Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Обратите внимание!
 
  Наука >> Филология | Книги
 Посмотреть комментарии[1]  Добавить новое сообщение
 

2.3. логос и пафос. Источники изобретения

2.3.1. Средства риторики и лингвистики Переход пафоса в логос есть выражение --- словесное воплощение замысла, осуществление речевой коммуникации, когда создатель речи выразил замысел своего изобретения, а получатель речи достаточно понял этот замысел и смог дать ему оценку. Понимание речи с точки зрения риторики есть восприятие речи как языковых знаков, ясное представление о том, что хотел выразить создатель речи, и оценка как замысла речи, так и исполнения этого замысла речевыми средствами. В теории монолога это значит описание речевых средств, находящихся в распоряжении создателя речи. С точки зрения речевых средств не имеет значения, каков создатель речи: является ли он отдельным физическим лицом (говорящим или пишущим), коллегиальным автором (когда один пишет, а другой подписывает или издает), коллективным автором (когда группа людей создает текст на основании разделения труда). Важен конечный результат --- удобовоспринимаемая и удобопонятная речь, выражающа пафос создателя речи. Анализ речевых средств в риторике отличается от анализа речевых средств в стилистике и грамматике, лингвистике. Лингвистика рассматривает инвентарь языковых средств, имеющихс равно в распоряжении создателя и получателя речи, описывает их по раздельности в словаре и систематизирует в грамматике (включая в грамматику фонологию и грамматологию). При описании языковых средств лингвистика считается со стилистикой, вопервых, тем, что отбирает в состав инвентаря только те слова (литературного языка, диалекта, профессионального языка), которые характеризуютс всеобщностью употребления в данной сфере общения. Этим она заботится о чистоте речи, т. е. применяет стилистические критерии отбора средств языкового выражения. Другим пунктом сближения лингвистики и стилистики являются стилистические пометы в словаре литературного языка, которые позволяют характеризовать стилистическую дифференциацию языковых средств. Описывая язык, лингвистика прибегает еще к одному виду описания. Она анализирует авторскую речь, составляя авторские словари. Составление словарей авторов не считается с понятием чистоты речи, т. е. со стилистическим критерием, но рассматривает средства языковой выразительности, которые применял данный автор. По таким словарям можно судить не только о языке автора в лингвистическом смысле, но и о мыслях автора, хотя бы о тематике его речей. Этим лингвистика делает шаг навстречу риторике. Одновременно лингвистика приходит на помощь автору, составляя словари-тезаурусы, позволяющие говорящему и пишущему находить нужные средства языкового выражения. Это еще один шаг лингвистики навстречу риторике, так как тезаурус обеспечивает изобретение речи. стилистика со своей стороны проявляет заботу о риторике тем, что выдвигает основные требования к стилю авторского красноречия, каковыми являются: полнота, краткость, чистота. Под полнотой понимается исчерпывающее изложение мыслей, которые желал выразить создатель речи для получателя, когда создатель изложил то, что он хотел, а получатель может полностью оценить замысел. Под краткостью понимается наиболее экономное воплощение полноты, когда замысел выражен наиболее экономными средствами. Под чистотой понимаетс соответствие словарной норме. Эти критерии стиля направлены на то, чтобы облегчить понимаемость и восприимчивость речи и служат риторике. С другой стороны, стилистика разрабатывает виды стиля: высокий, низкий, средний --- и стилистическую дифференциацию текстов. В этой стилистической дифференциаци и текстов учитываются такие черты стиля, как разговорнос ть, письменность (в отличие от разговорности), официальность (в отличие от фамильярности или просторечности), литературн ость (в отличие от официальности и просторечности) и т. п. Такие характеристики единиц языка и форм синтаксиса и фонации направлены на то, чтобы облегчить задачи лингвистики, сделать выбор и лингвисти ческое описание языковых средств более обоснованным. риторика при изучении средств языкового выражения пользуется достижениями лингвистики и стилистики. риторика воспитывает обилие слов у ритора, следователь но, пользуется тезаурусами как общим средством создания слов и авторскими словарями для изучения авторского творчества. риторика пользуется также данными стилистики. Так, полнота, краткостьстиля есть нормативное стилистическое требование к ритору, а виды стиля служат выбору слов при построении речи. В руководствах по риторике можно встретить иногда смешение задач риторики, стилистики и грамматики. Но риторика имеет свои принципы подхода к речевому выражению, которые отличают риторику от стилистики и лингвистики.
Таблица 2.4
В таблице 2.4 обобщенно показаны различия филологических дисциплин между собою (стр. 179). Из конфигурации критериев разделения филологических дисциплин видны их связи и различия. Лингвистку объединяет с риторикой стремление сделать понятными как речь вообще, так и любую конкретную речь. Стилистику объединяет с риторикой стремление образовать авторскую индивидуальность. Стилистику объединяет с лингвистикой лингвостилистика, т. е. стремление сформировать общепринятые нормы и средства стиля. Из этого следует, что средства языкового выражения, изучаемые в риторике, это особенности применения языка и стиля в конкретном высказывании. 2.3.2. Средства стилистики и риторики При изучении словаря в риторике рассматриваются не только слова с позиции чистоты их применения, т. е. соответствия нормам лингвистики, но и слова, созданные автором, --- солецизмы, заимствования из иных языков по тексту речи и видоизменения значения слов, которые создал автор в данном произведении, т. е. тропы. Рассматривая формы построения предложений, их частей и сочетания этих частей в целый текст, ритор считается с лингвистикой и стилистикой, но рассматривает свойства данной речи. Свойства данной речи --- это ее членимость звуком и графикой, распределением словарных элементов речи так, что образуютс неграмматические фигуры (многосоюзие, асиндетон, традукция), расширение и сжатие речи при относительном тождестве смысла. Рассматривая элементы, из которых составлены предложения и их части, риторика рассматривает не только грамматическое понимание модальности предложений, но и неграмматическое их понимание (риторический вопрос), не только использование союзов в союзной функции, но и использование их в несоюзной функции (как образ действия, как уподобление). Анализируя сложные лексические единицы словосочетаний, риторика рассматривает не только грамматические связи (например, определения), но и индивидуально смысловые связи (например, эпитеты). Примеры показывают, что, исследуя речевое выражение, риторика стремитс выделить то, что может характеризовать данную речь, и только ее. Способы изучения речи в стилистике отличны от риторики. В стилистике могут использоваться те же категории, что и в риторике, выбор слов, ритм речи, фигуры речи, но в отношении не к индивидуальному речевому произведению (как его делать и понимать), но в отношении к типичным, характерным дл данной сферы общения способам выражения. Поэтому, начиная от категории анализа средств выражения, принятых в риторике, стилистика строит учение о классах стиля, принятых в тех или иных сферах общения: индивидуальный стиль, авторский стиль, функциональный стиль, стиль времени. В разделе индивидуальный стиль стилистика как будто совпадает с риторикой, так как анализируется способ языкового выражения в данном отдельном тексте, но в риторике анализ приемов, примененных в данном тексте, служит уяснению содержания текста, а в стилистике служит материалом для проведения сравнений в кругу подобных анализов и типизации текстов по результатам сравнений. Риторический анализ средств языкового выражения также комплексен, так как реальность языкового выражения синтетична. Разделение, проводимое риторикой, сво
Таблица 2.5

дится к выявлению таких качеств речи, как воспринимае мость, оцениваемость (т.е. удобство или неудобство выражения для оценки содержания). Таким образом, как следует из таблицы 2.5, категории речи, интересующие риторику, группируются следующим образом (стр. 181). 2.3.3. Языковые средства риторики Таблица 2.5 показывает, что разделение анализируемых риторикой явлений речи находится в прямой зависимости от передачи информации. Оцениваетс речь с точки зрения ее способности нести и передавать инфор- мацию. Этот тип изучения совершенно не представлен в лингвистике и теории связи, которым нет дела до индивидуальности акта общения. Очевидно, что он отличен и от стилистики, которая не исследует воспринимаемость, понимаемость и оцениваемость. И лингвистическая, и стилистическая интерпретация акта общения зависит от риторики потому, что риторика дает итоги своего анализа этим дисциплинам. Схема 2.12 показывает, что разбор средств выражения конкретной речи обеспечивает ее воспринимаемость, понятность и оцениваемость на фоне лингвистических и стилистических знаний. 2.3.4. Ритм речи Ритм речи в своих основах выражается членимостью речи. Речь вне членимости есть нуль смысла. Таким образом, основа ритма --- сочетание звучания и пауз. Цицерон указывает три рода пауз: малая, средняя и большая. Их разница составляет 2-3 единицы объема молчания как отношение меньшей паузы к большей в зависимости от темпа речи, его замедления и ускорения в процессе данной речи. Малая пауза, по Цицерону, ставится после фразы, средняя --- после колона, большая --- после периода.
Схема 2.12
Под фразой Цицерон понимает лексическую единицу --- слово или словосочетание, - конструктивную часть предложения, выражающую цельное (нерасчлененное или расчлененное), но единое понятие, которое должно сочетаться с другим понятием. Под колоном понимается деление речи, когда понятия сочетаются и это сочетание минимально определено (что-то вроде английского поняти clause), а, по русской традиции, простое предложение, или главное предложение, или придаточное предложение. После колона следует пауза средней величины. Пауза самого большого объема следует после периода, т.е. сочетания понятий или последовательности таких сочетаний, когда говорящий выразил относительно законченную мысль и слушающий удовлетворен ею. На письме этому соответствует абзац. Пауза нужна для того, чтобы в процессе произнесения слушающий воспринимал речь, т.е. сознавал состав языковых знаков, а во время паузы понимал речь, т.е. вникал в содержание речи и оценивал его. Благодаря членимости произношения паузами возникает возможность передачи сообщения. Эти отношения в свернутом виде даны азбукой Морзе, исключающей тембровые и мелодические разнообразия речи. Азбука Морзе --- телеграфный код, содержит только длинные и короткие звучания и паузы между ними, составляющие буквенный код, но демонстрирующие природу языка как делимость временной протяженности сигнала. Разнообразие пауз в азбуке Морзе демонстрирует членимость речи по смыслу. Графическое представление идей Цицерона можно продемонстрировать знаками препинания, которые делятся на знаки препинания внутри предложения (запятая, точка с запятой, двоеточие, тире) и знаками после предложения (точка, восклицательный знак, вопросительный знак).
А.Н. Качалкин, рассматривая историю знаков препинания в русском языке, показывает, что первоначально был единый знак препинания --- крестик (+), который ставился в строке по завершении колона, потом крестик был упрощен до двоеточия, а затем двоеточие было сокращено до точки. На этом фоне, по А.Н. Качалкину, развились все другие знаки препинания, которые ориентируют не только ритм и осмысление речи, но и характер осмысления [16]. Например, запятая отделяет фразы (по Цицерону, сочетания слов или отдельные слова, выражающие одно и то же понятие), точка с запятой --- сложные фразы, двоеточие - перечисление, тире --- предикативную паузу и т. п. Письменная речь образовала новые формы ритмического членения, добиваясь точности понимания. К ним относится пробел между словами, все знаки препинани внутри предложения, после предложения, абзац, кавычки, двойные и одинарные, а также различие шрифтов, авторских почерков и графического расположени текста на плоскости листа. Графическое членение речи дает дополнительные сигналы к ее восприятию, пониманию и оценке. Всякое звучание или видимая графика, помимо расчленения ради восприятия, понимания и оценки, по замыслу создателя речи может обладать той или иной степенью ясности. В звучащей речи это достигается темпом, громкостью и периодичностью речи. Более быстрый темп уменьшает ясность, замедленный - увеличивает ясность, более громкая речь увеличивает ясность, тихая - уменьшает. Периодичность речи ослабляет внимание, непериодичность усиливает. Громкость речи, чрезмерная для данных акустических условий, уменьшает ясность, речь чрезмерно тихая также уменьшает ясность, но чрезмерно громкая речь ослабляет внимание, а тихая и чрезмерно тихая речь усиливает внимание. Ритор пользуется этими качествами речи, связанными с ясностью, которую следует истолковать как риторское действие ради достижения степени понимаемости речи. Ритор может воздействовать на аудиторию изменением темпа, ослабляя или усиливая восприятие речи, или громкостью с целью усилить восприятие или ослабить внимание (и понимание), или периодичностью с целью ослабить внимание и добиться такого восприятия и понимания, когда ослабевает оценка содержания речи. 2.3.5. Периодичность и метрика речи Периодичность речи образует как бы фон, на который обращает внимание слушающий, и тогда оно распространяется между восприятием и пониманием и, соответственно, падает возможность оценки речи. Периодичное построение речи обычно сопровождает ся замедлением темпа и возвышением громкости для усиления ясности речи, если это входит в замысел ритора. Непериодичная речь в своей фонации и графической форме направлена на повышение внимания и, следовательно, применяется тогда, когда хотят добиться наибольшей ясности речи. По признаку периодичности-непериодичности речь делится на: нестиховую, стиховую и смешанную (стиховую-нестиховую). Нестиховую речь называют прозой, стиховую --- стихами, а смешанную делят на ряд переходных форм: белый стих, верлибр, стих в прозе --- между периодичной (стиховой) и непериодичной (прозаической) речью. Таким образом, как показано на схеме 2.13, речь по отношению к возбуждению внимания делится на три вида (стр. 186).
Схема 2.13
Эта фоническая структура ритмов речи отражается в графике типом формирования строк. В прозе длина строки обусловлена размерами листа, в стихах --- периодичнос тью звучания. В прозо-поэтических формах речи применяются оба вида графической организации: в белом стихе --- по стиховым строкам, в стихе в прозе --- по площади листа, в верлибре применяются оба типа графической организации. В прозаической (непериодической речи) существует яркая индивидуализация ритма данного словесного произведения. В письменной речи построение ритмической формулы текста таково: число пробелов на число знаков препинания внутри предложения и число знаков препинания внутри предложения на число знаков препинания, оформляющих предложение и то же относительно абзацев, показывает, что формула первых трех абзацев любого прозаического текста уникальна. Она может служить адресом текста в речевом процессе как целом. Это значит, что риторы прибегают к непериодической, прозаической речи тогда, когда хотят доказать и показать уникальность своего замысла, своего пафоса. В случае стиховой ( периодической) речи ее периодическая организация зависит от того, какова фонетическая структура языка и какова литературна и фольклорная традиция построения текста. Греколатинская традиция строит периодичность на основании соотношения стоп (этимологически --- притоптываний). Китайская традиция строится на чередовании ровного тона (пин) и неровных тонов (цзэ). В обоих случаях структура стопы  --- расположение ударного слога по отношению к безударным и структура чередования тонов --- дает счет слогов. Строка имеет внутреннее размерение как число слогов, принятое дл данного произведения. Слог же есть элементарная часть звучания речи, а строка отражается в графическом построении стихового текста. Фонационнографическое построение стихового текста составляет метрику текста. Метрика текста опознается слушающим и формирует в нем ожидание повторения звучания и тем самым предсказанность следования текста, которая ориентирует его внимание на фонационнографическую сторону текста. Тем самым метрика, как говорил Б.В. Томашевский, составляет фон для введени смысла. Смысл вводится и виден в графике благодаря знакам препинания как семантическое членение текста, то совпадающее, то несовпадающее с делением на строки, стихи, двустишия, строфы (аналоги периодов в прозе). Это смысловое деление, прозаизующее смысл слова ради его индивидуализации как произведения речи, Б.В. Томашевский назвал ритмом стиха [36]. Это название подчеркивает, что смыслообразование в стихах и в прозе происходит одинаковым образом. Различие между стихами и прозой состоит в отношении ритора (поэта) к типу внимания аудитории. Прозостиховые тексты классифицируются следующим образом: стих --- белый стих --- верлибр --- стихотворение в прозе --- проза. Белый стих сохраняет стопную метрику, но не имеет рифмы. Рифма в стиховой речи подчеркивает начало и конец строки. Поэтому в разных поэтиках рифма может либо начинать строку (как в классической тюркской поэзии), либо заканчивать строку (как в греколатинской поэзии). Рифма, кончающая строку, является не только делимитативным средством метрики, но своеобразным оператором смысла: рифмующиеся слова и строки составляют пары, контекстный смысл которых в данной ситуации воспринимаетс как антонимический. Отбрасывание рифмы в белом стихе лишает стих этой контекстуальной расцветки и тем ослабляет внимание к звуковой метрике, переводя внимание на смысл. Стихотворение в прозе с содержательной точки зрения есть бессюжетное лирическое построение, выполненное вне явной метрической техники. Это значит, что автор снимает влияние метрики (убаюкивающее внимание) и сосредоточивает внимание читателя на предметнообразном смысле. Верлибр есть метрическое построение, где метр создается не звуком, а регулярным повтором синонимизирующихся лексических единиц --- слов и словосочетаний. Такая группировка синонимов образует внутренний смысловой метр, в котором все внимание читателя и слушателя концентрируется на умственной операции осознания гиперонимов, которые не названы, но представлены в тексте подбором ряда синонимов. Так строятся гимнографические тексты. Например, молитва святым равноапостольным Кириллу и Мефодию пишется в строках, как проза, но слова можно расположить по смысловым клаузулам: <Яко Апостолам единоравны> <и Словенских стран учителие> <Кирилл и Мефодие Богомудрие> Владыку всех молите <вся языки Словенские утвердите в православии и единомыслии,> <умирите мир и спасти души наша.> Угловыми скобками отмечены синонимические ряды, составляющие смысловой метр. Гимнография --- труднейший вид текста, так как подбор синонимов должен давать основные признаки гиперонима, которые представляют существо идеи и реальности. Наложение гиперонима --- явное или неявное, осознанное или неосознанное --- составляет правильность мысли. 2.3.6. Добавочные средства ритмообразования Кроме фоникографического построения ритма речи, существуют добавочные средства ритмообразования. Одни --- грамматико-фонетические, другие --- лексико-фразеологические. К грамматико-фонетическим относятся: а) многосоюзие ( и плащ, и стрела, и лукавый кинжал...); б) бессоюзие ( швед, русский колет, рубит, режет...); в) традукция --- повтор одного слова в разных грамматических формах (он захотел стать человеком, сильно хочет этого, но, увы, он лишь хотел бы этого, так как ничего не сделал человеческого). К лексико-фразеологическим относятся: а) параллелизм (ах кабы на цветы, да не морозы...); б) хиазм  --- параллелизм обращенный (я в мире и мир во мне...); в) градация --- расположение синонимов по степени нарастани или убывания качества (доходить до слуха...слышаться...
звучать...греметь). Грамматико-фонетические средства представляют собой смысловое ударение, которое подчеркивается однородными звучаниями или однородными паузами. Лексико-фразеологические средства ритмообразова ния предназначены дл создания внутреннего смыслового ритма, когда слушатель или читатель ожидает слов соответствующего смыслового ряда и при этом его внимание сосредоточиваетс на этом ожидании, так как смысл целого ему как бы предсказан построением. Для построения речи, стиховой и нестиховой, важно, чтобы язык предоставлял в распоряжение ритора фонетические и смысловые возможности расширять и сокращать объемы звучания. Для этой цели существуют приемы расширения или сокращения объемов звучания одного и того же слова или паузы, замедляющей слово. Эти приемы в античной теории языка назывались "претерпеваниями". Но этот термин скрывал в себе и изменение слов по грамматическим формам, и фонетическое варьирование слов по грамматическим формам, и фонетическое варьирование слов и пауз для выражения одного и того же содержания. В риторике следует сохранить термин "претерпевания", имея в виду, что это такие фонетические изменения слов, которые не связаны со словоизменительной морфологией, и хотя их и используют словообразовательные морфемы и фонетические инкременты, но их контекстное применение связано не с переменой значения, а с ритмом речи. Таких претерпеваний всего восемь: 1. Протеза --- прибавление других звуков к началу слова: "рожденный - нарожденный". 2. Метатеза --- перестановка звуков в середине слова: "вневременный - невовременный". 3. Эпентеза --- прибавление звуков в конце слова: "лиса - лисица". 4. Энклитика --- добавка значащего элемента, который лишаетс значения: "злостность --- злостностность". 5. Сокращение окончания , как у И.А.Крылова --- "тихохонько медведя толк ногой", --- вместо толкнула ногой. 6. Аббревиатура буквенная --- когда используются буквы, начинающие слова, и создается та же по смыслу лексическая единица, но с кратким звучанием: "Московский государственный университет --- МГУ". 7. Сложно-сокращенные слова --- слова, сохраняющие части слов, составляющих словосочетания и отдельные слова: "Высшее техническое училище имени Баумана - МВТУ Баумана". 8. Диереза --- пауза, используемая как эллипсис --- пропуск слова, которое подразумевается по контексту: "Ввели и --- чарку стук ему! И не дышать - до дна!" 2.3.7. Тон как источник изобретения Звуковой ряд и его ритмика, включая внутреннюю схему смыслового ритма, есть первоначальная опора изобретенной и создаваемой речи. Поэты, когда описывают свое творчество, подчеркивают, что звукомузыкальный строй является канвой, на которой строится далее выбор слов для создания словесного ряда. А. Блок говорит о том, что в его душе рождается некоторый гул, имеющий как бы космическое происхождение, в который потом вписываются слова. Это же подтверждают В. Маяковский в своей работе "Как делать стихи" и О. Мандельштам в своем исследовании "Разговор о Данте". Подобные высказывания есть у многих других поэтов. Прозаики --- не только художники слова, но и люди, создающие деловую речь, --- должны сначала, как они говорят, найти "тон" речевого произведения, в который вписываются слова. 2.3.8. Слова как источник изобретения Слова, таким образом, как бы второй этап создания средств выражения. Обычно сначала находят ключевое слово и сочетание слов, которое лучше всего характеризует "тон" сочинения и отвечает разрешению замысла. Это ключевое слово или слова как бы тянут за собой поясняющие его неключевые слова. Эти неключевые слова служат средством развития доводов. В центре доводов, как было сказано, находится пример --- словесное название реалии или мысленной конструкции. Изобретение ключевого слова есть выбор синонима для именовани примера. Таким образом, создание примера, с точки зрения выражения, есть выбор синонима или, если подходящего синонима нет, --- создание нового слова. Ключевым словом нередко является название (так в романах Л.Н. Толстого "Война и мир", "Воскресение" и т. п.). При избрании ключевого слова он всегда есть или новая форма, или новый смысл, образованный на старой форме (ср. названия "Курымушка" и "Детство"). Это явление в риторике называется выбором слов. В стилистике под выбором слов понимают фактически редактуру уже созданного ритором текста с точки зрения "понятности читателю и слушателю", т. е. с точки зрения принятых норм стилистики. Редактура текста производится и ритором, но тогда он действует не как ритор, а как стилист, готовящий свое сочинение к публикации (устной или письменной). Выбор слов в риторике --- это, по сути дела, изобретение названий, являющихс основой для построения доводов, которые возникают из содержания --- намерени и/или "тона" высказывания. При этом выборе слов ритор опирается на характер языка, в котором он творит. С точки зрения риторского творчества языки неодинаковы. С одной стороны, существует индивидуальный личный язык ритора, который обычно представляет некоторую индивидуальную смесь языковых систем: диалектов, профессиональных языков, языковых систем разных, родного и иностранных, литературных языков. С другой стороны, ритор считается с тем, что результат его выбора должен быть понятен. Образуемая им ноэма (выражение А.Ф. Лосева), обозначающа мысль, выраженную в ключевом слове и его синонимах по тексту, должна быть усвоена аудиторией, которая предположительно для ритора владеет определенной языковой и стилистической системой. Поэтому языковые ресурсы для выбора ключевого слова ограничены: "Заметки Вестернизированного Психопатического Орального Эпилептонда с Относительно Либеральными Ценностями". "Русская Рулетка, или Солдатская Каша из Топора". "Декларация Circom Regional" "Чешма" Гейт" (Все --- журнал "Среда", 11, 1996.) Здесь перечислены некоторые возможности изобретения ключевых слов: "Чешма" Гейт --- солецизм, созданный из названия сатирической газеты Чешма и слова Вотергейт, обозначающего политический скандал (смысл: "политический скандал вокруг газеты "Чешма"). "Декларация Circom Regional" --- прямое название журнала Circom Regional, занимающегося вещанием на регионы и принадлежащего регионам. Часть названи дана как графическое заимствование. "Русская Рулетка, или Солдатская Каша из Топора" образует ноэму, показывающую плохое состояние армии, служба в которой совмещена с определенным риском. "Заметки Вестернизированного Психопатического Орального Эпилептонда с Относительно Либеральными Ценностями" составлено из ряда новозаимствованных слов, иронично по отношению к заимствованиям и рисует тот факт, что следующий за названиями текст морально характеризуется самим автором. Солецизмы представляют собой словотворчество, т. е. создание слова с новым материалом, звуковым и графическим. Солецизмы должны узнаватьс аудиторией. Аудитория примерно понимает смысл солицизмов. Тем не менее смысл солецизмов всегда несколько энигматичен. Солецизмы в риторическом изобретении используютс для привлечения внимания к истолкованию этого смысла в контексте речи. Заимствования в риторическом изобретении бывают двух родов: заимствования из другого языка и заимословия. В заимствованиях из другого языка может использоваться как произношение, так и начертание, причем, как в солецизмах, в них отражается желание образовать загадку, которую слушатель или читатель должен разрешить по ходу речи. В заимословиях ключевое слово является как бы цитатой из известного текста. В данных примерах "Circom Regional" --- заимствование, "Русская Рулетка, или Солдатская Каша из Топора" --- цитаты из известных текстов --- заимословия, с приданным им новым содержанием. Оба эти приема опираются на языковую эрудицию читателя. Поэтому применение этих приемов в риторической практике связано с ресурсами языка, на котором происходит риторическое творчество. Ресурсы языка для риторического творчества связаны со стилем языковой системы. Стилем языковой системы в риторике называется результат сложени языковой системы из тех текстов и функциональных стилей, которые характеризуют современное ритору состояние этой системы. Те языки, в которых по условиям их функционирования не сложилось развитой терминологии, вынуждают ритора прибегать либо к солицизмам, либо к заимствова ниям. В языках, где терминосистемы развиты, самым простым и обычно применяемым способом выбора ключевых слов является создание словосочетаний из существующих названий. Лишь иногда в таких языках с целью прибегают к тропам, например, "кварк" --- творог. История словаря каждого языка своеобразна. Большинство современных развитых языков строит свой словарь из заимствований (не заимословий). При этом бывают два направления заимствований. Одно, как в русском языке, можно назвать диффузным. Диффузный путь построения заимствованного словаря характеризуется тем, что источники заимствования не подвергаются стилистическому регулированию, а сами заимствования возникают по мере надобности в зависимости от характера языковых контактов. При этом заимствованные слова стилистически слабо маркированы: "порты" --- слав. "штаны" --- тюрк. "брюки" --- франц. "трусы" --- англ. "панталоны" --- итал. "кальсоны" --- италофранц. Русский язык не считает эти слова стилистически маркированными. Другие языки, как английский или японский, оказываются избирающими источник заимствования в связи с типом образования. Английский литературный язык ориентируется в заимствованиях на романскую (латинско-старофранцузскую) лексику, а японский --- на китайскую лексику. Становление и развитие новых литературных языков проходило под сильным воздействием систем образования, ориентированных на классические источники культуры. Эти источники затем развивались на новой почве. История китайского языка сложилась иначе. Хотя китайский язык не чужд заимствованиям и в определенные периоды своего развития активно заимствовал слова из пали, монгольского и манчжурского языков, все же благодаря традиционной системе образования, основанной на высокой классике, китайский язык следует классической традиции. Китайский ритор стремится создавать ключевые слова из источников родного языка, а в случае заимствования вещи или поняти
предпочитает действовать методом калькирования ("шоуиньцзи" --- букв. "воспринимающий звук аппарат" --- радиоприемник). Отсюда для английского и японского языков заимствования и солецизмы - новые слова, построенные на основе заимствований , --- всегда стилистически маркированы. 2.3.9. Тропы Важнейшим моментом в становлении и развитии стиля языка является истори образования и образованности. В зависимости от истории смены образовательных систем или их традиционности складывается отношение к словам, так сказать, "вкус слова". Вкус слова определяет возможности его семантического использовани при создании тропов, т. е. переносных значений. Тропы как способы создания переносных значений универсальны. Хотя классификаци тропов может быть только детализирована по разным признакам, тем не менее, главных видов тропов шесть: 1. Метафора --- "рука руку моет". Прямое значение понятно из техники мытья рук. Переносное: подобно тому, как рука моет руку, два человека помогают друг другу, чаще всего в делах нечистых, так как грязные руки омываются одна другой. 2. метонимия --- "он здесь первая рука" --- он здесь главна персона. Слово "рука" исходно обозначает порядок карточных ходов. Первая рука --- первый ход в картах, начало игры. Первая рука --- лицо, начинающее дело, отсюда --- главное лицо. Перенос происходит по роли в общем деле. 3. синекдоха --- "мастер золотые руки", т. е. лучший мастер. Поскольку руки --- та часть тела, которая выполняет работу, то слово "руки" переносится на человека как на целого деятеля. Слово "золотой" метафорически значит "лучший". 4. аллегория --- "рука Москвы", т. е. действие, производимое Москвой. аллегория --- иносказательное обозначение одной и той же вещи с целью избежать прямого высказывания "влияние Москвы" и тем самым усилить смысловое воздействие. 5. антономасия --- "у него во власти рука", т. е. у него есть возможность действовать через знакомого, своего человека, благодар которому можно влиять на решения. Это значит, что предмет обозначает действие или состояние. 6. Перефразис --- "дать на руки --- дать на лапу", т. е.
дать взятку. Прямое значение --- положить деньги на руку, перефразическая замена на синоним " рука --- лапа" изменяет стиль высказывания за счет снижения оценочного значения слов. Тропы служат для создания новых именований из материала существующих слов для того, чтобы изобразить предмет речи, дать ему характеристику через ключевое слово. В зависимости от стиля языковой системы тропы при назначении ключевых слов бывают удачными и неудачными в смысле полноты, точности и краткости выражения содержания ноэмы (понятия, являющегося основой развития текста). Например: "Родос бросает вызов Италии" (рекламная статья о туристком агентстве). Слова "бросает вызов" --- калька с английского "challenge", что по-английски значит "соревнуется". Порусски "бросать вызов" не дает переносного значения и значит "вызывает на бой, на поединок, приглашет подраться" и т.п. Ничего этого в замысел статьи не входит. Так, слово "ревновать" поанглийски be jealous, взятое из французского, означает досл. "смотреть сквозь жалюзи", подглядывать. Напротив, заголовок "Путешествуй, если хочешь быть здоров" есть заимословие, фрагмент текста из спортивной песенки. Этот заголовок не противоречит "вкусу слова". Удачная антономасия: "Лучшей российской здравницей будет Кипр". Таким образом, чувство, "вкус слова" характеризуют опытных и искусных риторов. 2.3.10. Фигуры Риторические фигуры речи служат разработке доводов и их соединению, а также созданию эмоционального впечатления. Для разработки доводов служат пояснитель ные фигуры речи. Пояснительные фигуры речи есть текстовая синонимизация, конструирующая ноэму --- предмет мысли, разрабатываемой в речи. В принципе возможны три способа синонимизации: 1. Пояснение --- группа слов, заключенная в скобки или вводима такими словами, как "то есть", "например" и другими подобными по смыслу, которые раскрывают и детализируют смысл основного слова: "Дача (при условии, что вы сумеете по таким дорогам до нее добраться ) превращается в полный нонсенс" ("АиФ", 30, 1996). "Некоторые политики, ссылаясь на мнение больших милицейских и фэсбешных начальников, выступают за арест граждан на основании оперативных данных, т. е. по сути дела без достаточных доказательств преступного деяния, на основании всего лишь подозрений" ("Деловые люди", 68). 2. Собрание синонимов --- сведение синонимов, различающихс либо стилистически, либо по системе качества: "Лето началось дождями и дождями продолжилось, и невозможно вспомнить ни одних выходных, когда бы не хмурилось, не накрапывало, не лило, по крайней мере один день из двух" ("АиФ", 30, 1996). 3. Синонимизация контекстом --- несинонимические слова приобретают синонимическое значение в контексте: "Жильцы развалюшки, расположенной, кстати, в двух шагах от "Белого дома", не поленились два раза сходить на выборы, чтобы отдать голоса за нашего хорошего мэра и за нашего, приятного во всех отношениях президента. Кроме того, не пожалели они времени, сил, нервов, чтобы прорваться на прием к господину Бочарову, начальнику ТУ "Пресненское". Начальник авторитетно заявил, что ..."дом не авариийный, а ветхий". ("АиФ", 30, 1996). Слова "времени, сил, нервов" синонимируются в контексте их гиперонима "усилия", слова "не аварийный, а ветхий" в устах Бочарова антонимы, в статье - синонимы слову "негодный". Эти три основных приема являются средством, контролирующим ноэму. Так складывается образ --- понятие с многими признаками, составляющее вместе с ключевым словом довод. Расположение синонимов может быть возрастающим по силе впечатления. Тогда это называется: преувеличение --- "спорить --- драться" или преуменьшение --- "бандиты --- сепаратисты --- патриоты". Одними из видов пояснения являются: сравнения (группы слов, вводимые словами "как", "как бы", "как будто", "как будто бы"), уподобления , вводимые словами "словно", "подобно", "будто бы". Сравнение и уподобление как приемы пояснения принято выделять в отдельные категории, потому что они являются конструкциями, специально отмечаемыми в стилистике и грамматике. Развертывание и связь доводов (помимо логических и образных построений, о чем речь была выше) с точки зрения риторического выражения разделяются на фонетико-грамматические, лексико-фразеологические, фонетико-лексические приемы. Фонетико-грамматические приемы состоят в: правильном порядке слов --- "лучше заплатить меньше, но вовремя"; инверсии --- "если нет зарплаты --- никаких посторонних плат"; анаколуфе --- редкий прием, обычно применяемый в стиховой речи для изображения волнения, --- "В море бросился он, в бурное". Фонетико-фразеологические приемы состоят в сочетании несходных по смыслу выражений, называемом силлепсис. Силлепсис бывает: синтаксический --- "Мы любим славу, да в бокале тонуть, разгульные умы." лексический --- "И звуков и смятенья полна". фразеологический --- "У кумушки глаза и зубы разгорелись". Фонетиколексические приемы состоят в подборе слов, звучание которых сходно, но трудно для произнесения. Поэтому оно выделяется в речи и запоминается. Так, например, выстроена скороговорка : "Сшит колпак не поколпаковски, надо колпак переколпаковать, перевыколпаковать". Чисто синтаксические фигуры характеризуются использованием вопросительной, восклицательной и повествовательной интонации в несобственном значении: Риторический вопрос: "Над кем смеетесь? Над собой смеетесь!" Риторическое восклицание : "Приступили к нему (Чичикову. --- Ю.Р.) со всех сторон и стали упрашивать убедительно остаться хоть на две недели в городе: "Нет, Павел Иванович! Как вы себе хотите, это выходит избу выхолаживать: на порог да и назад! Нет, вы проведите время с нами! Вот мы вас женим: Не правда ли, Иван Григорьевич, женим его?" Ирония: "Даже все сидельцы, обыкновенно в это время снявши шапки, с удовольствием посматривали друг на друга, как будто бы хотели сказать: "Алексей Иванович хороший человек! Словом, он успел приобрести совершенную народность, и мнение купцов было такое, что Алексей Иванович "хоть он и возьмет, но зато уж никак тебя не выдаст".


Посмотреть комментарии[1]
 Copyright © 2000-2015, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования