Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   BOAI: наука должна быть открытой Обратите внимание!
 
  Наука >> Психология | Научные статьи
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение
 См. также

Научные статьиКультурологические модели "регуляции" функции дыхания и некоторые перспективы психосоматики

Научные статьиO психологической природе алекситимии

Об одном из перспективных подходов к изучению психосоматических состояний
4.11.2000 0:00 | интернет-журнал "Ломоносов"
    

В.Ф.Коновалов

Изучение поведения человека всегда будет носить одноcторонний характер и не вскрывать всей сложности психосоматической проблемы, если не производить одновременного анализа двух взаимосвязанных и взаимопереходящих функций головного мозга - осознаваемой и неосознаваемой. "Это незыблемая истина душевного опыта, -писал психиатр Шиле, - что мы постоянно вращаемся в двойной сфере, сознательной и бессознательной. Обе эти сферы соприкасаются между собой и, как учит каждый момент нашей жизни, непосредственно переходят друг в друга" (II).

Большая динамичность психических процессов ставит перед исследователями мозга необходимость поиска моделей, на которых можно было бы изучать все многообразие отношений между осознанными и неосознанными реакциями. Важные данные для раскрытия указанных функций мозга были получены при изучении сна, гипноза, работы "биологических часов", функциональной слепоты и глухоты, субсенсорных реакций (3, 4, 7 и др.). Не отрицая перспективности указанных подходов в изучении психики человека, все же следует отметить, что они направлены в первую очередь на выявление бессознательных актов в достаточно специфических состояниях исследуемых лиц. Роль же бессознательного в обычном бодром состоянии испытуемого учитывается в меньшей мере, хотя степень участия сознательных действий в психических процессах постоянно меняется, часто уступая место автоматическим неосознаваемым актам. Недостаточное внимание к проявлению бессознательного психического состояния в нашей повседневной произвольной деятельности объясняется правде всего отсутствием соответствующих моделей, на которых можно было бы изучать одновременно оба состояния человека - осознаваемое и неосознаваемое.

При изучении в лабораторных условиях проявления некоторых психофизиологических реакций с использованием методики выявления сигналов в однородном ряду внимание экспериментаторов было привлечено к тому факту, что многие из анализируемых ответов организма протекают на неосознанном уровне, несмотря на активное бодрствование испытуемых (12, 13, 5).

Учитывая этот факт, мы поставили перед собой задачу изучить с помощью указанной методики динамику отражения различных психофункциональных состояний испытуемых в некоторых электрографических реакциях (КГР и ЭКГ) с обследованием в одном и том же опыте сразу двух лиц, роли которых определялись и четко контролировались экспериментатором.

Подобных экспериментов, насколько нам известно, не проводилось ранее, хотя актуальность одновременного исследования коллективов малых групп подчеркивалась уже в литературе (9, 14, 6, 8).

Выполнение работы в плане одновременного учета словесных и письменных ответов исследуемых о ходе опытов с регистрацией у них КГР и ЭКГ позволило нам получить определенные новые данные о проявлении осознаваемых и неосознаваемых процессов у человека в бодром состоянии, обусловливаемых психосоматическим состоянием человека.

Методика

Работа выполнена на 27 здоровых испытуемых в возрасте 20-33 лет. Всего проведено 27 опытов. В каждом опыте участвовало сразу два испытуемых. Некоторые из них в опытах участвовали повторно. Во время эксперимента оба испытуемых сидели в темной звуконепроницаемой камере на расстоянии около метра друг от друга. Одному из них перед началом обследования давалось задание выбрать по своему усмотрению какую-либо одну из пяти цветных картинок, на которых были нарисованы соответственно гусь, дятел, цветок ромашки, груша и заяц, и затем записать ее на бумаге с тем, чтобы после опыта показать экспериментатору. Если испытуемый привлекался в опыт повторно, то ему предлагали выбрать вместо перечисленных картинок одну из карт Зенера, о которой, также как и о картинке, не должен был знать ни экспериментатор, ни второй испытуемый. Затем картинки (или карты Зенера) вставлялись в ячейки специального табло, укрепленное на стене экспериментальной камеры на расстоянии 150 ом от испытуемых. Обоим испытуемым давалась инструкция смотреть на табло. Кроме того, испытуемый, который запоминал картинку и скрывал ее от второго испытуемого и экспериментатора, в момент освещения картинок должен был отвечать "нет" Второй испытуемый, согласно предварительной инструкции, должен был после окончания опыта оказать экспериментатору, какую картинку, по его чтении, запомнил первый испытуемый. Таким образом, первому испытуемому отводилась более пассивная роль (пассивный испытуемый) по сравнению со вторым, активным исследуемым, который в ходе эксперимента должен быть выявить картинку, скрываемую его соседом.

Всего за опыт исследуемые воспринимали каждую картинку по пять раз. Включение изображений на 4-5 сек. осуществлялось в случайном порядке через 5-15-секундные паузы. Длительность эксперимента не превышала 25~30 мин.

Во время опытов на 4-канальном чернилопишущем электроэнцефалографе у каждого испытуемого регистрировалась КГР по Тарханову. Электрическая активность сердца (ЭКГ) в первом стандартном отведении регистрировалась у половины исследуемых лиц.

При обработке экспериментального материала основное внимание обращалось на вероятность появления КГР в момент демонстрации картинок, выраженность амплитуд ее волн, длительность латентных периодов. Просчет ЭКГ сводился к выявлению количества учащении и урежений пульса, возникающих во время освещения картинок. С этой целью измерялась величина пяти интервалов между шестью зубцами Р-Р как до момента включения изображений, так и во время их: освещения.

Результаты исследования

Сравнение словесных отчетов активных испытуемых о том, что, по их мнению, могли скрывать пассивные испытуемые, с записями пассивных испытуемых, касающихся картинок, которые они выбрали до начала опыта, а затем скрывали, позволило вам установить следующий факт. Оказалось, что если активные испытуемые участвовали только в одном опыте, то они определяли выбранную и скрываемую пассивным испытуемым картинку в 88% случаев. Привлечение их, а также пассивных испытуемых, в повторные аналогичные опыты приводило к некоторому снижению количества правильно "угаданных" картинок В нашей работе положительные результаты у группы лиц, участвующих в опытах 1-3 раза, проявлялись в 73 % случаев.

Интересным представляется, также факт, каким образом активные испытуемые осуществляли процесс определения картинок, скрываемых их соседями по эксперименту. Согласно словесным отчетам активных испытуемых, они определяли картинки, которые выбрали и скрывали пассивные испытуемые, разными способами. Наиболее часто определение основывалось на улавливании активным испытуемым изменений голоса у пассивного испытуемого и разной скорости его ответов "нет". произносимых в момент демонстрации экспериментатором значимой картинки, т.е. той картинки, которую скрывал пассивный испытуемый. Отваги такого типа проявилась в 23 опытах. В двух опытах активные испытуемые заявляли, что в момент демонстрации значимой для пассивного испытуемого картинки они начинали ощущать прилив крови к руке и ее потепление. В одном опыте, как считает исследуемый, угадывание запомненных картинок основывалось на разной вероятности их предъявления. А именно, активному испытуемому в этом опыте начинало казаться, что значимая картинка освещалась на табло более часто, чем все остальные картинки (на самом же дела все картинки предъявлялись одинаковое число раз). И, наконец, еще в одном опыте активный испытуемый не мог понять, почему он принял решение, что пассивный испытуемый скрывает именно эту картинку, а не другую.

В связи с разной ролью двух испытуемых, участвующих в одном и том же опыте, а также в связи с выделением разных типов ответов активных испытуемых, касающихся их подхода к определению картинок, которые скрывали пассивные испытуемые, представляет особый интерес проследить, с одной стороны, отражение характера их поведения в опыте в динамике KГP и ЭКГ - реакциях, а с другой - попытаться выявить специфику изменений этих реакций у каждого испытуемого в отдельности.

При анализе фактических данных было отмечено, что у пассивных испытуемых в момент демонстрации картинок КГР возникают в течение всего опыта с латентным периодом (ЛП), не превышающем 1,5-1,6 сек. У активных испытуемых, определяющих, какую картинку скрывает их партнер по эксперименту на основе вариабельности интонаций голоса и скорости его ответов, ЛП КГР претерпевают определенные изменения, выражающиеся в увеличении их к концу опыта с 1,4-1,5 сек. до 2,1-2,3 сек. У некоторых активных испытуемых увеличение ЛП КГР могло достигать 4,5-6,0 сек. В связи с этим следует отметить, что KГР у активного испытуемого в ходе опыта, как правило, угасает полностью или частично не все картинки, кроме одной, которую он считает выбранной и скрываемой пассивным исследуемым. У пассивного же испытуемого КГР чаще всего возникает на все предъявляемые изображения. При этом нередко (в 70-80% случаев) бывает так, что наиболее выраженная амплитуда KГР у него регистрируется в момент освещения той картинки, которую он скрывает.

При сравнении ЛП КГР двух исследуемых, играющих в опытах разную роль, возникает вопрос: "А не является ли различие ЛП КГР у них результатом индивидуальных особенностей испытуемых?" С целью исключения влияния типологических характеристик испытуемых на ЛП КГР в ряде выполненных опытов роли исследуемых лиц менялись: активный испытуемый становился пассивным, а пассивный активным. Оказалось, что у активного испытуемого, ранее игравшего роль пассивного испытуемого, ЛП КГР увеличивается с 1.5-1,6 сек. до 2,2-2,5 сек., а у пассивного, наоборот, уменьшается с 3,0-3,5 сек. (ЛП его КГР, когда он играл активную роль) до 1,4-1,6 сек.

Дальнейший анализ фактических данных был направлен на поиск условий, при которых меняется вышеописанная закономерность отношений ЛП KГР пассивного и активного исследуемого, выражающаяся в том, что у первого испытуемого, за исключением только начала опыта, ЛП КГР всегда был меньше по сравнении с ЛП КГР второго испытуемого.

Оказалось, что еще в двух случаях ЛП КГР активного испытуемого может быть равным или даже меньше ЛП КГР пассивного испытуемого. Прежде всего это касается тех случаев, когда активный исследуемый успевает быстро проанализировать время ответов пассивного лица и интонации его голоса, и принимает еще до окончания опыта уверенное решение о том, какое изображение скрывает сосед по экспериментальной камере.

ЛП КГР активного испытуемого может быть меньше ЛП КГР пассивного испытуемого еще в тех случаях, когда пассивный испытуемый в ходе выполнения опыта проводит такой прием: записывает на бумаге одну картинку, а думает о другой, и таким образом совершает как бы двойной обман. При таких действиях пассивного лица, который самостоятельно, без всяких предварительных инструкций, усилил свою умственную активность за счет того, что записал одну картинку, а думал о другой, КГР может возникать у него в момент демонстрации изображения, о котором он думает, с большим ЛП, чем КГР у активного испытуемого, возникающего также в момент предъявления этого изображения.

При анализе числа волн КГР, регистрируемых у пассивных и активных испытуемых, выявляется также следующий факт. А именно, у первых чаще появляются одно-двухволновые реакции, а у вторых - многоволновые.

У многих испытуемых нами регистрировались, а затем и анализировались также ЭКГ - реакции. При просчете расстояний между шестью пиками Р было обнаружено, что динамика изменений частоты сокращений сердца пассивных исследуемых существенно, отличается от динамики изменений частоты сокращений сердца активных испытуемых. Если у первых из них основной тип ЭКГ - изменений выражался учащением пульса в ответ на предъявление картинки, то у вторых наиболее типичные ЭКГ - ответы характеризовались урежением частоты сердцебиений. Так, например, было установлено, что у пассивных испытуемых из 100 реакций сердца 75 характеризовалось учащением, 16 урежением и в 9 случаях пульс не изменился. У активных испытуемых выявлены иные соотношения ускоряюще-замедляющих реакций сердца. У этих испытуемых из 100 реакций сердца в 40 случаях оно учащалось, в 49 - урежалось и в 11 случаях частота сердцебиений не изменялась. По методу х разница в реакциях сердца пассивного и активного исследуемых оказалось высоко достоверной (табл. 1).

Таблица 1. Распределение учащающе-замедляющих реакций сердца

у пассивных и активных испытуемых при восприятии ими цветных картинок

Испытуемые

Учащение

Урежение

Итого

пассивные

75

16

91

активные

40

49

89

Итого

115

65

180

df = 1; x = 27,3; P < 0,001

Хорошим подтверждением сказанному могут служить также следующие данные, .полученные на паре исследуемых, роли которых в разных опытах менялись, т.е. во втором опыте пассивный исследуемый становился активным исследуемым, а активный пассивным. И в этом случае отмечено, что реакция сердца определяется не типологическими особенностями испытуемых, хотя полностью исключить их, по-видимому, нельзя, а тем, какая роль отводится испытуемым в опыте. Если исследуемые начинают играть пассивную роль, то учащающе-урежающих реакций сердца у них становится приблизительно одинаковое количество, если активную, заметно снижается количество ускорении пульса и увеличивается число его замедлений (табл. 2).

Таблица 2. Распределение учащающе-замедляющих реакций сердца у пары испытуемых, роли которых в разных опытах менялись с пассивной на активную и наоборот

Испытуемые

Учащение

Урежение

Итого

пассивные

40

4

44

активные

21

23

44

Итого

61

27

88

df = 1; x = 19; P < 0,001

Однако, здесь вам хотелось бы отметить, что смена ролей исследуемых ведет к изменению типа реакций сердца в ответ на предъявление цветных картинок по-разному у разных лиц. В частности, оказалось, что смена пассивной роли исследуемого на активную видоизменяет тип реакций сердца в большей степени, чем наоборот смена активной его роли на пассивную. Например, у испытуемого В. в первом опыте, когда он играл пассивную роль, учащение сердца проявилось в 22 пробах, а урежение только в одном случае. Привлечение этого же испытуемого к исполнению активной роли в опыте снизило число учащении сердца до 8; в то же время число урежений сердца увеличилось у него до 14 (х? = 18,7; Р < 0,001). Второй пример показывает иной тип смены реакций сердца в ответ на смену характера деятельности исследуемого в эксперименте. В первом опыте у испытуемого, играющего активную роль, зарегистрировано 13 учащении и 9 урежений сердца. Когда же этот испытуемый сменил активную деятельность на пассивную учащений сердца у него увеличилось до 18, а урежений снизилось до 3 (х = 3,2; Р> 0,05).

Анализируя ЭКГ - реакции испытуемых, нами также было отмечено, что принятие активным лицом правильного решения о том, какую картинку скрывает пассивный исследуемый, может сопровождаться не только более частым проявлением урежения пульса, но и увеличением выраженности на электрокардиограмме зубцов Р и Т.

У тех испытуемых, один из которых определял, какую картинку скрывает от него второй, основываясь на чувстве прилива крови к руке и ее потеплении, анализировались только KГP. Эта реакция у активного исследуемого характеризовалась быстрым угашением и слабой выраженностью по амплитуде. ЛП ее был стабильным и не отличался от ЛП КГР пассивного исследуемого, у которого данная реакция была более выраженной в течение всего опыта. Подобными свойствами характеризовались КГР активного и пассивного испытуемого и в том опыте, где экспериментатору был дан ответ, что выявление скрываемой картинки базировалось на чувстве, что эта картинка чаще освещалась в период обследования.

В одном опыте активный испытуемый не смог отчитаться о своем правильно принятом решения, какую картинку выбрал и скрывает от него активный испытуемый. Особенности динамики изменений КГР у этой пары испытуемых также представляют определенный интерес, Выражались они в следующем. В ответ на первое предъявление картинки (зайца) у обоих испытуемых синхронно появились отчетливые KГP. Предьявленные им затем картинки о изображением цветка, гуся, груши хотя в способствовали генерированию КГР у обоих испытуемых, но выраженность их не была такой отчетливой, а самое главное, с нашей точки зрения, KГР в этих случаях возникала асинхронно, В дальнейшем синхронность появления КПР у испытуемых в момент демонстрации им зайца исчезла. Первое, а затем и второе включение изображения дятла обусловило наиболее синхронное появление КГР у обоих испытуемых. При этом ЛП КГР у активного лица был такой же, или даже меньше, по сравнению с ЛП KГР пассивного лица. Последующее предъявление картинок еще болев убедительно показало, что типичность КГР как у пассивного, так и у активного исследуемого проявляется только в ответ на предъявление им дятла. Активный исследуемый в этом опыте, сам не зная почему, с уверенностью заявил экспериментатору, что его сосед запомнил и скрывает картинку с изображением дятла. Егo уверенность и правильно принятое решение, подтвержденные после опыта предварительно сделанной записью пассивного испытуемого, отчетливо проявились в особенностях динамики КГР.

Обсуждение результатов

Результаты данной работы прежде всего позволили нам показать, что ЛП КГР может служить достаточно информативным индикатором осознанных умозаключений испытуемых, анализирующих в опытах поведение и речедвигательные ответы другого участника эксперимента. Удлинения ЛП КГР у них в два, а иногда и в три-четыре раза как в зеркале может отражать психосоматическое напряжение испытуемых, принимающих на основе определенных фактов то или иное решение.

Характерные изменения зарегистрированы также в реакциях частоты сердцебиений исследуемых лиц, роли которых существенным образом различались в опыте. Анализ их показал, что у пассивных лиц, как правило, число учащений сердца при восприятии ими зрительной информации превалирует над числом его замедлений. У активных же испытуемых во всех опытах преобладали замедляющие ЭКГ - реакции над учащающимися.

Принимая во внимание литературные сведения об изменении у исследуемых лиц пульса в. разных жизненных ситуациях (2, 10), можно сказать, что желание испытуемого в наших опытах удержать в себе, скрыть от экспериментатора и другого испытуемого выбранную им картинку, вызывает большее напряжение симпатической нервной системы, по сравнению с парасимпатической, в результате чего в реакциях его сердца превалирует количество учащений над замедлениями. У активного же испытуемого, стремящегося на основе всех воспринятых им раздражений правильно определить, что скрывает его сосед по эксперименту, отмечается превалирование парасимпатической инервации сердечной деятельности над симпатической.

Заслуживающим внимания представляется также факт о степени превалирования у разных испытуемых одного отдела вегетативной нервной системы над другим. Оказалось, что у пассивных исследуемых в 82% случаев наблюдалось доминирование симпатической нервной системы и только в 18% парасимпатической. У активных же исследуемых симпатический характер сердечных реакций отмечался в 45% наблюдений и в 55% парасимпатический. Т.е. в последнем случае можно говорить о некотором балансе симпатико- парасимпатических взаимодействий у лиц, формирующих свои умозаключения на основе анализа воспринимаемых им сведений.

Как показывают результаты нашей работы, осознанные умозаключения активные испытуемые принимали не только на основе анализа особенностей речевых реакций пассивных исследуемых и их поведения в целом, но и на основе ощущения прилива крови к кистям рук и их потепления в момент демонстрации на экране картинки, которую скрывал другой участник эксперимента. Мы считаем, что в данном случав принятие решения активным испытуемым проходило более длительный этап своего развития, чем в первом случае, когда оно формировалось с самого начала опыта на основе осознанного анализа поведения и характера речедвигательных ответов пассивного исследуемого. Принимая во внимание тот факт, что основное внимание активные исследуемые обращали на свои реакции в виде потепления кистей рук и ощущения прилива крови к ладоням, можно допустить, что у них анализ происходящих во время эксперимента событий первоначально осуществляется главным образом на бессознательном уровне высшей нервной деятельности. Находя свое отражение в реакциях капилляров и потовых желез конечностей, являющихся источником генерирования КГР (1), данные физиологические процессы как раз и приводят к тому, что у активных лиц максимальное проявление ощущения потепления кистей рук и прилива крови в ним возникает в момент демонстрации на экране картинки, значимой для пассивного испытуемого.

Что касается факта, когда активный испытуемый определял, что скрывает от: экспериментатора пассивный исследуемый благодаря появлению у него чувства большей вероятности появления на световом табло одной из картинок (значимой для пассивного лица), то его объяснение в данный момент не представляется возможным. Для этого требуется проведение специальных опытов.

Более интересным представляется факт, когда активный испытуемый. правильно выявив, какое изображение скрывает его сосед по экспериментальной камере, не смог оказать, почему он так считает. У обоих исследуемых в рассматриваемом опыте возникали КГР с одинаковым ЛП., не превышающим 1,3-1,5 сек. Такие ЛП КГР обычно регистрируются в процессе формирования наличных и следовых реакций, которые плохо или совсем не осознаются испытуемыми (5). Учитывая этот факт, по-видимому, можно допустить, что в ряде случаев принятие умозаключений у человека может осуществляться в виде своеобразного озарения, когда он даже не успевает в силу быстрого перевода неосознаваемых психических процессов в осознаваемые осмыслить источник зарождения у себя мысли. Не исключено, что в данном случае мы имеем дело с тем явлением, которое в психологии известно под названием инсайта.

Литература:

1. Алдерсон А. А. Механизмы электродермальных реакций. Рига, 1985.

2. Баевский P.M., Кудрявцева В.И. Особенности регуляции сердечного ритма при умственной работе. // Физиология человека, 1975, 1, 2, с. 296.

3. Бассин Ф.В. Сознание и "бессознательное".//Философские вопросы физиологии высшей нервной деятельности и психологии. Изд-во АН СССР. М., 1963. с. 425

4. Бассин Ф.В. Проблемы бессознательного (о неосознаваемых формах высшей нервной деятельности).М.: Медицина, 1968.

5. Воронин Л.Г., Коновалов В.Ф. Электрографические следовые процессы и память. М.: Наука, 1976, с. 167.

6. Емельянов Ю.Н. Обучение общению в учебно-тренировочной группе. //Психологический ж.,1987, 8, 2, с 81.

7. Костандов Э.А. Проблема восприятия и подпороговых реакций на неосознаваемые стимулы. // Ж. высш. нервн. деят., 1970, 20, 2, с. 441.

8. Медведев В.И., Баранов Ю.A., Посохова С.Т. Личностный аспект внутригрупповых отношений в условиях частичной социальной изоляции. // Физиология человека, 1988, 14, 5, с. 739.

9. Новиков М.А. Психофизиологическое изучение группового взаимодействия. //Физиология человека, 1975, 1, 3, с. 440.

10. Рыжиков Г.В., Полянцев В.А., Величкина С.В., Пеливанов В.А. Динамика изменения частоты сердечных сокращений у студентов и экзаменаторов во время экзаменов. //Физиология человека, 1977, 3, 5, с. 891.

11. Шюле Г. Душевные болезни. Руководство к частной патологии и терапии. (ред. Г.Цимсен). Харьков, 1880, т. 15.

12. Davis R. S. Physiological respoces as а means of evaluating information. In: "The manipulation of human behavior". N.Y., 1961, p. 143.

13. Guatafson L.А., Огne M.T. The effects of verbal гesропсеs on the laboratory dection of d.eception. Psуcho-phуsiologу,19б5, 2, 1, p. 10.

14. Manrice B., Lemineur R. Detection of emotions by one aubject In another one: GSR control, personality corrrelates. Activitas nervosa superior, 1977, 19, 3, .p. 214.


Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования