Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   BOAI: наука должна быть открытой Обратите внимание!
 
  Наука >> История >> История искусства | Диссертации
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
 См. также

Научные статьиРусская архитектура и градостроительство в Северо-Восточной Азии в ХХ в.:векторы взаимовлияний

ДиссертацииРусская художественная эмиграция в Европе

Научные статьиРусское религиозное искусство конца XIX - начала ХХ века и православные храмы в Русском Зарубежье

Научные статьиИстория российского православного зарубежья

Научные статьиРоссия на Дальнем Востоке: новая градостроительная концепция и православные храмы

Научные статьиАрхитектурное наследие русского зарубежья

Научные статьиРанчин А. М., О принципах герменевтического изучения древнерусской словесности.

ДиссертацииВитраж в русской культуре: Санкт-Петербург и его памятники.: витражи в псевдоготике

Обзорные статьиПравославные храмы в Финляндии

КнигиВласть и советское общество в 1930-е годы: англо-американская историография проблемы

ДиссертацииВитраж в русской культуре: Санкт-Петербург и его памятники.: Самые ранние сведения о витражах

РУССКАЯ АРХИТЕКТУРА ПЕРВОЙ ТРЕТИ XVII ВЕКА
ТАРАБАРИНА Юлия Валентиновна.

Автореферат диссертации на соискание ученой степени  кандидата искусствоведения
Кафедра истории отечественного искусства МГУ им. М.В. Ломоносова
Научный руководитель - кандидат искусствоведения, доцент В.В. КИРИЛЛОВ
Архитектура России


Оглавление.

I. Общая характеристика работы

    1. Актуальность темы диссертации. 

    2. Предмет и объект исследования

    3. Хронологические границы

    4. Историография

    5. Цель и задачи

    6. Материал и метод

    7. Новизна исследования

    8. Структура работы

II. Основное содержание и выводы

Глава 1. Основные направления политики, идеологии и культуры русского государства в период царствования Михаила Федоровича Романова. 

Глава 2. Программы храмостроительства в первые десятилетия царствования Михаила Федоровича. Мемориальные храмы и династическая тема.

Глава 3. Хронология каменного строительства и типология заказа в первой трети XVII века.

Заключение, основные выводы

Опубликованные работы по теме диссертации


I. Общая характеристика работы.

1. Актуальность темы диссертации. 

Изучение архитектуры 1610 - 1630-х гг. принципиально важно для уяснения источников художественного своеобразия зодчества XVII столетия. На этот период приходится начальный этап развития русской архитектуры XVII века, когда было определено ее отношение к наследию зодчества конца XVI века и выработан круг художественных предпочтений, подготовивших почву для восприятия и быстрого усвоения принципов построения художественной формы, радикально изменивших образность архитектуры к середине века.

2. Предмет и объект исследования.

Для правильного представления о средневековом искусстве важно изучение, наряду с формально-стилистическим, символического аспекта архитектурных произведений, что особенно актуально при рассмотрении зодчества позднего средневековья, когда символика христианского искусства приобретает более конкретный дифференцированный характер, что заметно уже на примерах произведений середины XVI в. Поэтому в диссертации уделено значительное внимание изучению общекультурной ситуации, определяющей программы заказа архитектурных произведений, а также их важнейшей - символической стороне, которая несомненно оказывала влияние на последовательность возникновения и на художественный строй памятников зодчества. 
Период 1610 - 1630-х гг. не обладает стилистической цельностью. Это динамичное и сложное время, лицо которого определяют, с одной стороны, направление, опирающееся на принципы, сложившиеся к концу XVI века, с другой - работа иностранных архитекторов, связанная с обустройством царской резиденции - московского Кремля и с возведением бастионных укреплений некоторых городов. В ранний период эти две линии почти не соприкасаются и не взаимодействуют, что позволяет рассматривать их как самостоятельные.
Объектом данного исследования избрано направление, апеллирующее к наследию архитектуры конца XVI века. Ряд произведений иностранных мастеров, работавших по преимуществу в московском Кремле, является темой для отдельного исследования и в работе сознательно не рассматривается. 
Памятники, ориентированные на возрождение и продолжение принципов предшествующего периода, возникают после Смуты первыми. Развитие этой линии продолжается достаточно долго (более двух десятилетий), а его логика и последовательность позволяет говорить о минимальной зависимости от внешних импульсов и влияний, чему способствует характерная для периода подчеркнутая консервативность. Произведения русских архитекторов 1610 - 1630-х гг., несмотря на сильную зависимость от сложившейся в конце XVI века традиции, обладают стилистической цельностью и рядом характерных особенностей, что позволяет считать их самостоятельным явлением, определившим лицо первого этапа истории русской архитектуры XVII в. 

3. Хронологические границы.

Исследуемый период охватывает приблизительно два десятилетия и включает в себя памятники архитектуры, появившиеся с середины 1610-х по середину 1630-х годов. 
Нижняя граница рассматриваемого периода относится ко времени завершения войн Смуты, которыми в начале столетия была охвачена значительная часть московского государства. Представляется правильным (принимая некоторую условность использования точных дат в периодизации) начинать отсчет с 1613 г., так как момент избрания, наречения и венчания на царство государя новой династии был принципиально важен для формирования программ заказа архитектурных произведений, в дальнейшем повлиявших на приоритеты в каменном строительстве, а, возможно, отчасти и на формообразование.
Окончание раннего периода истории архитектуры XVII века сложнее связать с конкретной датой. Поэтому в данном случае представляется удачным, совместив хронологический и формально-стилистический подход, считать его верхней границей время сложения ряда новых художественных приемов и архитектурных форм, отождествляемых со зрелым зодчеством этого столетия (время их расцвета тяготеет к середине века), по отношению к которому в литературе иногда употребляют понятие "дивного узорочья", "нового стиля XVII в.", "новых особенностей зодчества XVII в.". Завершение раннего периода связано с появлением двух ключевых памятников зодчества XVII века - Теремного дворца (1635 - 1637) и церкви Троицы в Никитниках (1634 - 1650) - архитектура которых, существенно отличная от произведений начала столетия, оказала значительное влияние на характер зодчества середины века. Следовательно, конец раннего периода приходится приблизительно на середину 1630-х гг.
Окончание раннего периода возможно также связать с некоторыми важными событиями в жизни страны - смертью Филарета Никитича (1633), чье влияние на многие стороны жизни страны было достаточно значительным, и неудачной войной за Смоленск (1632-1634), которая вызвала краткую стагнацию в каменном строительстве и оказала некоторое влияние на приоритеты заказчиков. Однако указанным датам не следует придавать преувеличенного значения, так как изменение в развитии архитектурных форм может быть связано с названными событиями только косвенно. Следует отметить, что произведения, примыкающие к стилистике начала XVII в., продолжают возникать вплоть до 1640-х гг., однако в это время они уже не представляют основного направления развития русского зодчества.
По отношению к изучаемому периоду (начавшемуся в 1613 г.) в работе использованы понятия "архитектура начала XVII века", "архитектура первой трети XVII века". В данном случае формальное несовпадение начала календарного столетия имеет минимальное значение, так как очевидно, что своеобразие зодчества XVII в. начинает складываться уже после Смуты. Также представляется удачным определение архитектуры раннего периода как "зодчества времени царствования Михаила Федоровича и патриаршества Филарета Никитича", которое отражает влияние первых представителей новой династии на направленность программного строительства, активность строительной деятельности и, отчасти, на ее географию. Термин ""годуновская" архитектура" применяется для обозначения всего круга памятников конца XVI века, относящихся к столичному зодчеству или испытавших его влияние.

4. Историография.

Период 1610 - 1630-х гг. не рассматривался историками русской архитектуры как самостоятельное явление. В литературе нет устоявшейся периодизации зодчества начала XVII века, также отсутствует и детальный разбор формально-стилистических особенностей памятников этого периода. Однако среди историков искусства уже достаточно давно бытует мнение о необходимости рассмотрения зодчества начала XVII века в качестве отдельного феномена, что нашло отражение в отдельных публикациях, но до сих пор не вызвало появления обстоятельного исследования. 
В ряде учебных пособий и общих трудов по истории русского искусства и архитектуры начало XVII века было выделено в отдельный период. Авторы наиболее обстоятельных описаний раннего периода - А.Г. Чиняков, М.А. Ильин, П.А. Раппопорт; его особенности также были рассмотрены И.Л. Бусевой-Давыдовой в очерке, посвященном архитектуре XVII в. в целом. В трудах общего характера был очерчен круг памятников и даны емкие, во многих своих положениях неоспоримые характеристики особенностей зодчества раннего периода, которые частично восполняют пробел, существующий в историографии между двумя более популярными среди историков архитектуры периодами - концом XVI-го и серединой XVII века; однако они недостаточны для полной характеристики периода. Его хронологические рамки существенно варьируются в зависимости от издания, однако большинство авторов относит переломный для архитектуры XVII века момент к 1630 - 1640-м годам. Зодчество раннего XVII в. характеризуется как консервативное, ориентированное на использование принципов конца XVI в., но при этом обладающее некоторыми признаками, предвещающими появление новой архитектуры. Произведения начала XVII в. часто рассматриваются в свете архитектуры середины столетия. 
Специальные исследования, в той или иной мере касающиеся проблематики архитектуры начала XVII в., можно подразделить на два направления соответственно двум популярным среди исследователей темам - программному строительству и эволюции конструктивных приемов.
Наиболее изученной представляется тема программного строительства, что само по себе указывает один из перспективных путей исследования периода: здесь следует отметить статьи Н.Ф. Гуляницкого, посвященные теме увековечения событий Смутного времени в памятниках архитектуры ("мемориальным" храмам) и недавние исследования программного строительства, связанного с почитанием иконы Казанской Богоматери, проведенные Г.А. Павловичем. При изучении программ храмостроительства начала XVII века внимание исследователей в основном уделялось только одной теме - освобождению Китай-города вторым ополчением 22 октября 1612 г. и связанному с ним почитанию иконы Казанской Богоматери. 
Единственное в современной литературе доскональное исследование особенностей художественной формы зрелого зодчества XVII века принадлежит С.С. Попадюку. Формирование так называемого "московского бесстолпного храма", определившего специфику архитектуры середины столетия, было справедливо отнесено этим автором к 1630-м гг. и связано с архитектурой церкви Троицы в Никитниках. Диссертация, статьи и книга С.С. Попадюка содержат много существенных замечаний, в том числе касающихся роли внешних влияний на памятники русского зодчества, и являются, по сути дела, единственным примером обстоятельного и последовательного изучения формально-стилистических особенностей зрелой архитектуры XVII века. Наибольшее внимание автор уделяет памятникам Ярославля; многие памятники начала века он не рассматривает. Кроме того, мы не можем принять представление об имманентном развитии архитектуры, на котором строится логика работ С. С. Попадюка. В частности, представляется спорной схема, предлагаемая автором для объяснения популярности сомкнутого свода в культовом зодчестве XVII века, которая излишне широко охватывает большинство известных московской Руси вариантов бесстолпных храмов, пренебрегая частью индивидуальных особенностей каждого варианта конструкции. Такой подход строится на признании вероятности появления новых конструктивных решений в результате развития эволюционного характера, постепенного "отмирания" одних форм и "вырастания" из них других, что представляется упрощенным, так как не предполагает объективного разностороннего анализа всех обстоятельств возникновения той или иной формы, и, следовательно, не может претендовать на полноту трактовки. 
Очень существенный вклад в изучение архитектуры начала XVII в. сделали авторы публикаций отдельных памятников, описывающие результаты реставраций, обмеров, или посвященные анализу их исторического и художественного значения, пересмотру датировок. Статьи Э.Д. Добровольской содержат сделанный с позиций реставратора и историка подробный анализ ранних памятников Ярославля, который не потерял своей актуальности по сей день. Для изучения архитектуры Нижнего Новгорода исключительное значение имеют работы С.Л. Агафонова и Н.Ф. Филатова. Нельзя не отметить роль каталогов, путеводителей и популярных изданий, в которых опубликованы многие данные о памятниках начала XVII в., не попавшие в специальную литературу. Однако ряду построек, среди которых можно назвать и такие значительные произведения, как церковь Покрова в Рубцове, не посвящено ни одной специальной статьи. 
Большое значение имеют краеведческие издания и публикации текстовых источников, осуществленные в XIX - начале XX века, содержащие много информации, важной для реконструкции смыслового контекста строительства, а также и общей картины строительной активности в ранний период. 
Итак, архитектуре начала XVII в. не было посвящено специального исследования. Группировка памятников раннего периода в трудах обзорного характера страдает некоторой неопределенностью, и требует уточнения не только вследствие недостаточной изученности периода в целом, но также из-за изменения некоторых датировок в свете публикации данных новых исследований. Произведения раннего зодчества XVII в. не были рассмотрены как группа, обладающая стилистическим единством, и представляющая первый этап развития зодчества XVII в. после Смутного времени; хотя круг таких памятников и был намечен в общих чертах, состав входящих в него произведений не уточнен и не обоснован. В области изучения символико-содержательной стороны памятников архитектуры получило развитие исследование только одной из актуальных для начала XVII в. тем - почитания Казанской иконы Богоматери. Последовательность сложения программ заказа, взаимосвязь между разными направлениями программного строительства и соотношение программного строительства с рядом исторических событий не были проанализированы. 
Из сказанного очевидно, что накопленная информация по истории архитектуры начального периода XVII века требует систематизации, а в отдельных случаях - уточнения и детального рассмотрения.

5. Цель и задачи

Цель данного исследования - уяснить суть и направление художественных процессов, определивших характер архитектуры начала XVII века. Для этого представляется необходимым уточнить культурный и идеологический контекст периода, определить последовательность реализации программ заказа и их иерархию, уточнить достоверность известных датировок и расширить круг традиционно связываемых с данным периодом памятников, выявить и проанализировать принципы построения архитектурной формы, характерные для первого периода развития зодчества XVII века, последовавшего после окончания Смутного времени, что позволит провести комплексный анализ зодчества начала XVII века, основанный на совместном изучении символических и художественных особенностей архитектуры. 
Помимо этого, в исследовании ставились следующие конкретные задачи: 
- реконструировать общую картину строительной активности периода и сделать выводы относительно социальной структуры заказа - т.е., определить, какие ктиторы в преобладают для данного периода, и, следовательно, имеют возможность влиять на художественные предпочтения; 
- провести детальное сравнение принципов построения художественной формы архитектуры начала XVII века и конца XVI века. 
- выявить новшества, появляющиеся в памятниках изучаемого периода, определить его художественные особенности и место в истории русской архитектуры позднего средневековья.

6. Материал и метод.

В основу данной работы положен формально-стилистический и иконографический анализ сохранившихся памятников в сочетании с изучением исторической ситуации и программ заказа произведений архитектуры. 
Для изучения программ строительства и общекультурного контекста периода изучен ряд письменных источников - памятников летописания, писцовых и разрядных книг, актографического материала, а также тексты, связанные с избранием - наречением - венчанием на царство Михаила Федоровича и поставлением Филарета Никитича на патриарший престол. Проведен сравнительный анализ некоторых источников с аналогичными памятниками предшествующего периода (конца XVI в.). В анализе общекультурной ситуации использованы работы историков и культурологов. При изучении программного строительства большую роль сыграли историко-краеведческие публикации XIX-XX вв., содержащие значительный пласт информации об обстоятельствах строительства многих памятников, цитаты из несохранившихся клировых ведомостей и других не дошедших до нас источников, описания разрушенных памятников. При изучении текстов и общекультурной ситуации акцент делается на наиболее раннем периоде. 
Важнейшую часть работы составило рассмотрение архитектуры сохранившихся памятников, которые предоставляют наиболее полный и достоверный материал при изучении закономерностей построения архитектурной формы. Для установления аутентичности элементов существующих памятников, а также для уточнения представлений о существующих, но недоступных для осмотра частях построек использовались реставрационные отчеты (как опубликованные, так и хранящиеся в архивах), обмеры, фотофиксации и другие архивные материалы. Кроме того, используются сделанные разными исследователями реконструкции первоначального вида памятников, подвергаемые критическому анализу. 
Недошедшие до нашего времени и претерпевшие существенные искажения памятники изучены благодаря имеющемуся графическому и фотоматериалу и по разновременным описаниям. При использовании изобразительного материала и письменных источников обращалось внимание на критический анализ их достоверности. Как правило, изображения не позволяют судить о многих элементах архитектуры, поэтому памятники, известные благодаря графическому материалу, дают материал только для типологических сравнений.
Исследование сосредоточено на рассмотрении памятников каменного церковного зодчества, составляющих для избранного периода абсолютное большинство сохранившихся объектов, позволяющих изучать как закономерности построения художественной формы, так и особенности символического мышления. Акцент делается на первых, наиболее ранних памятниках, в которых формулируется направление развития зодчества, имевшее затем продолжение вплоть до середины столетия.
Итак, в работе использованы данные натурного обследования, реконструкции, графические материалы и описания памятников - для формально-стилистического и типологического анализа. Для изучения общекультурного контекста привлекаются выводы, сделанные специалистами - историками и культурологами, а также анализ текстов источников XVII века и историко-краеведческого материала, опубликованного в конце XVIII - XX веках. 
Сочетание нескольких методов исследования и разнотипного материала имеет целью многоплановый комплексный анализ сложного и малоизученного периода, который бы позволил нарисовать возможно более полную и адекватную материалу картину сложения художественных и символических особенностей его архитектуры.

7. Новизна исследования.

Изучаемые памятники ранее не были рассмотрены как единая группа с присущими ей характерными особенностями формально-стилистического и символического характера. В данной работе период 1610-х - 1630-х гг. впервые был представлен как самостоятельное явление в русской архитектуре XVII века. На основе сравнительного анализа текстов сделаны выводы относительно основных направлений государственной политики Романовых, определены наиболее актуальные для данного периода культы святых и чудотворных икон, проанализирована их связь с конкретными историческими событиями. Реконструирована временная последовательность и смысловая иерархия программного строительства. В работе впервые проведено детальное сравнение архитектуры начала XVII века с "годуновским" зодчеством, выявлены особенности, составляющие своеобразие архитектуры времени Михаила Федоровича.

8. Структура работы.

Особенности материала, поставленные цели и задачи определяют структуру диссертации, состоящей из введения, пяти глав и заключения. Каждая глава строится на использовании соответствующего решаемым в ней задачам метода. В первых главах анализируется историко-культурный контекст, программы храмостроительства и социальная структура заказа каменных построек. Две главы полностью посвящены изучению особенностей художественной формы.

Содержание     Далее --->


Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования