Rambler's Top100 Service
Поиск   
 
Обратите внимание!   Обратите внимание!
 
  Наука >> Филология | Книги
 Посмотреть комментарии[1]  Добавить новое сообщение
 

1.4. Законы речи и правила риторики

1.4.1. Индукция и дедукция в риторике

Античная риторика, гомилетика, рациональная риторика выводили свои положени из практики ораторского и проповеднического красноречия. Они представляли собой обобщение удачных приемов ведения убеждающей речи и обосновывались риторами эвристически.

Однако любое положение, закрепленное термином риторики, фактически скрывало две стороны: объективные законы реальности речи, с одной стороны, и правила удачного использования этих законов, с другой.

Риторика Аристотеля начинается от различения трех видов речей: показательной, судебной и совещательной [8, 24]. Это разделение дано эвристически: "есть такие виды речей". Но в этих начальных терминах скрыты, во-первых, категории этоса --- виды собраний, где может быть публична речь, вовторых, категории пафоса --- прославить или проклясть кого-либо и чтолибо, рассмотреть прошедшие и не видимые сейчас события, склонить или отклонить предлагаемые решения, и, в-третьих, категории логоса --- способы создания понятной и эстетически совершенной речи. Все эти категории: пафос, этос и логос --- объединяются в свою конфигурацию в данном высказывании.

Ораторская практика античности не могла дать ясного разделения законов и правил, так как и в народном суде, и в народном собрании употреблялись судительность и совещательность речи одновременно, нередко призывали богов в свидетели, хвалили и проклинали --- все в одном и том же высказывании. Современная ораторская практика, например, в суде также показывает, что судебный оратор хвалит закон и осуждает беззаконие, советует принять суду то или иное решение и разбирает дело, как говорят, по существу. Таким образом, строгое различение, проведенное Аристотелем, --- плод теоретической мысли, хотя и опирающейся на практические прецеденты ораторских удач и провалов. Таблица 1.9 обобщает теоретические идеи, лежащие в основании разделени видов речи.

Таблица 1.9

Из этой таблицы следует:

а) всякий вид речи есть закономерное единство этоса, пафоса и логоса, специфическое для данного вида речи;

б) все виды речи в категории логоса выделяют такой вид речевого смысла как отношение ко времени;

в) все виды речи в категории пафоса выделяют модальность --- отношение к действительности через действие: отсутствие действия, изучение результатов действия, намерение совершить действие;

г) все виды речей в категории этоса выделяют реальные и мыслимые поводы для создания аудитории в ораторской практике: объединение людей (торжественное собрание), установление справедливости в споре (суд), обеспечение будущей безопасности (народное собрание). Эти три повода создают общежительство. Поэтому, по Аристотелю, пределы государства --- речевая досягаемость (внутренние, а не внешние границы);

Аристотель как бы спрашивает себя и отвечает:

_ "Где границы государства?"

_ "Границы внутренние, общежительство".

_ "Что минимально необходимо для общежительства?"

_ "Объединение, справедливость, безопасность".

_ "Как можно достичь этих критериев общежительства в условиях политики?"

_ "Торжественными собраниями, народным судом, народным собранием".

_ "Как такие аудитории при целях объединения, справедливости, безопасности требуют самым простым и эффективным образом построить речь?"

_ "Говорить о будущем или прошлом или связи будущего и прошлого раздельно --- по видам речи, определенным аудиториями".

Это значит, что фактически разделение речей на виды есть результат дедукции, совершенный неявным образом, внешне как бы эвристически, но в самом деле путем умственного усмотрения.

Для того, чтобы совершить такое логическое движение, необходимо иметь исходные аксиоматические положения. Такими положениями у Аристотеля являютс связи: полития --- границы государства --- его цель --- средства:

1. Если средства --- речь, то границы государства определяются речевой досягаемостью.

2. Если средства государства --- речь, то нужны минимальные и достаточные виды собраний.

3. Если есть виды собраний, то каждому соответствует вид пафоса.

4. Если виды пафоса соединить, дать справедливость и безопасность, то минимальные средства логоса состоят в дифференцированном отношении к прошлому и будущему.

Эта дедуктивная цепочка фактически определяет разделение видов речей, а практика только дает подтверждающие примеры (в виде положительного или отрицатель ного опыта).

Но сама дедуктивная цепочка, изображение на схеме 1.18, построена по законам конструктивной логики.

Схема 1.18

1.4.2. Понятие законов речи

Как видим, структура суждений отразила закономерность социальной организации. Для того, чтобы государство достигло своей цели, нужен исходный материал --- дописьменная устная речь --- к которому предложен метод деления речи на виды. Благодаря этому каждый вид речи обретает правильное единство своих свойств: этоса, пафоса и логоса --- так получается государство, преследующее свои цели. Этим фактически обнаруживается объективный закон:

Речь обеспечивает государство и его цели путем разделения речи на три основных вида.

Этот закон проявляется в том, что если бы не было речи, то не могло бы быть государства, и если бы публичная речь не делилась на виды, то невозможно было бы реализовать цели государства. В этом основном законе присутствуют и дополнительные законы:

Всякий вид ораторской речи представляет собой единство этоса, пафоса и логоса.

Всякий вид ораторской речи имеет свое отношение к действительности и времени.

Первый закон речи устанавливает связь между общежительством и речью. Второй и третий законы устанавливают законы различения речи и смысла речей. Поэтому первый закон может быть назван законом общежительства ; второй --- законом цельности внешнего и внутреннего содержания ; третий --- законом смыслового ограничения речи. Эти три закона должны быть названы законами Аристотеля по их фактическому автору. Аристотелю удалось открыть основные объективные законы речи.

1.4.3. Законы речи и правила риторики

Объективные законы речи далее у Аристотеля подкрепляются правилами. Правила --- это рекомендации для ораторской практики, не входящие в противоречие с законами речи. Например, если лицо, говорящее показательную речь, не соединяет данные и смыслы о прошлом с данными и смыслами на будущее, то показательная речь не будет иметь успеха. Если лицо, говорящее совещательную речь, начнет вносить в свою речь разбор событий, имевших место в прошлом, то совещательная речь может не состояться. Если лицо, говорящее судебную речь, будет много рассуждать о будущем, то смысл прошедших событий не будет обследован и обнаружен.

Правила указывают на возможные ошибки оратора: так, при произнесении тостов ограничиться благопожеланием --- значит не развить мысль, не дать обоснование, принизить силу благопожелания; если при разборе того, как надо предотвратить неприятности, станут говорить о прошлом, то выйдет, что кого-то надо осудить, кого-то оправдать, но не будут приняты меры к предотвращению грозящих неприятностей; если сторона в суде будет советовать, что следует сделать на будущее, то проиграет процесс, так как не даст анализа событиям, имевшим место в прошлом.

Эти правила риторики могут быть подкреплены множеством случаев удачной и неудачной ораторской практики. Поскольку же оратор никогда не имеет абсолютной удачи и не терпит абсолютной неудачи, то реальная ораторская практика и ее негативные и позитивные моменты смешаны. Удача всегда имеет обратной стороной неудачу или включает в себя частично неудачу, подобно всякому поступку, содержащему в себе и доброе и лукавое. Соблюдение правил, основанных на законах, делает речь менее погрешной . В этом практический смысл риторических правил.

1.4.4. Генерализация законов речи Аристотеля

Законы речи Аристотеля имеют фундаментальное значение для учения о речи. Законы Аристотеля построены для частного случая речи --- ораторской речи. Но уже во времена Аристотеля существовали другие виды речи, которые не могут быть названы ораторикой. Это домашняя, бытовая речь, философская диалектика, учебная речь, документ, личное письмо, ученый трактат, поэтическое сочинение, театр.

Эти виды речи не вошли в трактат "Риторика", но легко видеть, что эти виды речи подчиняются сходным закономерностям.

Бытовая речь существовала в семейном и соседском окружении; философска речь совершалась на условии искания истины между образованными людьми; речь учебная совершалась педагогами и имела своим условием передачу опыта поколений в гимнастике и мусике; документы писались на основе устных договоров, в них определялась ответственность сторон за соблюдение договора; личные письма предполагали общение на расстоянии через посыльных и потому были по смыслу таким аналогом бытовой речи, при котором отсутствует бытовой контекст, а есть только контекст письменный и литературный; ученые трактаты переписывались, рассылались и хранились в личных или публичных библиотеках и, будучи обращенными к ученым людям, предполагали соблюдение в письменном монологе правил формирования смысла философского диалога; поэзия --- сочинения и театр --- предполагали мимесис, широкую аудиторию зрителей и слушателей.

Все эти виды речи не относились к государству. Они имели свои цели, материал, методы, средства и результаты, которые составляли негосударственную жизнь людей: семью, школу, ученость, деловые отношения (производственные и коммерческие), развлечения. Все это составляло жизнь людей вне государства и его интересов и интересов людей к государству. Каждый из видов речей служил общественной структуре и формировал ее.

Поэтому законы Аристотеля могли быть сформулированы и в общем виде:

Речь обеспечивает общественную структуру путем разделения на виды.

Всякий вид речи представляет собой единство этоса, пафоса и логоса.

Всякий вид речи имеет свое отношение к действительности --- модальность и время.

Так, дописьменная устная речь делится на виды: диалог по предметам общежития, молву и фольклор. С точки зрения этоса они различаются тем, что в диалоге по предметам общежити смена реплик не регулируется, в молве передать сообщение одному человеку можно только один раз, а в фольклоре слушающий обязан принять одно и то же сообщение бесконечное количество раз. Соответственно с точки пафоса диалог по предметам общежития завершается действием, молва информирует и не обязательно приводит к действию, а фольклор должен содержать обязательные нормы жизни. Отсюда диалог --- действенная речь, предметы в нем именуютс прямо; молва --- информирующая речь, в ней сообщаются сведения о событиях прошлых или наступающих; фольклор содержит нормы культуры.

Письменная речь делится на письма, документы и литературу, а литература делится на ученую, историческую и художественную, художественная, в свою очередь, делится на драму, эпос и лирику.

Контакты устной и письменной речи выражаются в том, что образуется устно-письменна литературная речь, содержащая диалектику, учебную речь и сценическую речь. Каждый вид речи обладает своими свойствами этоса, пафоса и логоса.

Законы Аристотеля в расширительном толковании оказываются справедливыми и для неораторской речи в любых ее разновидностях.

1.4.5. Генерализованные законы речи
и общественно-речевая практика

Делимость речи на виды и разновидности обеспечивает развитие и существование общественных структур. На схеме 1.19 показано, что дописьменная речь обеспечивает существование общежительства, отношения соседства и родства.

Письменная речь делится на документы, письма и литературу. С точки зрени этоса документы обязательны к исполнению, их получение контролируется. Они обязательны к приему, письма можно принимать или не принимать, действия по их содержанию не обязательны, литература с точки зрения этоса предполагает свободу выбора сочинения читателем. Это значит, что получатель текста сам контролирует выбор текста для прочтения.

Схема 1.19

Соответственно распределяются пафос и логос. В письмах следует писать об интересующей стороне дела и не быть назойливым в просьбах, в документах надо писать так, чтобы действие по ним обязательно наступило, а в литературе важно вызвать интерес (познавательный или развлекательный). С точки зрени логоса, письма --- как бы аналог монолога в бытовом диалоге, документы содержат договор или подготовку договора, а в литературе должна быть строгость композиции и стиля, обеспечивающая ее чтение и понимание независимо от места и времени. На схеме 1.20 показано, как соответственно этому складывает ся социальная роль письменной речи --- объединение и обслуживание образованных людей в отличие от необразованных.

Схема 1.20

Устно-письменная литературная речь делится на диалектику, учебную речь и художественную речь. По признаку этоса диалектика --- совместное искание истины, учебная речь --- научение, художественна речь --- развлечение. По признаку пафоса диалектика --- доказательства и опровержения, учебная речь принудить ученика овладеть письменной культурой, художественная речь развить воображение. По признаку логоса диалектика обеспечивается формами силлогистики (и вместе с формами эристики и софистики, которые осознаются и отрицаются, т. е. происходит смысловой разбор форм речи); учебная речь по признаку логоса должна выполнять требования методики: от простого к сложному во временной дозировке; художественная речь по признаку логоса --- выразить переживание автора и заразить этим переживанием аудиторию. Отсюда устно-письменная речь обеспечивает контакт между образованными и необразованными людьми и служит развитию образованности путем приобщения людей к письменной речи, именно тех людей, которые уже овладели устной речью. Таким образом, как показано на схеме 1.21, устно-письменная литературная речь формирует сферу образования.

Схема 1.21

1.4.6. Закон связи речи и общества

Приведенные примеры позволяют сформулировать следующий закон:

Становление, развитие и существование любой общественной структуры обеспечивается становлением, развитием и существованием определенных видов речи, и наоборот.

Это можно назвать законом связи речи и общества.

Прочность этого закона подтверждается эмпирически невозможностью указать на исключения. С другой стороны, любые отступления от этого закона предполагают создание такой общественной ситуации, когда новые социальные структуры не могут существовать.

Приведем примеры:

1. Возникновение неформальных социальных групп, претендующих на образование нового стиля и его распространение на все общество или его часть, обычно сопровождается созданием жаргона ("язык лабухов", "язык митьков", воровские жаргоны и т.п.). Жаргон держится как показатель социальной группы до той поры, пока он не переходит в другую социальную среду. Если жаргон переходит в другую социальную среду, неформальная группа с ее обычаями и установлениями распадается.

2. Цивилизации, возникнув на основе письменной речи, располагают письмами, документами и литературой. Так, древнеегипетская цивилизация, цивилизаци Шумера, Вавилона и т. п. обладали этими видами письменной речи. Независимо от разных причин, приведших к прекращению тех или иных цивилизаций, их письменные тексты вышли из употребления. Можно утверждать и обратное: цивилизации прекратили свое существование потому, что их письменные тексты вышли из употребления и лишь потом были дешифрованы с научными целями много веков спустя.

3. Изменение системы образования от средневекового тривиума и квадривиума на поурочно-предметную Яна Каменского изменяет систему физической культуры, организации так называемой новой науки и связано с созданием нового искусства (послевозрожденческого). Справедли во и обратное утверждение: поурочно-предметная система образования возникает благодаря "новой науке", послевозрожденческому искусству и введению физической культуры в систему общего поурочно-предметного образования.

1.4.7. Фактура речи и структура речи

Обращаясь к античной практике, замечаем, что помимо государственной и правовой ораторской речи, для которой написан трактат "Риторика" Аристотеля, система речи как целое имела следующую структуру:

Как показано на схеме 1.22, эта система речи есть совмещение в одной синхронии исторически двух этапов развития речи: дописьменного и письменного (стр 106).

Схема 1.22

Понятие фактуры речи заимствуется в риторику из общей филологии. В общей филологии фактурой речи называют материал речи, обработанный орудиями речи для создания языковых знаков. В устной речи фактурой речи являются колебани воздуха, созданные аппаратом артикуляции с целью образования членораздельной и осмысленной речи. В письменной речи фактурой речи являются материалы письма, обработанные орудиями письма для создания языковых письменных текстов.

Фактуры устной и письменной речи разноприродны как с точки зрения физически определяемой, внешней стороны: колебания воздуха или письменные знаки, так и с точки зрения психофизических действий человека. В письменной речи, в отличие от устной, органами речи являются не органы артикуляции --- части аппарата дыхания и пищеварения и слух, а глаз и рука, создающие и прочитывающие письменный текст и письменные знаки. Между устной и письменной речью образуется средостение --- устная или устно-письменная литературная речь. В устном варианте это нормированное литературное произношение, а в устно-письменном варианте это конспекты или предварительный письменный текст, который воспроизводится устно, или протокол, или стенограмма, запись произнесенной речи.

История речевой деятельности позволяет зафиксировать законы преемственности риторики:

Введение в систему речи новой фактуры речи предполагает создание новых видов речи, каждый из которых обладает своим этосом, пафосом и логосом.

Введение в систему речи новой фактуры речи не уничтожает старой фактуры речи, но развивает ее, образует в старой фактуре речи новые виды речи, каждый со своим этосом, пафосом и логосом.

Введение в систему речи новой фактуры речи обязательно сопровождается установлением преемственности между языковыми знаками разных фактур речи.

Фактура письменной речи, как видим, породила три новых вида собственно письменной речи: письма, документы, литературу. Вместе с тем, письменная речь не уничтожила ни бытовых диалогов, ни молвы, ни фольклора, сохранив эти виды речи. Письменная речь образовала новые виды устной речи: ораторику, гомилетику и сценическую речь. Каждый новый вид речи образовал свои разновидности: ораторика --- показательную, судебную и совещательную речь, гомилетика --- диалектику, учебную речь и проповедь, сценическая речь --- эпос, лирику и драму. Новая фактура письменной речи через алфавит и систему письма поставила в связь устную и письменную речь в пределах одного литературного языка. Но, кроме того, в письменную речь вошли записи фольклора и мифологии, а в устную --- виды письменной и устно-письменной речи. Таким образом, не только на уровне системы языка, но и на уровне текстов формируется согласование устной и письменной речи.

1.4.8. Развитие фактуры речи и развитие
общества

Соединяя закон фактуры речи и закон связи речи и общества, можно получить вывод о том, что развитие структуры общества зависит от развития фактуры речи:

Введение в оборот речи новой фактуры речи создает возможность создания новых структур в обществе, и потребность общества в новых структурах может быть реализована только введением новых фактур речи.

Этот вывод подтверждается историей риторики. Создание миссионерских религий строится на проповеди, а проповедь есть вид речи, возникающий из связи устной и письменной речи. Создание государства связано с письменной речью, когда складывается возможность создавать документы и общаться письмами, преодолевающими расстояние и время, расширяющими круг общения со временем и на расстоянии. Создание религии (как немиссионерской, так и миссионерской) и учености связано с созданием литературы и другие подобные примеры.

Осознание связи развития структуры общества в связи с развитием фактуры речи привело риторику ХХв. к новым риторическим дисциплинам: контент-анализу, теории коммуникаций, риторической этике, теории речи> speech science и т.п. Появление контент-анализа как статистического метода прочтения и статистического анализа текста связано с тем, что массовая пресса и, шире, массовая информаци делают невозможным прочтение или выслушивание всего массива текстов. Получатель текстов может освоить текст массовой информации только по фрагментам. Вместе с тем, он заинтересован в том, чтобы воспринимать содержание массовой информации как целого текста. Единственным способом решить это противоречие является статистическое представление содержания текста. Статистическое представление содержания текста значимо не только для получателя текста, но и для создателя текста. Создатель текста массовой информации с помощью контент-анализа сам получает итоговое представление о содержании своего текста в ряду других подобных (например, одна газета в отношении к другой), степени влиятельности и характера влияния своего текста.

Таким образом, контент-анализ как частная риторическая дисциплина становится посредником между создателем текста и получателем, посредником, объясняющим их отношения по смыслу. Контент-анализ выполняет функцию обратной связи в том виде словесности, в котором эта связь не может быть образована непосредственно. Печатный текст, имеющий большой тираж, не может обеспечить обратную связь между создателем и получателем текста, так как получатель текста не имеет в своем распоряжении техники, создающей тиражный текст массового применения. Поэтому он может ответить создателю текста, а точнее одному из его представителей, только письмом или устно и этот ответ не может быть ответом на целый текст повременного издания, а только на его фрагмент. Поэтому текст массовой информации течет в одну сторону: от создателя к получателю. Этим нарушается принцип возвратности, диалогичности речевой деятельности, лежащий в основании категорий этоса, пафоса и логоса.

Компенсирует эту возвратность контент-анализ, который дает статистическое обобщение содержания постоянно текущего массового текста. Этим образуется обратная связь между создателем и получателем текста и таким образом восстанавливаются основные категории риторики, а вместе с ними и система управления обществом в сфере рекомендуемых массовых действий и настроений большого количества людей. Контент-анализ, возникнув из нужд массового управления, с помощью массовой коммуникации может применяться к широкому анализу мыслей и чувств массовой аудитории в социологических исследованиях и для анализа содержания текстов текущей книжной продукции, больших массивов документов, телефонных разговоров и устной речи в бытовой и ораторской практике. Обследование этих видов речи позволяет ориентировать содержание и идейную направленность текстов массовой информации или ее отдельных материалов. В этом случае имитируется принципиальная диалогичность устной речи.

Контент-анализ полностью оправдал себя на фоне тех ареалов массовой информации, где он не применялся, т. е. в Италии, Германии, СССР, Китае и ряде других стран, где временно возобладал так называемый тоталитарный режим. Этот режим привел к большим неприятностям для тех, кто его создал, не посчитавшись с законами речи и нарушив своими действиями основные категории риторики. Наоборот, там, где обратные связи массовой информации оказались компенсированы тем или иным образом, особенно посредством контент-анализа, тоталитарный режим не имел базы для возникновения.

Развитие учения о речи (speech theory) в США создало основание для подъема речи в тех видах словесности, которые возникли раньше (устная деловая речь, документы, письма, книжная литература). Это обеспечило активизацию частной жизни и коммерческой деятельности путем интенсификации речевого обмена и совершенствования его качества --- компрессию информации, содержащейся в нем.

Интенсификация речевого обмена была стимулирова на учением о речевой этике (риторической этике), которая требовала от каждого владеющего литературным языком активности в речевых действиях. Развитие теории коммуникаций (communication theory) на базе психологических и социологических исследований позволило установить факторы, обеспечивающие действенность отдельной речи: материала внутри выпуска массовой информации, рекламы, документов, содержащих оферты и другую информацию. Теория коммуникаций рассматривает действия получателя речи и, таким образом, создатель речи, ориентируясь на факторы восприятия речи, корректирует уместность и действенность своей речи, обеспечивая ей успех.

1.4.9. Общественное управление речью

Все эти новейшие учения о речи (соединенные и развитые в Японии в одно целое под названием "языковое существование") показывают направленность правил речи, сложившихся в условиях создания нового вида речи --- массовой информации. К этим правилам относятся:

обеспечение обратной связи, диалогичности общения в условиях, когда фактура массовой информации предполагает речь, текущую только в одну сторону (от создателя речи к получателю);

обеспечение обратной связи через контент-анализ и теорию коммуникаций служит для того, чтобы можно было реализовать категории этоса, пафоса и логоса.

Когда вводится новая фактура речи, формируются новые виды речи и отвечающие им социальные структуры, для правильного развития жизни общества должны быть сохранены категории этоса, пафоса и логоса, иначе сложатся нездоровые явления в жизни общества.

При введении новой фактуры речи и отвечающих ей новых видов речи для правильного развития речи и общества должны быть обеспечены развитие и смысловая трансформация тех видов речи, которые сложились до того, как была введена новая фактура речи.

В начале ХХ в. и позднее с появлением и развитием массовой информации, т. е. кино, радио, затем телевидения и массовой периодической прессы заново встала проблема авторского права и цензурных ограничений. Потребовалось, например, соотнести авторское право на роман с кинопроизведением, содержащим экранизацию этого романа или авторское право на роман с использованием словесного материала романа при радиопостановках. Сложности возникали и при воспроизведении песен, принадлежащих определенному автору в ситуации их граммофонной или иной записи и при их "живом" вопроизведении разными исполнителями для разных аудиторий, использованием их в кино или на радио и другие подобные проблемы.

Эти проблемы потребовали нового законотворчества в области авторского права. Оно было пересмотрено и соответственно усовершенствовано. Изменилась и структура цензурных установлений в смысле ответственности за нарушение цензурных правил и интерпретации их содержания.

Это юридическое усовершенствование развили в США, а затем и в других странах права copyright и структуру реализации цензурных запрещений. Все эти действия были связаны с потребностью сохранить в области этоса и, следовательно, пафоса и логоса содержательную преемственность нового вида речи --- массовой информации --- по отношению к имевшимся до этого видам речи.

Так было реализовано еще одно правило:

Необходимо выдержать смысловую преемственность между новым видом речи и имеющимися ранее видами.

Как видим, правила а, б, в возникли в связи с появлением новой фактуры речи --- массовой информации и, соответственно, правила а, б, в оформили фактурный закон риторики в виде законодательных установлений, научных разработок и практических действий. Новые правила (а, б, в) создали в США ситуации правильного речевого поведения в обществе и тем гарантировали приток населени и социально-экономическое развитие.

1.4.10. Принцип развития речи

Все перечисленные законы риторики фактически строятся на том, что речь развивается в своей фактуре, форме и содержании. Развитие речи с точки зрения этих законов и отвечающих им правил (например, а, б, в) дается как данность: речь не может не развиваться. Однако это утверждение можно лишь логически вывести из законов и правил.

Фольклор любого народа отводит значительное место правилам ведения речи. Начало этих правил относится к установлению порядка ведения речи. Этот порядок включает в себя старшинство как принцип преимущественного права на речь. Старшие разрешают говорить младшим, но сами не спрашивают у младших разрешения на речь. Принцип преимущественного права на речь у старших представлен в любом фольклоре. Этот принцип отводит старшим право и обязанность распоряжаться речью.

Распоряжение речью --- компетенция старших --- предполагает определенные нормы смены реплик.

Первой такой нормой является преимущество речи перед всеми другими действиями. Если кто-то обращается к кому-либо с речью, то адресат должен приостановить любые занятия: труд, развлечение, занятие искусством, игру, обряд и т.д. и выслушать речь. При этом слушающий должен, если он вежлив, принять соответствующую позу, которая поощрит говорящего продолжить речь, и жестом, мимикой и голосом побуждать говорящего к тому, чтобы он продолжал говорить. Это Правило предпочтени речи любому действию.

Если говорящий в момент своей речи вопреки правилу предпочтения речи действию был перебит другой речью, он должен остановиться и выслушать обращенную к нему речь. Это Правило предпочтения слушания говорению. Правила предпочтени речи другому действию и предпочтения слушания связаны с правилами ведени диалога (букв. "черезсловия"). По этим правилам на всякий обращенный к человеку вопрос должен быть дан ответ. Ответ может быть дан словом или действием, отвечающим на вопрос предметно. Например, на вопрос о дороге, можно показать рукой, по какой дороге идти спросившему.

Если речь содержит повеление или просьбу, то следует исполнить повеление или просьбу, или ответить, почему эта просьба не может быть выполнена.

Если речь содержит повествование (не вопрос и не повеление), то на него следует ответить повествованием, но можно задать вопрос или высказать просьбу, т. е. ответить речью на речь.

Из приведенной ниже таблицы 1.10 видно, что вопрос и повеление (или просьба) предполагают ответы как действием, так и речью, но не предполагают ответа умолчанием. Повествование не предполагает ответа действием (ответ действием возможен тогда, когда повествование реально представляет собой не повествование, а вопрос или просьбу и так истолковано слушающим), но может иметь ответом умолчание, которое заключает в себе мысль, т. е. потенцию к речи или действию.

Таблица 1.10

Это значит, что все виды реплик в диалоге переходят в речь, часть из них омертвляет речь, переходя в действие, другая часть переходит в мысль, содержащую в себе потенцию и действия и речи. Это значит, что речь в любом случае управляет действием и приводит к мысли.

Отсюда фольклорные тексты ставят мысль в положение источника действия и источника речи, но, как показано на схеме 1.23, источником мысли, в свою очередь, является речь.

Схема 1.23

Таким образом, правила смены реплик в диалоге предполагают, что речь должна быть источником развития, ей предписана правилами ведения диалога эта роль. Поэтому тезис речь не может не развиваться получает оправдание в виде правил диалога. По этим правилам диалогическое развитие речевого общения должно быть источником развития деятельности.

1.4.11. Эффективность речи

Однако

Таблица 1.11

Различение новизны, уместности и правильности по сути дела предполагают отношение к этосу (ограничение аудитории), отношение к логосу (возможность словесной коммуникации) и отношение к пафосу (соотношение нового и данного). Эти отношения проиллюстрированы в таблице 1.11, доказывая, что сочетание новизны, правильности и уместности --- основа эффективности речи и действия. Это значит, что к тезису речь не может не развиваться надо добавить тезис развитие речи и действия зависит от эффективности речи и, следовательно, от того, насколько правила речи содействуют реализации категорий этоса, пафоса и логоса.

1.4.12. Общество, государство, организация речи. Гласность

Речь и ее законы и правила связаны с общежительством. Роль организатора общежительства со времени античности, т. е. с момента становления государства, греческой политии или восточной монархии берет на себя государство. Государство прежде всего определяет право голоса, т. е. круг лиц, которые имеют право своей речью влиять на государственные дела. В греческой политии это право принадлежало свободным гражданам. Понятие "свободный" было противопоставлено понятию "раб", который был говорящим орудием. Рабы выполняли работу любую, в том числе и ученую, и педагогическую, но они не имели права голоса. Греческие города располагались так, что они были окружены негреческим населением. Это население было источником рабов. Поэтому свобода была свободой слова и противопоставлялась рабству --- утрате свободы слова.

Свобода, о которой говорили и говорят политики и ученые, предполагает всегда право голоса одних и рабство других, иначе это слово --- свобода для всех --- бессмысленно. Это хорошо видно на суровых законах Ликурга, по которым спартиаты должны были жить свободными, постоянно совершая набеги на негородское население, грабя и убивая.

Христианская проповедь отменяет этот варварский образ жизни, предполагая право речи каждого. Этический строй мысли изменяется, и слово "свобода" в своем классическом смысле утрачивается. Свобода совести предполагает только личную ответственность за последствия помышления и поступка и проверку своих помыслов и действий на их соответствие нормам духовной морали. Тесная связь демократии и рабства и их противопоставление снимается совестью. Но монархический строй общества все равно, наделяя всех правом голоса, предполагает речевое неравенство, неравенство реальных возможностей влиять на общественную жизнь своей речью. Монархия тем не менее расширяет юридически право голоса, наделяя им, как юридической нормой, каждого.

Новая демократия конца XVIII в. во Франции и США в отношении свободы слова и права голоса вела себя по-разному. В США был сохранен институт рабства, во Франции были уничтожены сословные привилегии на речевую свободу. Церковь как институт гомилетики подвергалась запретам, а сословные права дворянства --- ограничению или уничтожению. Если революция в США возвращалась к греческому полису, то французская революция --- к общинным фольклорным правилам наделения правом голоса всех взрослых. Все это происходило в условиях развитого книгопечатания.

Социалистические революции ХХ века в России, восточной Европе и Китае монополизируют средства книгопечатания и средства массовой информации, делают их собственностью государства и на этом условии наделяют правом устного выступления и письменного обращения каждого. В других странах происходит тот же процесс, но с той разницей, что средства книгопечатания и средства массовой информации становятся предметом государственно -частного монопольного владения.

Таким образом, история права голоса говорит о том, что государство распоряжается этим основным правом на возможность осуществить речь.

Соответственно этому государство устанавливает законы и правила ведения речи. Поскольку законодательство есть особого рода искусство, в разное время, в разных странах это законодательство получало разные формы. Эти формы как правила речи то в большей, то в меньшей мере соответствовали основным категориям речи: этосу, пафосу и логосу. Соответственно изменялась жизнь подданных и граждан государств. Общество модифицировалось, подчиняясь этим законам и своим культурным традициям.

Развитие письменного языка требовало выделения образования в особую специализированную деятельность. Образование сообразовалось с потребностями меняющегося общества, правилами речи и ее законами и интересами государства. Схема 1.24 иллюстрирует эти отношения.

Схема 1.24

Таким образом, реализация категорий речи (этос, пафос, логос) есть сложный комплекс различных по своему содержанию влияний на реализацию этих категорий. Если эти влияния позитивны, то развитие идет благополучно; если негативны, то развитие стагнируется, а люди испытывают дискомфорт, так как страдают новизна, уместность и правильность речи. Этот дискомфорт не только результирует в настроение людей, но также порождает демографические, социальные, экономические и экологические трудности.

Развитие компьютерных технологий изменяет статус речевых отношений, поскольку речь получает новую фактуру с новыми свойствами дальности и быстроты коммуникаций и мультимедиа. По закону фактуры речи (4) предполагается образование новых видов речи и новых социальных структур, отвечающих этим видам речи (2 --- закон связи речи и общества). Пока компьютерная речь реализует только фактурные законы преемственности (3.1; 3.2; 3.3). Так речь записывается и воспроизводится с помощью компьютеров, речевая и другая информация концентрируется в системах информационного поиска (ИПС), ведется автоматизированный перевод (МП), осуществляется автоматизация управления (АСУ). Эти основные системы дополняются моделирующими системами, позволяющими делать прогноз о поведении объектов, игровыми системами, обучающими системами, системами искусств (музыкального, изобразительного и компьютерной анимации), системами автоматизированного проектирования (САПР).

Все эти системы воспроизводят часть функций существующих семиотических систем, кроме танца и обряда --- систем, связанных с воспитанием.

Возможно появление каких-то новых систем, которые в принципе не воспроизводят функций до сих пор известных семиотических систем. Однако таких систем пока нет.

Особенностью существующих информационных систем является особая связь между словом и другими видами семиозиса. Эта связь состоит в том, что семантические потенции слова специализируются и углубляются так же, как специализируется и углубляется семантический потенциал изображений всех видов и звучащих знаков музыки и речи. Так складывается новая область знаковой семантики.

Информационные системы создаются организациями, специализирующимися на информационных продуктах. Эти организации ведут свою деятельность на коммерческих началах и в условиях конкуренции. Создание и использование этих систем складывается как всеобщее (для общего пользования) и специализированное. Последнее имеет информацию большой ценности, а первое располагает обширной информацией малой ценности, но отличается от СМИ, частично обладающей культурной значимостью.

Возрастают погоня за ценной информацией, развитие криптографии и дешифровки.

Пользователь информационных систем может вступить с ними и в денежную, и в информационную связь путем абонирования в информационной системе или иного выбора культурно-значимой и текущей информации.

Сами информационные системы фактически отрицают секретность частной жизни человека, так как его денежные траты, его состояние здоровья, служебное положение, образовательный статус, контакты с правоохранитель ными органами, органами страхования, земельными органами и т. п. фиксируются информационными системами, делают его освещенным со всех сторон, его частная жизнь фактически не безопасна с точки зрения секретнос ти физической жизни и духовных помышлений.

Быстрота и глобальность средств связи могут быстро локализовать человека в его действиях и помышлениях. Это состояние рождает по меньшей мере следующие проблемы:

1. Деление людей по уровню и характеру семантических операций и создание новых общественных классов по уровню и характеру усваиваемой для оперировани информацией (старая проблема античной политии: деление на рабов и свободных, но не в смысле свободы слова, а в смысле глубины понимания).

2. Конкуренция в области секретной информации в информационных системах необщего пользования порождает в этом классе пользователей своеобразный информационный аристократизм и одновременно внутригрупповую борьбу.

3. Информация в системах общего пользования становится столь объемной, что неизвестно как ею пользоваться, с одной стороны, а с другой, она настолько тривиальна, что не позволяет принимать значимые решения. Одновременно человек "освещен", находится "под колпаком" информационных систем, над ним может быть осуществлен любой диктат.

Эти проблемы формируют новый информационный кризис общества. Отсюда необходимость в новой серии правил риторики, разрешающих этот кризис и отвечающих общим объективным законам речи.


Посмотреть комментарии[1]

 Copyright © 2000-2013, РОО "Мир Науки и Культуры". ISSN 1684-9876 Rambler's Top100 Яндекс цитирования