскими и сворачиваются в трубки. Метод очень универсален, и позволяет получать наноразмерные трубки из разнообразных металлов и полупроводников. Впервые относительно широко этот метод был описан в мартовском номере "Nature" за этот год. Доложенные на симпозиуме работы представляли последние развития этой идеи. Исследователям из Института физики полупроводников (Новосибирск), которые собственно и были среди пионеров этого направления, удалось получать двухслойные трубки из полупроводников A3B5 уже с точно контролируемой длиной (в нанометровом диапазоне!), что реально делает подобные трубки "деталями". Эффектна также работа швейцарских ученых, которые ввели в технологический процесс электронно-лучевую литографию высокого разрешения. Формируя на двухслойной пленке точно рассчитанные надрезы, авторы этой работы заставили высвобождаемую часть пленки формировать выступающие из плоскости острия, какие-то шайбы, кольца и даже нечто, напоминающее мотки колючей проволоки. Последнее, безусловно, отражает различие нашей и западной ментальности - наши бы, как минимум, постеснялись демонстрировать подобный объект. А вот густо выступающие из плоскости шипы с остриями нанометрового размера, напротив, оказались изделием конкретным и достаточно мирным - ему суждено служить эффективным эмиттером для холодных катодов. Однако, с учетом того, что самые старые ссылки по этому направлению всего двухлетней давности, давать ему оценки явно рано.

Достаточно объемистый раздел симпозиума посвящен новым методам исследования наноразмерных структур. Хитом этого сезона явилась новая модификация сканирующей микроскопии - на этот раз электростатическая силовая микроскопия, EFM. Собственно, появление новой методики в первую очередь явилось результатом основательного освоения методики-прародительницы, так что появилась возможность подумать о том, что раньше считалось мелочами. В частности, - а каково будет поведение кантилевера атомного силового микроскопа (AFM), если ему придать электростатический потенциал относительно поверхности? До деталей в этом пока не разобрались, однако многое уже понято - в частности, появление дополнительного взаимодействия между кантилевером и поверхностью обязано приводить к нелинейности его колебаний и к некоторому смещению резонансной частоты. Эксперимент, выполненный (пока) на понятном объекте - полупроводниковой гетероструктуре - подтверждает предварительные соображения. Форма квазирельефа, получаемого при сканировании поперечного скола гетероструктуры (в реальности плоского), существенно зависит от величины и знака падения напряжения на гетероструктуре. Фактически, создается вольтметр с нанометровым пространственным разрешением, причем фактически без создания нового прибора, а лишь за счет нововведений в методику измерений AFM. Неудивительно, что столь многообещающее направление представлено сразу авторами из Франции, Германии, Финляндии и, что отрадно, и нашими соотечественниками.

Еще одна импровизация на тему сканирующей микроскопии названа авторами SJEM (Scanning Joule Expansion Microscopy). В работе авторы опять-таки используют некоторый запас качества, которым обладает современная AFM. На сей раз стандартная AFM используется для анализа рельефа токоведущих элементов, нагреваемых переменным током. Элементы нагреваются и, соответственно, расширяются, что и фиксируется на удвоенной частоте как периодическое изменение размеров. Однако, в отличие от предыдущей методики, эта вряд ли будет востребована по причинам фундаментальным - тепло обладает свойством растекаться, и температурные поля с субмикронным рельефом возникают лишь при очень коротких процессах - а при этом и суммарное тепловыделение обычно невелико. И хотя тепловые ограничения в БИС действительно могут быть существенны, они является результатом интегрального тепловыделения, и, следовательно, не требует при анализе ни пространственного, ни временного разрешения.

Похоже, второе дыхание приобретает исследование спин- зависящих явлений в полупроводниках. В 70-е годы С.-Петербургский институт им. А.Ф.Иоффе, организатор данного симпозиума, являлся одним из мировых лидеров в развитии этого направления. Теперь всем стало ясно, зачем были нужны эти чисто фундаментальные изыскания - для реализации квантовых компьютеров на спиновых состояниях. Сейчас подобные исследования проводятся и работы публикуются "all over the globe". Тем не менее, наши лидирующие позиции не забыты, и многие статьи, как минимум, начинаются с основополагающих ссылок на работы тех лет. На конференции был представлен приглашенный доклад группы французских исследователей по исследованию спиновой динамики фотовозбужденных электронов в пикосекундном диапазоне. В этих работах непосредственно измерялась поляризация люминесценции с наносекундным разрешением, что давало информацию о спиновых состояниях электронов. В них впервые удалось чисто измерить собственное время спиновой релаксации электрона, локализованного в квантово-размерном объекте. Ранее удавалось измерять лишь время спиновой релаксации электронов, рожденных светом вне области локализации, и полагалось не замечать того, что спин мог быть потерян еще до локализации или в процессе ее. Теперь же измерения показали, что время существования спина электрона, локализованного в квантовой точке, как минимум на порядок больше, чем предполагалось ранее. Соответственно, это поднимает шансы спиновой электроники (да и квантовых компьютеров), поскольку сохранение спина есть еще и свидетельство сохранения когерентности электронной волновой функции.

Первые результаты этой серии исследований докладывались на репинском Наносимпозиуме-1999 еще "миссионером" от ФТИ, инициировавшим эти работы в лаборатории CNRS в Тулузе, В.Калевичем, однако в числе соавторов доклада в 2001 его нет. Поневоле с данной ситуаций ассоциируются труды нашего современника, математика и непризнанного историка А.Фоменко, категорически и однозначно доказывающего, что хваленая Европейская цивилизация есть лишь замаскированные перепевы великой цивилизации, рожденной ранее на восточно-европейских равнинах.

Ряд работ посвящен другим спиновым явлениям - поведению слоев с магнитным упорядочением, магнитооптике и фотогальванике, так или иначе связанными со спиновыми состояниями; особенно заметно увеличение работ по спиновой инжекции.

Безусловно интересны работы по наноразмерным приборам, физические основы работы которых совершенно иные, чем у их макроскопических функциональных аналогов. Показателен в этом плане реализованный баллистический выпрямитель для частот до 50 ГГц. Собственно выпрямителем является плоская крестообразная система проводников, в середине которой расположен треугольный рассеиватель. Пространственный масштаб структуры должен быть меньше длины свободного пробега электронов, а верхняя граничная частота, в принципе, может определяется временем прохождения структуры баллистическими носителями. Баллистические носители эмиттируются из боковых электродов, подсоединенных к источнику переменного тока. Испытав рассеяние на боковых гранях треугольного рассеивателя, они попадают в проводник, подходящий к структуре со стороны вершины треугольного рассеивателя. Такой своеобразный наноразмерный бильярд, поворачивающий ток в нужную сторону, вне зависимости от того, из какого проводника он вышел.

Одним из последних по расписанию симпозиума был чрезвычайно интересный доклад (J.T.Devreese), который, возможно, проливает свет на целый ряд оптических явлений и даже приборов, остающихся пока "неокончательно" понятыми. Ряд "непонятых" достаточно длинен - от многочисленных мелких несогласованностей в интерпретации результатов по пористому кремнию до недавно широко анонсированного светодиода на кремнии с множественными дислокациями.

Согласно докладу, при интерпретации результатов оптических экспериментов в квантовых объектах (и в точках, в особенности) классической адиабатический подход является некорректным. Учет неадиабатичности для переходов, требующих взаимодействия с фононами, приводит к изменению частот переходов (и для точек в системах A3B5 новая теория дает лучшее согласование с экспериментом), а главное, предсказывает существенное увеличение вероятности непрямых переходов. Подождем Наносимпозиума 2002 - возможно, к этому времени станет ясно, насколько новый подход способен помочь старым неприятностям.

Вообще симпозиум традиционно представительный - представлено около двухсот работ, определяющих дальнейшее развитие этой высокотехнологичной области науки, от успехов которой самым непосредственным образом зависит мировой технический прогресс, и, если мы не останемся в стороне, то и наше процветание. Авторитет симпозиума проявляется и в самом широком отражении мировой географии - доложенные работы выполнены в самых авторитетных лабораториях мира. Фактически, "Нано в Репино" стало мировым смотром "who is who" в своей области, и приятно, что (кажется) хоть здесь мы не потеряли свои позиции.

Одновременно, и это тоже очень важно, симпозиум является своеобразным центром сбора "наших", россиян, разбросанных по лабораториям всех континентов (разумеется, кроме Антарктиды). Их слегка изменившиеся лица легко узнаются в коридорах Научно-образовательного центра ФТИ, где многие раньше и не бывали и на который они смотрят с различными оттенками удивления. В свою очередь, на них столь же удивлено и заинтересовано смотрят пробегающие по Центру школьники - младший слой системы непрерывной подготовки ученых "от детсада до академика", развиваемой Ж.И.Алферовым. И, как знать, не это ли мимолетное общение есть наиболее результативный импульс, который получает наноструктурная, да и многая другая наука от проходящего очередного Симпозиума "Нано-2001".

М.Компан (ФТИ РАН)


Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования