Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Обратите внимание!
 
  Наука >> История >> Всеобщая история >> История Средних веков | Научные статьи
 Написать комментарий  Добавить новое сообщение

Становление Б.И. Морозова как государственного деятеля. 1613-1633 гг.

В.П. Жарков

Московский педагогический государственный университет

Боярин Борис Иванович Морозов - одна из знаковых фигур XVII в. С его именем связаны многие явления, характерные для начала нового периода в российской истории. Крупный земельный магнат, активно занимавшийся организацией промыслов, торговлей и ростовщичеством, видный государственный деятель, участник всех громких политических событий середины столетия, наконец, человек, не чуждый образованности и западным веяниям в культуре - вот каким представляется общий набросок исторического портрета Б.И. Морозова.

Однако вплоть до недавнего времени учёные обращались к фигуре "большого боярина" только в связи с изучением его колоссального вотчинного хозяйства (И.Е.Забелин, Д.И.Петрикеев). Что же касается государственной деятельности Б.И. Морозова, то она затрагивалась лишь при рассмотрении вопросов внутренней политики и социально-классовой борьбы в Московском государстве середины XVII в. (С.В.Бахрушин, П.П.Смирнов). В последние годы, в условиях возросшего интереса к историческим персоналиям личность боярина Морозова привлекает всё больше внимания со стороны исследователей. Рассматриваются его родословная и отдельные этапы служебной карьеры (В.П.Жарков), а также роль вельможи в решении украинского вопроса (А.Н.Бурдин). Вместе с тем, многие аспекты, связанные с государственной деятельностью Б.И.Морозова, остаются не изученными. В качестве одного из "белых пятен", можно назвать начальный период политической биографии молодого Бориса Морозова, время его становления как государственного деятеля. Рассмотрение основного содержания этого важного этапа - главная цель настоящей работы.

Предлагаемое исследование опирается на анализ достаточно широкого круга источников. Среди них можно выделить разрядные документы, материалы дворцовых ведомств и поместного приказа. Обнаруженные нами данные вполне позволяют проследить особенности начала служебной карьеры Б.И. Морозова.

Наиболее раннее из известных на сегодняшний день упоминаний о Б.И. Морозове можно найти в Утверждённой соборной грамоте об избрании на царский престол Михаила Фёдоровича Романова в 1613 г. Его имя встречается среди участников Земского собора, поставивших свои подписи под данным документом. Борис Морозов указан здесь в чине стольника. (РГАДА. Ф.135, Оп.1. Ед. хр. 9.) Однако в дворцовых документах сведения о его постоянной служебной деятельности начинают встречаться лишь с апреля 1616 г. Чуть больше года спустя, 5 июля 1617 г. он женился первым браком. (Дворцовые разряды. СПб.,1850. Т.1. С.220-221.)

В Московской Руси молодые представители аристократических фамилий обычно начинали придворную службу и одновременно женились в возрасте 16-17 лет. Следовательно, Б.И.Морозов родился около 1600 г., а не в 1590 г., как это традиционно было принято считать. Что же касается 1613 г., то тогда он, вероятно, находился ещё в совсем юном возрасте. По всей видимости, партии сторонников М. Романова, в которой видную роль играл дядя Бориса - Василий Петрович Морозов, требовались дополнительные голоса. Поэтому к участию в подписании Утверждённой соборной грамоты привлекались даже подростки.

Тем не менее, именно 1613 г. можно считать отправной точкой служебной карьеры в последствии крупного государственного деятеля. Будучи ещё ребёнком, Б. Морозов сделал свой выбор в пользу новой династии. В дальнейшем, на протяжении всей жизни он неизменно поддерживал и участвовал в осуществлении общего курса политики первых Романовых, направленной на усиление централизации государственной власти и развитие принципов неограниченного самодержавия. Насмотревшись в детские годы на ужасы безвластия, царившего во время Смуты начала XVII в., в более зрелом возрасте Б.И. Морозов стал последовательным сторонником идеи "порядка" и сильного государства. Деспотизм власти представлялся ему меньшим злом, чем произвол шаек разбойников и иностранных интервентов.

Возможно, в благодарность за оказанную поддержку рано осиротевшие Борис и Глеб Морозовы были взяты на житьё в царский дворец. Не случайно, придворный врач Самуэль Коллинс писал, что воспитанием братьев занимался "сам император", т.е. царь Михаил Фёдорович. (ЧОИДР. 1846. Кн.1. Отд.3. С.31.) Конечно, это не совсем так, ведь русский монарх сам был ещё слишком юн и не мог быть чьим-либо наставником. Скорее всего, Б. и Г. Морозовы стали "комнатными стольниками" и "росли" вместе со своим государем.

На начальном этапе служебной карьеры в обязанности молодого царедворца, как правило, входило прислуживание на званных обедах, проходивших с участием царя. Б.И. Морозов обычно "наряжал вина" на торжественных трапезах, устраивавшихся по случаю приёма иностранных послов. Так, в апреле 1616 г. и в июне 1617 г. он разливал хмельные напитки на обедах в честь английского посланника Джона Мерика (Ивана Ульяновича), который оказывал содействие в заключении мира между Россией и Швецией. Б.И. Морозов занимал, можно сказать, привилегированное положение среди стольников. Право разливать вино считалось важной в придворной жизни функцией, выполнение которой всегда поручалось особо доверенным лицам. Первые 10 лет службы при дворе Б.И. Морозов исправно выполнял эту обязанность, позднее закрепившуюся за другими членами его рода. В середине века на царских обедах вино "наряжал" его племянник Михаил.

С конца 1620-х гг. Б.И. Морозов уже сам начал принимать участие в переговорах с посланниками иностранных держав, правда, пока далеко не на первых ролях. Например, 14 сентября 1628 г. он присутствовал на приёме очередной дипломатической миссии, приехавшей из Персии. Во время торжественной церемонии встречи послов с царём он вместе с другими вельможами сидел "в палате по лавкам в золоте и в шапках горлатных". На следующий же день Морозов "держал ответ перед государем", в котором, судя по всему, излагал собственные наблюдения и соображения относительно того или иного вопроса. В феврале-мае 1631 г. он принимал участие в переговорах со шведскими послами. Таким образом, уже в относительно молодые годы Б.И. Морозов приобщился к решению вопросов внешней политики Российского государства.(Дворцовые разряды. СПБ.,1850-1851. Т.1-2.; АЮБ. Т.3. С.385-386.)

Находясь при дворе, Б.И. Морозов участвовал в торжественных церемониях и обрядах, связанных с бракосочетанием царя Михаила Фёдоровича. В 1624 и 1626 гг. он выполнял обязанности "поезжанного", т.е. присутствовал в царском свадебном поезде. А на следующий день после венчания "прислуживал в мыльне" государю.(РГАДА. Ф.135. Оп.1. Ед. хр. 14, 17.) На свадьбах Михаила Фёдоровича Б.И. Морозов, вероятно, чувствовал себя не уютно. Судя по всему, он вообще тяготился шумным весельем разудалой хмельной пирушки, в которую выливался любой праздник на Руси. Как человек набожный, он видел "бесовское начало" в скоморошьих плясках и забавах, весёлых свадебных песнях и обрядах. Всё это проявилось позднее, когда в 1648 г. на свадьбе его воспитанника Алексея Михайловича строгая и возвышенная церковная атрибутика вытеснила языческие увеселения. Первую свадьбу царя Алексея справляли под аккомпанемент церковных гимнов, а не под шумные и фривольные песенки скоморохов. Очевидно, что Б.И. Морозов сыграл не последнюю роль в утверждении нового обряда, пропитанного духом религиозного аскетизма.

Молодому и энергичному стольнику доверялось выполнение самых разных поручений, касавшихся повседневной жизни царского двора. Так, Б.И. Морозов "приказывал государевым словом" во время вручения наград служилым людям. 15 февраля 1630 г. он выдал лекарства из царской аптеки, предназначавшиеся для кн. И. Катырева-Ростовского, "бившего челом" государю с соответствующей просьбой. Морозову случалось выполнять и необычные поручения, связанные с появлением новых черт в царском быту: 6 ноября 1626 г. он "взял в государевы хоромы орех индейский", а второй орех разбил по приказу Михаила Фёдоровича. Весной 1633 г. Б.И. Морозов недолгое время возглавлял один из дворцовых приказов - Большую царскую мастерскую палату, ведавшую производством парадной одежды для придворных церемоний.(Богоявленский С.К. Приказные судьи XVII в. М;Л.,1946. С.276.)

В то же время военные заслуги молодого царедворца были весьма скромными. Известно, что он отличился во время обороны Москвы от поляков, т.н. "осадного сидения" 1618 г., за что удостоился царской награды. В дальнейшем воинская повинность Б.И. Морозова, как правило, ограничивалась участием в военных смотрах по случаю встреч иностранных послов. Он также поставлял из своих вотчин "даточных людей" и продовольствие для русского войска. Например, во время Смоленской войны Борис Морозов вместе с братом поставили 100 четвертей хлеба. Кроме того, у Б.И. Морозова взяли 26 пеших воинов "с пищалями".

С самого начала своей карьеры Морозову приходилось контактировать с такими в будущем крупными сановниками, как Никита Иванович Одоевский и Яков Куденетович Черкасский. По всей видимости, уже в молодые годы между ними начинали складываться непростые отношения, определившие в последствии расстановку сил в борьбе придворных группировок середины XVII в.

В молодости Б.И. Морозов завязывал знакомства со многими влиятельными людьми при дворе, способными оказать ему протекцию и повлиять на его взгляды. Среди них, в первую очередь, необходимо назвать патриарха Филарета Никитича. Известно, что миссия человека Морозовых - Поздея Внукова - ускорила обмен пленными с Польшей и освобождение отца государя. В последствии Внуков стал управляющим в вотчинах Б.И. Морозова. В августе 1619 г. Борис Морозов виделся с Филаретом в Звенигороде, а 1 сентября 1619 г., на Новый год по Византийскому календарю он посещал вернувшегося в столицу патриарха, чтобы "справиться о его здоровье". (Разрядная книга 1550-1636 гг. М.,1976. Т.2. Вып.2. С.321.) Не исключено, что именно старец внушил будущему государственному деятелю идею усиления неограниченного самодержавия.

По долгу службы Морозову приходилось общаться с Юрием Еншевичем Сулешевым, который в 1-й пол. XVII в. начал проводить политику наступления на "белые слободы" - крупные частные владения феодалов в городах. (Дворцовые разряды. СПб.,1850. Т.1. С.478.) В середине столетия Б.И. Морозов, став главой правительства, продолжил эту политику и добился полной ликвидации частновладельческих слобод. Ю.Е.Сулешев был одним из первых землевладельцев, активно занимавшихся собственным хозяйством. Он, в частности, расширял барскую запашку за счёт освоения новых земель. В последствии его примеру последует Б.И. Морозов и станет крупнейшим боярином-предпринимателем в России.

Другими влиятельными покровителями Б.И. Морозова могли оказаться Стрешневы - родственники Евдокии Лукьяновны - второй жены царя Михаила Фёдоровича. Особое значение имели дружеские отношения с Василием Ивановичем Стрешневым. Ещё в 1617 г. стольник Борис Морозов вручил царскую награду мало кому тогда известному стольнику Василию Стрешневу. С этого времени между ними завязалась дружба. Много лет спустя, в 1634 г., когда Морозову пожаловали боярский чин, окольничий В.И. Стрешнев присутствовал на званном обеде, устроенном по данному поводу. (Дворцовые разряды. СПб.,1851.Т.2. С.355.)

Удачливый царедворец нередко получал от государя щедрые награды. Увеличивался денежный оклад Б.И. Морозова. Если в 1616 г. ему платили 90 руб. в год, то с начала 1620-х гг. эта сумма выросла до 230 руб. и оставалась неизменной как минимум до 1627 г. Кроме того, Морозов получал от царя дорогие подарки: ткани, меха, шубы, посуду и иконы.

Постоянно росли земельные владения вельможи: в 1616 г. его земельный оклад составлял 800 четей пополам с братом, а в 1621 г. он получил уже 1000 четей в единоличное владение. На протяжении 1620-х гг. Морозов дополнительно получал пожалованные вотчины. Таким образом, за первые десять с лишним лет службы он смог увеличить свой земельный фонд более чем в 2 раза. Его владения располагались в четырёх уездах - Галицком, Звенигородском, Московском и Нижегородском. Они включали в себя 6 тыс. десятин пашни, 328 крестьянских и бобыльских дворов с населением 461 человек мужского пола. (Петрикеев Д.И. Крупное крепостное хозяйство XVII в. По материалам вотчины боярина Б.И. Морозова. Л.,1967. С.20.) В 1620-е гг. Б.И. Морозов был вотчинником средней руки, но по размерам своего хозяйства он превосходил других стольников. Об этом свидетельствует большое число даточных, поступавших из его вотчин. Не исключено, что уже в это время начала проявляться необычайная страсть к золоту, которую Морозову приписывали современники. Фантастические богатства, оставленные вельможей после смерти, очевидно, начали собираться им ещё в молодые годы.

В 1633 г. Б.И. Морозов получил назначение на должность воспитателя царевича Алексея - наиболее вероятного наследника престола. Год спустя ему был присвоен чин боярина. Именно с этого момента можно говорить о наступлении нового этапа его политической биографии. Начиная с 1633/1634 гг. Б.И. Морозов выступает как вполне зрелый государственный деятель, в обязанности которого входило такое важное с политической точки зрения дело, как руководство воспитанием будущего царя. Теперь боярину предстояло самому делиться богатым жизненным опытом и мировоззрением, сформировавшимся за долгие годы постижения перипетий придворной жизни, с которыми он столкнулся в рассмотренный нами период.


Написать комментарий
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования